Создаем и комментируем темы и сообщения, связанные с медицинской тематикой.
Ответить
Профессор
Участник
Баланс:1519
 
Сообщения: 100
Регистрация: 26.10.2019

Беседы про коронавирус с Игорем Гундаровым

Профессор » 30.11.2020 10:22

+
5
-
Интервью «БИЗНЕС Online» доктора медицинских наук, профессора Игоря Гундарова.
Подобный доклад Игорь Алексеевич недавно делал на нашем семинаре.

Изображение


— Почему в разных и по климату, и по менталитету населения, и по соблюдению санитарно-гигиенических и карантинных мер странах, как Израиль (где жарко сейчас), Индия, США и Франция (где тепло), Великобритания и Россия (где прохладно), практически одновременно начало расти число заболевших COVID-19?

— Совсем недавно я предсказал, что в сентябре – октябре будет первая волна подъема заболеваемости. Первая в рамках того цикла, если считать новый год от июля. И все случится так, как было тысячу лет назад, как происходит сейчас и будет тысячу лет после нас: конец сентября — начало подъема заболеваемости. По всем странам Европы, Северной Америки, возможно, и Африки, но там это хуже отслеживается. Такой массовый подъем заболеваемости по самым разным странам опровергает теорию нулевого пациента, которая сейчас господствует. Я сейчас как раз готовлю статью, которая называется так: «Эпидемиологическая нищета вирусологии». Современная вирусология уткнулась в гены, но дальше них ничего не видит. Она не видит, что эти вирусы живут определенными группами, «племенами», взаимодействуют с человеком, с космическими геомагнитными волнами, и только с точки зрения такого широкого, советского мировоззренческого учения можно понять, что происходит. А происходит банальная циклическая вспышка практически по всем странам, потому что Земля попала в какую-то цикличную геомагнитную волну. Тогда все понятно, все объяснимо. Нет никакого нулевого пациента. Но у них продолжает господствовать теория, что в конце декабря какой-то китаец пошел на рынок, съел какую-то не ту рыбу или летучую мышь, заразился и от него пошла волна по всему миру, которая будет длиться, возможно, один год, а может, и четыре. Но так несерьезно полагать, что от одного заболевшего заразился весь мир. И вот мы сейчас видим, что одновременно вспышки пошли по всему миру. То есть не от человека к человеку, да еще при карантине, когда все были изолированы. А вспышки пошли независимо от того, были закрыты люди, не были, в бункерах сидели, в лесу прятались. Тот, кто хранит картошку на зиму, знает, что весной независимо от региона и места хранения картошка начинает прорастать. Действуют какие-то биологические часы.

— Вы говорили, что «мы сейчас все заражены коронавирусом, вернее, являемся здоровыми вирусоносителями». Получается, вирусные часы дали команду, и из популяции здоровых вирусоносителей начала выделяться популяция больных?

— Да, и у вирусов включились биологические часы, и мы уже видим подтверждение той гипотезы, а теперь она уже теория, о которой мы говорили прошлый раз.

— Если это какой-то глобальный цикл и биологические часы активизировали «вирусную бомбу» по всему миру, то почему же в Китае, первым принявшем на себя удар пандемии, тишина? Нет этого взрывного роста, новые случаи заболевания исчисляются десятками, причем практически все — «завозное» инфицирование. В Корее, Вьетнаме, Малайзии тоже самое. Почему, откуда такое благополучие?

— Для того чтобы ответить на ваш вопрос, нужно точно знать, а там проводят такие же массовые тестирования, как в США или у нас? В той же Малайзии делают или нет? Почему? Потому что, если бы сейчас не проводили тестирования, мы бы жили совершенно спокойно, и никто бы не знал, что у нас эта вспышка. Потому что в рамках той цикличности, поднимается активность не только коронавируса. В чем прелесть нашего открытия — это выявление «железных» закономерностей глобального воздействия на всю биоту. Что такое биота? Это совокупность микроорганизмов, живущих в человеческой популяции. И вот в такие переломные моменты года повышается активность не только коронавирусов, а вирусов гриппа А и В, стрептококков, стафилококков, пневмовируса, риновируса, одновременно идет активация всех микроорганизмов. Это не только SARS-CoV-2.

— Да, шизофрения тоже осенью и весной обостряется, хотя она вроде бы не вирусная.

