Все, что связано с компьютерными программами, интерфейсом и программированием
Ответить
Аватара пользователя
Бессмертных
Участник
Баланс:590
 
Сообщения: 55
Регистрация: 24.10.2019

Есть ли прогресс искусственного разума

Бессмертных » 16.12.2019 13:10

+
5
-
Несколько лет назад произошло историческое событие.
Компьютер фирмы IBM по имени Watson сделал то, что многие критики считали невозможным: победил двух соперников-людей в телеигре Jeopardy! (В России аналог этой игры называется «Своя игра».) Миллионы зрителей, прильнув к экранам, с удивлением наблюдали за тем, как Watson методично уничтожал своих оппонентов на национальном телевидении; компьютер отвечал на вопросы, ставившие в тупик соперников, и в конце концов получил право требовать приз в миллион долларов.

IBM постаралась снять все ограничения и собрать машину поистине монументальной вычислительной мощности. Watson способен обрабатывать данные с ошеломляющей скоростью 500 Гб/с (что эквивалентно миллиону книг в секунду) и располагает 16 Тб оперативной памяти. Кроме того, в его памяти хранится 200 млн страниц всевозможных справочных материалов, к которым он имеет доступ, включая весь объем знаний Википедии. Таким образом, в прямом эфире Watson имел возможность анализировать всю эту гору информации.

Watson представляет собой всего лишь последнее поколение «экспертных систем» – компьютерных программ, использующих формальную логику для доступа к громадным объемам специализированной информации. (Подключаясь по телефону к автомату, который представляет вам меню для выбора опций, вы имеете дело с примитивной экспертной системой.) Разумеется, экспертные системы будут развиваться и дальше, делая нашу жизнь более удобной и эффективной.

Так, в настоящее время инженеры работают над созданием рободоктора, который будет появляться на экране наручных часов или на большом настенном экране и почти бесплатно давать медицинские советы с точностью 99 %. Вы расскажете ему о своих симптомах, а он проведет поиск по базам данных ведущих мировых медицинских центров и соберет последнюю научную информацию. Это позволит избежать лишних визитов к врачу и дорогостоящих ложных тревог; регулярные беседы с врачом уже не будут требовать никаких усилий.

Со временем у нас, возможно, появятся робоюристы, способные ответить на любой рутинный законоведческий вопрос, или робосекретари, которым не составит труда организовать для вас отпуск, путешествие или деловой обед. (Разумеется, для специализированной помощи и профессионального совета вам в любом случае потребуется живой юрист, врач или секретарь, но для ответов на повседневные вопросы подобных программ будет достаточно.)

Кроме того, ученые создали так называемые чат-боты, способные имитировать обычный разговор. Средний человек, как правило, знает десятки тысяч слов. Чтение газет требует знания около 2000 слов или более, но разговор ни о чем, как правило, ведется с использованием всего лишь нескольких сотен слов. Роботов можно запрограммировать на ведение беседы с таким ограниченным словарным запасом (если, конечно, разговор будет ограничен несколькими строго определенными темами).


Эра роботов

Вскоре после того, как Watson выиграл состязание, некоторые «эксперты» уже ломали руки, заранее оплакивая тот страшный день, когда машины возьмут над нами верх. Кен Дженнингс, один из игроков, уступивших первенство компьютеру, заметил в разговоре с представителем прессы: «Я, к примеру, приветствую наших новых компьютерных владык». «Эксперты» задавались вопросом: если Watson смог победить в очном состязании опытных и закаленных участников шоу, то какие шансы имеем мы, простые смертные, устоять перед машинами? Дженнингс наполовину в шутку сказал: «Брэд (второй участник шоу. – Авт.) и я стали первыми работниками индустрии знаний, которые лишились работы по милости нового поколения “думающих” машин».

Комментаторы, однако, забыли упомянуть, что человек не может подойти к компьютеру и поздравить его с победой. Невозможно похлопать его по спине или выпить с ним шампанского. Он не поймет, что это значит; более того, Watson вообще не подозревает, что выиграл. Если отбросить фантазии падких на сенсацию журналистов, получится, что Watson – это сложнейшая счетная машина, способная проводить вычислительные операции (или поиск данных) в миллиарды раз быстрее, чем человеческий мозг, у которой полностью отсутствует самосознание и здравый смысл.

С одной стороны, в области искусственного интеллекта достигнут поразительный прогресс, особенно если смотреть чисто по вычислительной мощности. Человек, живший в начале XX в., посмотрев на сегодняшние компьютерные вычисления, счел бы машины чудом. Но с другой стороны, если говорить о создании машин, способных думать самостоятельно (т. е. настоящих мыслящих автоматов, для которых не нужен ни кукловод, ни оператор с джойстиком или пультом дистанционного управления), то прогресс невелик. Роботы пока еще не имеют представления о том, что они роботы.