— Вот в рамках нашего открытия, которое, если бы не этот коронавирус, мы бы не оформили, существует три точки через каждые три месяца. Но тогда должна быть и четвертая? И вот я смотрю, она попадает на июнь, а там волна с минусом. В июне самая низкая смертность. И вот тогда мы обнаружили абсолютно точно воспроизводимые день в день четыре волны — три с плюсом, одна с минусом. Потом заинтересовались: а как другие болезни себя ведут? И вы совершенно правильно отметили: взлетают не только вирусные заболевания. Поднимаются инфаркты, инсульты, общая смерть. Общая смерть подчиняется данным циклам. А это уже что-то глобальное. Как подобное объяснить? На первый взгляд, это настолько необычно, в такое настолько трудно поверить, но совершенно элементарно перепроверить. Берите статистику помесячной смертности, и вы увидите то же самое. Я посмотрел по Москве статистику ритуальной службы, сколько гробов они закопали в тот или иной месяц, и что вы думаете? Те же самые волны. Потому вывод абсолютно беспрекословный: все эти волны связаны с геокосмической, геомагнитной активностью планеты, которая попадает в какие-то циклы влияния Солнца и других планет. Данные волны воздействуют не только на микроорганизмы, но и на внутренние резервы человеческого организма. Либо подавляя иммунную систему, либо, наоборот, стимулируя в летние месяцы.

— Вы начали говорить про тесты. Они у каждой страны свои или есть какие-то общие стандарты? И что, собственно, они показывают: конкретно что человек — носитель COVID-19 (живого или мертвого), что у него вообще есть какие-то вирусы, что он болен и опасен для окружающих, что именно? В получившем большой резонанс обращении якобы от бельгийских врачей вообще пишут, что создатель теста, который у них применяется, предупредил, что он предназначен для исследования, а не для диагностики. У нас, случаем, не то же самое?

— Я читал это письмо бельгийских врачей. Они совершенно правильно говорят. Но в данном случае я не хотел бы терять приоритет российских медиков. Мы первыми начали утверждать, что это псевдопандемия и что никакой пандемии нет. Мы стали об этом говорить где-то в конце января – начале февраля. То есть волна спасительного антипсихоза пошла от нас. Теперь о тестах. Действительно, разнобой в них колоссальный. Я требовал и требую: создайте центр стандартизации и контроля качества тестирования, чтобы можно было сказать, что эти тесты одинаковые, а эти нет, насколько они специфичные. Если говорить о так называемом ПЦР-тесте, то он выявляет «осколки» коронавируса в организме. Но они появляются и при других заболеваниях и состояниях. И вот один из глав небольших государств закупил такие тесты и стал проверять, подкладывая туда оливковое масло, куриные окорочка, еще какие-то продукты, и тесты давали положительный результат на COVID-19. Таким образом, правильно было сказано, что такие тесты не годятся для диагностики у каждого человека, есть у него коронавирус или нет! Это было создано для эпидемиологического мониторинга в научно-исследовательских целях в целом по стране. Там плюс-минус «лапоть» вполне пригодно. А использовать его для диагностики и на таком основании изолировать людей абсолютно безграмотно.

— Судя по реакции властей разных стран, включая нашу, борьба с вирусом пойдет в том же ключе, как во время первой волны. Опять те же карантинные меры, маски, дезинфекции всего и вся, пенсионеры уже в изоляции, а далее, возможно, и другие категории граждан, больницы переполнены, врачи в космических защитных костюмах, ИВЛ и так далее. В общем, эффект дежавю, правда, пока нам обещают, что до самых жестких мер дело не дойдет. Получается, про вирус с тех пор ничего принципиально важного не выяснили или не захотели понять?

— Сейчас больше всех пострадал бизнес. Падения даже по предварительным оценкам в этом году окажутся колоссальными. И впереди опять маячит очередной зажим. А тогда, извините, что мы станем есть, что одевать, кто нас будет обслуживать? Потому бизнес как никто другой заинтересован в истинном положении вещей, и если он поверит в то, что я говорю, то ему надо обратиться в РСПП, в какие-то другие структуры с требованием провести спокойную академическую научную конференцию с изложением не фантазий, а фактов.