Поскольку вычислительные мощности компьютеров в соответствии с законом Мура последние 50 лет удваиваются каждые два года, кое-кто считает, что это лишь дело времени и что когда-нибудь машины обретут самосознание, способное соперничать с человеческим. Никто не знает, когда именно это произойдет, но человечество должно быть готово к тому моменту, когда машинное сознание покинет пределы лабораторий и выйдет в мир. От того, как мы поступим с машинным сознанием, будет зависеть, возможно, будущее рода человеческого.


Взлеты и падения искусственного интеллекта

Трудно предсказать будущее искусственного интеллекта, поскольку он пережил уже три цикла взлетов и падений. В самом начале, в 1950-е гг., казалось, что механические горничные и бармены вот-вот появятся. Создавались машины, способные играть в шашки и решать алгебраические задачи. Разрабатывались манипуляторы, которые могли распознавать и поднимать кирпичики. В Стэнфордском университете был построен робот по имени Shakey – компьютер на колесной тележке с камерой, – способный самостоятельно ездить по комнате, объезжая препятствия.

Очень скоро в научных журналах появились восторженные статьи, предрекающие появление роботов-компаньонов. Некоторые предсказания оказались даже чересчур консервативными. Так, в 1949 г. журнал Popular Mechanics объявил, что «в будущем компьютеры будут весить не более полутора тонн». Но другие были дико оптимистичны и заявляли, что день роботов близится. Shakey когда-нибудь станет механической горничной или дворецким; он будет пылесосить ковры и открывать двери. Такие фильмы, как «2001: Космическая одиссея», убеждали нас в том, что очень скоро роботы будут вести наши ракетные корабли к Юпитеру и болтать с астронавтами. В 1965 г. доктор Герберт Саймон, один из основателей теории искусственного интеллекта, уверенно заявил: «Через 20 лет машины смогут делать все то же, что делает человек». Двумя годами позже еще один отец-основатель искусственного интеллекта, доктор Марвин Мински, сказал, что «на протяжении жизни этого поколения… проблема создания искусственного разума будет в основном решена».

Но в 1970-е гг. весь этот безграничный оптимизм рухнул. Шашечные компьютеры умели только играть в шашки, и больше ничего. Механические руки могли поднимать кирпичики, и только. Это были цирковые лошадки, обученные одному трюку. У самых продвинутых роботов на пересечение комнаты уходили часы. В незнакомой обстановке Shakey легко терялся. И ученым не удалось ни на шаг приблизиться к пониманию природы сознания. В 1974 г. искусственный интеллект перенес тяжелый удар: правительства США и Британии значительно сократили финансирование исследований в этой области.

В 1980-е гг., по мере того как росли вычислительные мощности компьютеров, в области искусственного интеллекта возникла новая золотая лихорадка; подпитывалась она тем, что составители планов Пентагона надеялись создать роботов-солдат и выставить их на поле боя. В 1985 г. финансирование разработок в области искусственного интеллекта достигло миллиарда долларов в год, причем сотни миллионов долларов тратились на проекты вроде Smart Truck, где речь шла о создании умных автономных тележек, способных проникать в тыл противника, самостоятельно проводить разведку, выполнять задания (к примеру, выручать пленных), а затем возвращаться на свою территорию. К несчастью, единственное, что они научились хорошо делать, – это теряться. Откровенные неудачи подобных дорогостоящих проектов вызвали в 1990-е гг. еще одну волну охлаждения к искусственному интеллекту.

Пол Абрахамс, вспоминая годы учебы в МТИ, сказал: «Это было так, будто группа людей предложила построить башню до Луны. Каждый раз они с гордостью указывают, насколько выше стала их башня по сравнению с прошлым годом. Единственная проблема в том, что Луна-то не становится ближе».

Но компьютерные мощности продолжают неуклонно расти, и сегодня можно сказать, что начался ренессанс искусственного интеллекта: наблюдается медленное, но реальное движение вперед. В 1997 г. компьютер Deep Blue фирмы IBM выиграл в шахматы у чемпиона мира Гарри Каспарова. В 2005 г. роботизированный автомобиль из Стэнфорда взял приз DARPA Grand Challenge для машины без водителя. Впереди новые достижения.

Сегодня ученые понимают, что сильно недооценили проблему, потому что большая часть человеческого мышления проходит на подсознательном уровне. Сознательные мысли – лишь крохотная часть работы мозга.

Доктор Стив Пинкер говорит: «Я готов хорошо заплатить за робота, который убирал бы со стола посуду или выполнял простые поручения, но не могу этого сделать, потому что мелкие задачи, которые необходимо решить для создания такого робота, такие как распознавание образов, здравые рассуждения и управление руками и ногами, представляют собой нерешенные инженерные задачи».