Чем отличается эта квазипандемия, которую мы имеем сейчас, скажем, от пандемии свиного гриппа, которая была в 2015 году, или от предыдущих таких же сезонных вспышек? Отличие в том, что сейчас появились мощнейшие информационные переносчики. Сегодня коммерциализация СМИ фантастическая. Все живут на количестве подписчиков, на числе посещений, а оно зависит от того, насколько завлекательно вы сможете подать материал, поэтому СМИ сегодня заинтересованы в нагнетании паники. Почему? Потому что в силу своей психологической природы человек активнее идет туда, где есть острые ощущения, сквозит какая-то угроза, страх, не зря же люди любят смотреть ужастики по телевизору. Куда активнее пойдет зрительская аудитория: туда, где передают вести с полей и говорят, сколько засеяли озимой пшеницы, или туда, где рассказывают, сколько умерло, сколько отравилось, да еще в красках изображают все это? Девять десятых пойдут туда, где показывают, сколько умерло и отравилось. Отсюда вывод: СМИ выгодно гнать панику независимо от того, есть правда в том, что они рассказывают и показывают, или нет. И второе — социальные сети. Еще 10 лет назад они не обладали такими возможностями, мощью и широтой охвата аудитории, которые сегодня позволяют им почти мгновенно распространить информацию практически по всей планете. А социальные сети очень чувствительны к панике. Какую-то радость постить и комментировать особенно не будут, а вот какой-нибудь «ужас-ужас» — с удовольствием. И вот уже такой «ужас» пошел гулять по френдам, соседям, и «общественность всколыхнулась». Сети сейчас — мощнейшие информационные агенты влияния на массы. Вот откуда все это пошло, СМИ и соцсети погнали страх смерти, и возник тотальный психоз. А психоз — неадекватная реакция людей на какое-то событие или явление. Психозы могут быть разными, и я сейчас перечислю четыре симптома, чтобы поставить диагноз.

Первый симптом — это мания преследования COVID-19. Он везде, на всех поверхностях. Поэтому у нас ездят эти дезинфицирующие поливальные машины, все и везде поливают даже в дождь, все поверхности по несколько раз в день протирают, подъезды и лестничные пролеты домов с хлоркой моют так, что глаза ест и в квартирах дышать невозможно. Вокзалы, аэропорты поливают реагентами. МЧС готовится работать в режиме «ковидной» катастрофы. Мания преследования коронавирусом налицо: он везде, во всем, все болезни и смерти от него.

Второй симптом — алогичность мышления. Логика отключилась, и первый признак — помните, все побежали покупать туалетную бумагу?

Третий симптом — раздвоение сознания. Смотрим проявления. Роспотребнадзор, с одной стороны, говорит: у нас эпидемическая ситуация нормальная, эпидемические пороги не превышены. И тут же Попова заявляет: срочно детей на карантин, стариков на самоизоляцию, всем и везде носить маски, все и везде поливать и дезинфицировать.

И, наконец, четвертый симптом — эмоциональная тупость. Характерный пример, когда росгвардеец, здоровый амбал, гоняется за пожилыми людьми, за одинокими гуляющими без масок.

Теперь как врач задаю вопрос: при каком заболевании присутствуют данные четыре симптома? Любой психиатр вам скажет: это признаки шизофрении. Но шизофрения — болезнь отдельного человека, а здесь мы имеем пандемию шизоидного психоза, индуцированного через СМИ страхом смерти. Состояние шизофренического психоза вплоть до психотеррористической атаки, о которой говорит Онищенко. Крыша у всех поехала, и источником были СМИ. Они нагнали страх смерти.

Почему власть во всех странах поступает одинаково? Я уже частично ответил на ваш вопрос: это болезнь, а она у всех протекает в целом одинаково. Инсульт, к примеру, одинаково протекает и во Франции, и в Германии, и Соединенных Штатах Америки, и в России. У болезни одни и те же симптомы и проявления. Это не Билл Гейтс, который командует всем больным вот так дергаться и демонстрировать перекошенное лицо. Здесь все признаки болезни натуральные и ярко выраженные. Люди, человечество находится в состоянии шизоидного психоза, и отсюда одинаковость поведения.

— И все же неужели за первый период пандемии никакой положительный опыт не наработан, кроме тотальной дезинфекции, изоляции и масок? А если наработан, то почему все делается так же, как и в прошлый раз?

— Опыт наработан, но мозг находится в болезненном состоянии. Если пользоваться моей терминологией, то Макрон, Меркель, Борис Джонсон, Путин, Мишустин, Собянин и прочие должностные лица находятся в состоянии шизоидного психоза. Я же говорю, здесь налицо признаки алогичности сознания. Что нужно для лечения? Раз СМИ нагнали страху, посеяли панику, доведя людей до болезненного состояния, значит, через те же СМИ и нужно проводить лечение. Бизнес — наиболее прагматичная часть общества, и у предпринимателей, надеюсь, разум сохранен, потому что жизнь и деятельность заставляют их становиться трезвомыслящими. С его помощью нужно срочно приступать к психотерапии. Необходимо рассказать на фактах, причем они должны быть простыми, понятными, что все это неправда.

«Впереди опять маячит очередной зажим. А тогда, извините, что мы будем кушать, что мы будем одевать, кто нас будет обслуживать? Поэтому бизнес как никто другой заинтересован в истинном положении вещей» «Впереди опять маячит очередной зажим. А тогда, извините, что мы станем есть, что одевать, кто нас будет обслуживать? Поэтому бизнес как никто другой заинтересован в истинном положении вещей»

— Тогда у меня вопрос: бельгийцы собрались, написали коллективное открытое письмо и объяснили на простых и понятных фактах, что все это неправда. Почему не слышно альтернативных мнений у нас? Почему наши уважаемые академики не создадут открытое коллективное письмо и не скажут свое слово, наверняка же у кого-то есть другая позиция. Ведь одно дело, если мы напишем, нам тут же скажут: «Ну вы же не профессионалы». И совсем другое, если об этом громко заявит профессиональное академическое сообщество. А оно молчит. Почему?

— Под этим письмом бельгийских врачей, о котором вы говорите, я не увидел подписи бельгийской Академии наук. Немцы сейчас активно и бурно выступают, и там я тоже не видел представителей германской Академии наук.

— То есть академики все-таки согласны с официальной позицией?

— Они не согласны, но им страшно говорить об этом. Я знаю единицы таких, как Филатов, Зверев, Чучалин, еще несколько фамилий, которые пытаются говорить об этом публично, но там прессинг такой, что никому не пожелаю. Вот Чучалин заведовал этическим комитетом при минздраве, который дает научно-нравственное добро на применение новых лечебных препаратов или новых вакцин. И Чучалин открыто говорил, обращаясь к главе центра имени Гамалеи Гинцбургу, который первым зарегистрировал свою вакцину, что он не имеет права сейчас проводить эксперимент на людях. И министр здравоохранения, когда пришел на этот пост, примерно так же рассуждал, а потом оказался под давлением политиков, и те его сломали. В результате Чучалина отстранили от руководства этическим комитетом. Это, конечно, подано так, что Александр Григорьевич сам отказался, но если бы он так не сделал, его бы сняли волевым решением. Вот что творит политика, зараженная шизоидным психозом! Они ломают в том числе и академиков, а у тех социальный статус, плюс еще деньги. Поэтому вы нигде академиков не видите почти [выступающих против политики властей]. Ни в Бельгии, ни в Германии, ни у нас, ни в других странах.

Поэтому опять же через ваше издание хочу обратиться к бизнес-структурам, в том числе РСПП, найти небольшие средства, чтобы профинансировать создание независимого научного экспертного совета. Нас не надо будет финансировать, я стану бесплатно работать. Нам нужно только помещение и выход хотя бы на один из центральных каналов. Хотя бы час в неделю. Чтобы мы собирались и те вопросы, что вы мне задаете, обсуждали и аргументированно озвучивали. Мы сами соберемся, сами выберем, кто должен стать председателем, и мы будем вам давать истинную картину, которая поможет бизнесу разобраться в том, что сейчас происходит.

— Снова обратимся к письму бельгийцев, которые пишут: «Если мы сравним волны заражения в странах со строгой политикой изоляции с теми, которые не вводили локдауны (Швеция, Исландия…), то увидим аналогичные кривые. Таким образом, нет никакой связи между введенной изоляцией и течением инфекции». Вы говорили, что давали подобную информацию Лукашенко, который и парад провел, и локдаун в стране не вводил — и белорусы не вымерли, а очень даже активны. Сейчас там массовые протесты, но, похоже, резкой вспышки коронавируса нет. Наши врачи и политики должны это видеть, так почему опять масочно-перчаточный режим, «удаленка», самоизоляция пожилых? И такому катку невозможно противостоять.