Распознавание образов и здравый смысл

Перед разработчиками искусственного интеллекта стоит как минимум две фундаментальные проблемы: распознавание образов и здравый смысл.

Наши лучшие роботы с трудом распознают простые объекты, такие как чашка или мяч. Если вывести робота на незнакомую оживленную улицу, он быстро потеряет ориентацию и заблудится. Глаз робота лучше различает детали, чем глаз человека, но мозг робота не в состоянии понять, что он видит. Поэтому распознавание образов (по существу, – узнавание объектов) прогрессирует намного медленнее, чем ожидалось.

Входя в комнату, робот должен провести триллионы действий, разбивая видимые объекты на точки, линии, круги, квадраты и треугольники и пытаясь совместить их с одним из тысяч хранящихся в памяти изображений. Так, роботы видят стул как «винегрет» из точек и линий, но не могут с легкостью определить его сущность как стула. Даже если робот может успешно совместить объект с изображением из базы данных, достаточно будет повернуть стул (скажем, уронить его на пол) или изменить перспективу (посмотреть на стул под другим углом), чтобы поставить робота в тупик. Ну а мозг человека автоматически учитывает эту разницу и прочие вариации. Мозг подсознательно проводит триллионы операций, а нам кажется, что процесс не требует усилий.

А еще у роботов проблемы со здравым смыслом. Они не знают простейших фактов о физическом и биологическом мире. Не существует уравнения, которое могло бы подтвердить такие самоочевидные (для нас, людей) утверждения, как «сырая погода неприятна» или «мать всегда старше дочери». В переводе подобной информации на язык математической логики уже достигнут некоторый прогресс, но дело в том, что для изложения здравого смысла четырехлетнего ребенка потребовались бы сотни миллионов строк компьютерного кода. Как сказал однажды Вольтер, «обыкновенный здравый смысл не так уж обыкновенен».

К примеру, один из самых продвинутых роботов по имени ASIMO создан в Японии (где производится 30 % всех промышленных роботов мира) корпорацией Honda. Этот чудесный робот ростом с маленького мальчика умеет ходить, бегать, подниматься по лестнице, говорить на нескольких языках и танцевать (намного лучше меня, кстати говоря). Я несколько раз общался с ASIMO на телевидении и был приятно поражен его способностями.

Однако мне довелось лично встретиться с создателями ASIMO, и я задал им ключевой вопрос: насколько умен этот робот по сравнению, скажем, с животным? Они признались мне, что речь может идти разве что об интеллекте жука. Хождение и разговоры – это в основном фокусы для прессы. Проблема в том, что ASIMO представляет собой, по существу, большой магнитофон. У него очень скромный набор по-настоящему автономных функций, почти каждый звук и каждое движение приходится тщательно программировать заранее. Так, нам потребовалось около трех часов, чтобы записать короткий ролик о том, как я общаюсь с ASIMO, потому что каждый жест и каждое движение программировала целая команда помощников.

Если мы рассмотрим все это вместе с нашим определением человеческого сознания, то получится, что нынешние роботы застряли на очень примитивном уровне – они все еще пытаются разобраться в физическом и социальном мире и овладеть базовыми фактами. Как следствие, роботы еще не дошли до стадии, на которой смогут моделировать будущее. К примеру, если вы хотите попросить робота спланировать ограбление банка, вы при этом считаете, что он знает основные факты о банках (хотя бы то, где именно в банке хранятся деньги), знает, какого рода там стоит охранная система и как полиция и зеваки будут реагировать на ситуацию. Кое-что из этого можно запрограммировать, но существуют сотни нюансов, которые человеческий мозг естественным образом понимает, а роботы пока не понимают вовсе.

Роботы прекрасно справляются с моделированием будущего в одном-единственном случае: если речь идет об одной строго определенной области, такой как игра в шахматы, моделирование погоды или столкновения галактик и т. п. Поскольку правила шахмат и законы тяготения известны уже не одно столетие, успешное моделирование шахматной партии или Солнечной системы зависит только от вычислительной мощности и времени.

Делались попытки преодолеть этот уровень при помощи грубой силы. Так, разработана программа под названием CYC, целью которой – решение задач на здравый смысл.

CYC включала миллионы строк компьютерного кода с полным набором информации о здравом смысле и знаний, необходимых для понимания окружающего мира. Особенных успехов авторам программы достичь не удалось. Хотя CYC может обрабатывать сотни тысяч фактов и миллионы утверждений, она не в состоянии воспроизвести уровень интеллекта четырехлетнего ребенка. К несчастью, после нескольких оптимистических пресс-релизов работы над проектом практически остановились. Многие программисты ушли из проекта, все сроки миновали, но проект по-прежнему жив и действует.

Продолжение следует.
Поделиться:

Теги:

Ответить    ПОМОЩЬ по форуму!