— Подобному катку сопротивляться можно, и средство довольно эффективное. Мы, в частности, его использовали. Мы перечислили те уголовные преступления, которые совершил Собянин напрямую и Путин напрямую, например самоуправство. У них всех и во всех странах на первом месте стоит самоуправство. Кто сейчас командует антиковидными мерами в Москве? Собянин и Ракова. А наверху Голикова. При чем, спрашивается, здесь Голикова, Ракова и вирусология? Что мы сделали? Мы перечислили все их преступления уголовные, и второе — нарушение конституционного строя, и на одном-двух каналах сказали, что данные материалы срочно отправим в прокуратуру, следственный комитет и ФСБ на предмет проверки, и тут же мгновенно все это свернули. Это произошло в начале мая. И до сих пор Москва остается самой свободной столицей из всех стран, а вначале мы бежали впереди всех! Это как раз один из методов рациональной психотерапии. Если бы, допустим, на том же собрании РСПП мы очень спокойно и академично перечислили уголовные преступления должностных лиц, эффект был бы сразу и очень заметен. Тот же Собянин, к примеру, выступает невольным пособником психотерроризма и экстремизма. И опровергнуть подобное невозможно, потому что он, на самом деле, распространяет фейковую новость, имеющую очень негативное влияние на бизнес. А это уже, получается, диверсионная деятельность. И вот так академично преподнесенный материал выступает сильнейшим терапевтическим средством влияния на самые разные уровни власти.

— Стоит ли вообще доверять мировой медицинской статистике, хотя бы в силу различных подходов к ее составлению? И что не так с российской статистикой, которой уже не верят граждане: одни считают, что занижена смертность, другие — что вся заболеваемость раздута? Не следовало бы скорректировать статистику и в какую сторону? Какую примерно динамику мы бы тогда увидели?

— Очень важный вопрос и теоретически, и практически. Я сейчас дам вам показатель, на который нужно ориентироваться. Его теперь засыпали самыми разными цифрами — число заразившихся, госпитализированных, контактировавших, и в этом хаосе разобраться невозможно. Так вот, необходимо взять всего один показатель, который имеет большое и важное значение по сравнению со всеми остальными. Этот показатель — жизнь, а с другой стороны — смерть. Вас должна интересовать смертность. От чего, от коронавируса? Нет, от него не умирают. COVID-19 вызывает пневмонию, от которой в каких-то конкретных случаях наступает смерть. Надо смотреть смертность от пневмонии вообще, поскольку только этот показатель определяет степень опасности. И давайте посмотрим, насколько опасно то, что сейчас происходит. По цифрам получается, что среди всех пневмоний на долю коронавируса приходится 1 процент. Выходит, что среди всех пневмоний, по которым нужно направлять в стационары, для которых нужна скорая помощь, «ковидных» всего 1 процент! Вот я сейчас говорю, а вы наверняка не верите, что весь этот шум, паника, а там COVID-19 всего 1 процент. Подобное говорит о том, что общество находится под воздействием грандиозной лжи, а в таком состоянии человек совершенно невосприимчив к логике. И когда грандиозный лжец вдруг обращается к народу и говорит: «Этого ничего нет, я пошутил», — люди уже ему не верят, полагая, что он испугался и дает задний ход. Получается, что ложь — это правда, а правда — ложь. И я вам сейчас сообщаю истину, что «ковидных» пневмоний всего 1 процент, а все остальные не «ковидные». Настоящих коронавирусных пневмоний не хватит, чтобы и одну десятую часть коек в стационарах закрыть, а нам сейчас сообщают, что лимит койко-мест в лечебных учреждениях большинства регионов почти исчерпан.

Следующий шаг: а среди всех смертей пневмоний сколько? Среди всех смертей летальные исходы именно от пневмоний также всего 1 процент составляют. Вы можете себе представить, что среди всех пневмоний «ковидных» 1 процент, а самих пневмоний среди всех смертей тоже 1 процент.

И третья цифра: среди людей трудоспособного возраста ежегодная смертность составляет полпроцента. Вот теперь сами рассчитайте, какова опасность для человека трудоспособного возраста умереть от COVID-19 ежегодно. Эти цифры нужно сейчас тиражировать по всем СМИ. Уважаемые друзья, уважаемые бизнесмены, знайте, что вероятность заболеть и умереть от коронавируса для человека трудоспособного возраста составляет пять тысячных процента! И вот вы мне скажите исходя из этих цифр, какова нужда во всех тех полубезумных мерах, которые сейчас принимаются? Это значит, что даже не из мухи, а из блохи сделали слона.

— Из-за роста нагрузки минздрав Челябинской области рекомендовал скорой не выезжать на вызовы к пациентам с отравлением пищей, тахикардией, тремором, болями в животе, рвотой и рядом других симптомов. К ним отправят дежурного или участкового врача. Чиновники обосновали это тем, что отравления или боли в животе не несут угрозы жизни. Но ведь боль в животе может быть вызвана аппендицитом, а то и перитонитом, а отравление грибами или ядами может привести к смерти человека. Как, по-вашему, стоило бы организовать работу неотложки и других служб?

— Возвращаясь к опыту советских лет, как было в ту пору? Существовали скорая помощь, неотложная помощь и участковый терапевт. Обычный терапевт, вы позвонили, он к вам придет, но вечером. Неотложная помощь прибудет быстро. Что-то, безусловно, должна обслуживать скорая помощь. Должна быть такая трехуровневая степень ургентности, что ли. Можно через 20 минут приехать, через час – полтора или в течение дня.

— Есть опасность того, что подобный опыт будет взят на вооружение в других регионах? Ведь в качестве довода говорится, что машин скорой не хватает на «ковидных» больных.

— Руководство, в том числе системы здравоохранения, находится под воздействием этого шизоидного психоза, а те, кто не находится и в состоянии трезво оценивать ситуацию, не может ничего сделать, поскольку в случае каких-либо телодвижений против мейнстрима немедленно последует увольнение, да еще, возможно, и с тяжелой формулировкой. Поэтому, конечно, карет не хватает, поскольку количество реальных «ковидных» больных превышено раз в 20–30, а потребность в коечном фонде под коронавирус превышена раз в 70! В итоге скорая помощь по-пустому мотается, а тех, кого забирает, госпитализировать некуда. Я знаю случаи, когда машина скорой ездит по всей Москве и госпитализировать [больного] некуда, мест нет. Приходится госпитализировать в Подмосковье. А кем забиты койки? Больными, львиной доли которых не нужна госпитализация. COVID-психоз в здравоохранении ведет к ситуации коллапса в нем. Нужно срочно восстанавливать здравый смысл у людей, а сделать это может только точная, правдивая информация.

— На этом фоне постепенно начинают озвучиваться самые разные немедицинские меры, в том числе неоднозначные. С любопытным предложением выступил известный политтехнолог, президент национальной лиги специалистов по связям бизнеса и государства Марат Баширов. По его мнению, избежать тотального карантина (к которому, возможно, снова все идет) можно путем всеобщей маркировки граждан. «Сдал ПЦР-тест и он отрицательный — зеленая, ничего не сдавал, но чувствуешь себя здоровым — красная, переболел COVID-19 — белая, ты в зоне риска, но надо перемещаться по городу — оранжевая, работник контроля от силовиков и до минздрава — белая, но с номером. Это психологический барьер, который надо нам всем перейти», — написал Баширов. Как бы вы оценили это предложение? Может быть, и впрямь нужна некая дифференциация граждан относительно COVID-19 — не цветовая, так другая?

— Тогда надо маркировать всех и по другим направлениям. Имеешь избыточный вес — будь добр надеть соответствующий знак, чтобы все знали, что ты жирный. Дальше, я курильщик и так далее, ну это же маразм. Люди больны, что я совершенно профессионально вам заявляю. Познер, цивилизованный человек, воспитанный на Западе, и интеллектуально мощный, с экрана телевизора заявляет, дескать, люди, которые не носят маски, должны помещаться в вольеры. А что потом? А затем мы же станем убегать из вольеров, значит, куда дальше — в клетки! А потом что? Тех, кто сумеет освободиться и из клетки, как в средневековье, сжигать на кострах? Показательная экзекуция COVID-диссидентов. Недавно один политолог заявил, что, если это так опасно, нужно вплоть до расстрела все ужесточить. И мы к подобному придем, если здравый смысл не восторжествует.

— При этом нам опять говорят о плато, на которое мы вот-вот выйдем. В прошлом интервью вы сказали, что «никакого плато нет, смертность достигает пика и затем почти сразу идет вниз». Когда она достигнет пика в этот раз и когда начнется спад смертей и всей этой паники?

— Опять плато. Действительно, сверху говорят, и люди верят, что все это продлится 14 месяцев, а то и четыре года. Откройте картинки по всем странам и увидите, нет никаких плато. У 95 процентов стран идут подъем, вершина и спад. Примерно месяц на подъем, месяц — на спад.

— Как показывает опрос, проведенный партией «Единая Россия», более 70 процентов россиян по-прежнему не готовы делать прививку от коронавируса. По данным, которые приводит РИА «Новости», 73 процента респондентов заявили, что не готовы к вакцинации. В то же время опасаются заразиться COVID-19 или заражения своих близких 74 процента граждан, рассказал гендиректор ВЦИОМа Валерий Федоров. Параллельно новости сообщают о двух как минимум российских вакцинах (от центра имени Гамалеи и «Вектора») от инфекции, за которыми вроде бы даже выстроилась очередь из представителей других государств. Парадоксальная ситуация.

— Это не парадоксальная ситуация. Люди правильно боятся. Мы все обращаем внимание на волны, говорим о них, подразумевая, что если волна упадет до нуля, то не будет ни заболеваемости, ни смертности. Это все напоминает ситуацию, когда корабль идет по поверхности воды и поднимается шторм, а мы считаем, какой он силы — три балла, пять баллов, — волны поднимаются, но под ними огромные толщи воды, которые мы не видим. Мы уделяем внимание только волнам. А когда прорисовали графики всей смертности, то поняли, что волны в общем контексте смертности занимают 20–25 процентов. Внизу же идет сплошная заболеваемость и смертность от тех же ОРЗ. Каждый месяц, и летом в том числе. Летом ОРЗ бывает? Да. Грипп летом случается? Да. При этом две трети гриппа приходится на межволновый базовый уровень. Мы сформировали базово-волновую теорию острых респираторных заболеваний.

Больше 70 процентов опасаются вакцины потому, что не верят в нее, и правильно. Ведь мы опять же это [делаем] из политических интересов. Есть два крутых мужика, Трамп и Путин, кто первый — и здесь не должно было появиться никакой двусмысленности. Путин вырвался вперед, мы первыми зарегистрировали вакцину и даже назвали ее «Спутник» по ассоциации с победой Советского Союза в космосе, спутник запустили, чтобы случилась прямая ассоциация — мы тогда были первыми и сейчас тоже. Но мы не соблюли элементарных требований, ведь, чтобы запустить препарат или вакцину, нужно пройти три этапа оценки.

На первом этапе необходимо посмотреть, какова доза летальности, при каком количестве препарата человек может умереть, чтобы дозу не завысить. Этот этап проводится на животных, смотрят, при какой дозе оно умирает. На втором этапе на большом контингенте людей нужно изучить побочные эффекты и осложнения. А у нас побочные осложнения исследовали на 38 пациентах, у которых получилось 140 нежелательных явлений. Это полная безграмотность центра имени Гамалеи, полная безграмотность наших руководителей! После второго этапа была дана команда разрешить регистрацию, и ее стали применять. Нужно было не 38 пациентов, а тысяч десять в одной группе, тысяч десять в группе контроля и наблюдать не менее чем полгода-год. Потому над тем, что и как мы сейчас делаем, на Западе смеются. И наши люди, видя весь этот шум, спешку, маразм, совершенно правильно не хотят вакцинироваться, в чем я их полностью поддерживаю. Все-таки мудрость человеческая берет верх над диктатом неадекватности, и будет конституционным преступлением какое-либо принуждение людей к вакцинированию.

— То есть третьего этапа вообще не проводилось?

— Дайте мне прочитать стандарты оценки данных этапов. Протоколов же нет. О первых двух я уже сказал выше. Третий — это оценка эффективности, какова она в отношении снижения заболеваемости и смертности. Только после полноценного прохождения всех трех этапов дается разрешение на массовое вакцинирование, которое у нас сейчас проходит. А я, честно говоря, не знаю, у нас даже первый этап полноценно был проведен или нет. И поэтому Чучалин ушел.

— Именно поэтому ни у американцев, ни в Европе ничего подобного пока нет — они продолжают тесты?

— Да. У них вакцины есть. Четыре или пять крупных центров сейчас их обкатывает на контингенте, я смотрел: 10 тысяч человек, 100 тысяч человек — они у них под контролем в течение года. Эти фирмы практически все частные, но если ты не соблюдаешь всех положенных процедур, то этический комитет не разрешает пускать вакцину в широкое применение.

— Что бы вы посоветовали согражданам? Что делать, как себя вести?

— Вести себя, как в прошлом году, как в позапрошлом, знать, что есть заболеваемость, что она очень редкая, смертность от нее небольшая, но есть. Поэтому нужно быть аккуратным, не переохлаждаться, особенно в такие точки, когда начинается рост заболеваемости и смертности. Чтобы не было сквозняков. Если кто-то заболел, оставайтесь дома, не совершайте трудовых подвигов, не ходите в нездоровом состоянии на работу. Изолируйте больного в отдельную комнату, наденьте масочку на него. Обязательно проветривайте помещение. Если температура до 39 градусов, ничего ее сбивающего принимать не нужно, потому что температура позволяет организму справиться с болезнью. Если температура выше 39 градусов, можно выпить жаропонижающее. Обильное питье, чай с лимоном, витамины, они также активизируют иммунитет. Очень, очень важно не паниковать, потому что от паники крайне сильно снижается иммунитет. Даже если вы заболели, ну и что? Если пневмония и появилась — вызвать врача. Абсолютное большинство пневмоний лечится дома. Не соглашайтесь, чтобы вас при малейших симптомах немедленно «по скорой» госпитализировали в «ковидные» боксы, потому что вас загонят в ужасные условия.

— А коллегам-медикам что скажете?

— Чтобы они прочитали вот это и прошлые наши интервью в вашем издании, ну и другие мои публикации. Ознакомились с другими авторами, такими как академик Филатов, академик Зверев, академик Чучалин, академик Никифоров — он клиницист и говорит: «Да ничего необычного нет».

Чтобы врачи знали: не надо ходить в этих противочумных костюмах. Говорят, что за последние полгода смертность среди медиков унесла чуть ли не 500 человек. А комиссии для разбора всех обстоятельств такой смертности не создано. Почему не создали комиссию? Ведь подобного ажиотажа с этими костюмами никогда не случалось. Я сам бегал участковым, и мы даже масок не надевали, и не появлялось среди нас такой смертности. В 2015 году смертность от свиного гриппа была раза в 1,5 выше, чем сейчас, но врачи не умирали. Тогда в чем причина, что выкашивает докторов? Обращаюсь к коллегам: дорогие мои, те условия, в которых вас заставляют работать, невыносимы для организма! Представьте себе, на бедных медиков надевают эти резиновые противочумные костюмы, где нет вентиляции, нет терморегуляции, они не имеют доступа к кислороду в полной мере, все это вызывает избыточную потливость и обезвоживание. Они работают в таких невыносимых условиях по 8–14 часов. Мочатся в памперс, поскольку раздеваться нельзя. Плюс, на них нагоняют страх, «красная зона», и в таком состоянии люди работают. Подобные колоссальнейшие физические и моральные нагрузки в буквальном смысле выжигают жизненные силы организма.

Я обращаюсь к профсоюзам медработников с призывом срочно заняться изучением условий, которые приводят к смерти. У металлургов и кочегаров и то легче условия труда. Коллеги, требуйте разъяснения, насколько обоснованы эти противочумные костюмы и та диагностика, которая заполонила, забила все стационары. Ведь отсюда отказ в госпитализации другим больным — кардиологическим, неврологическим, пульмонологическим и так далее. Вы знаете, что общая смертность сейчас взлетела чуть ли не в 1,5 раза. Отчего? Оттого, что нагнали панику и врачи не оказывают помощь обычным больным. Их заставляют отказывать в приеме.

— Предпринимателям и вообще работодателям?

— О предпринимателях и работодателях я уже сказал: на полном серьезе срочно обратиться в РСПП и пригласить туда специалистов: врачей, профессоров, чтобы они пришли и рассказали настоящую картину.

— Ну а чиновникам, принимающим решения на местах?

— Будьте реалистами! Эпидемические пороги у нас не превышены, что вы творите?! Вы в состоянии психоза, но, извините, за это потом можно сесть в тюрьму. Вы забили койки в стационарах непрофильными больными! Вы создаете кризис, и вы же его еще больше усугубляете собственной реакцией на созданный своими руками экстрим.

Вадим Бондарь
https://www.business-gazeta.ru/article/485288
Поделиться:

Ответить    ПОМОЩЬ по форуму!