Наша цель -

ЭКСПЕРИМЕНТАЛЬНО ПОДТВЕРДИТЬ
БЕССМЕРТИЕ ЧЕЛОВЕКА

и найти условия достойной жизни после смерти

Интеллектуальные беседы на тему биологии, нейробиологии, генетики
Ответить
Riman
Участник
Баланс:157
 
Сообщения: 7
Регистрация: 14.07.2019

Разница в поведении вещества неживой природы и вещества живых организмов

Riman » 20.10.2019 09:28

+
0
-
Атомы в одушевлённых организмах – такие же атомы, как и в «неживой» природе. И из научной доктрины о самодостаточности физического мира с неизбежностью следует, что не должно быть качественных различий в поведении вещества в «неживой» природе и в одушевлённых организмах.

В реальности же, эти различия колоссальны.

Нужно начать с того, что загадкой является само существование сложных биомолекул. Хотя структурные формулы сложных биомолекул и показывают, что каждый атом в них имеет количество химических связей, равное количеству его валентных электронов, это совсем не означает, что такая молекула может беспроблемно образоваться. В каждой химической связи задействован квант теплового возбуждения, а, в условиях теплового равновесия, каждый свободный атом имеет только один квант теплового возбуждения – сколько бы валентных электронов он ни имел. Поэтому проблематично самопроизвольное образование стабильных молекул, в которых число химических связей заметно превышает число задействованных атомов. Чем больше в молекуле процент атомов с количествами валентных электронов, равными 3,4,5 – тем больше дефицит обеспеченности тепловыми квантами её химических связей.

Одушевлённые организмы кишат биомолекулами, синтезированными с названным дефицитом – начиная с ДНК, РНК, гормонов, и заканчивая АТФ, ферментами и витаминами. Вроде бы этот дефицит невелик – отношение количества химических связей в сложной биомолекуле редко превышает число атомов более чем в 1.2 раза – но в «неживой» природе, в условиях теплового равновесия, даже такая молекула может образоваться только в порядке совершенно невероятного исключения.

Что же касается белков, то лишь некоторые входящие в их состав аминокислоты имеют дефицит обеспеченности тепловыми квантами, но хорошо известна другая проблема: молекулы аминокислот, предоставленные самим себе, отнюдь не соединяются в белковые цепочки, потому что с большей вероятностью сцепляются вовсе не теми радикалами, которые дают пептидные связи (которые, к тому же, в живых белках не стационарны, а представляют собой последовательные смены двух конфигураций на характерных частотах.

Практически, все биомолекулы, задействованные в живых организмах, ни при каких обстоятельствах не могли сформироваться самопроизвольно, поэтому теории о самозарождении жизни на Земле в результате физико-химической игры – выглядят смешно.

Но, с позиций физико-химической игры, загадкой является не только само существование биомолекул. Никакими физико-химическими законами не объяснить то феерическое действо, которое биомолекулы вытворяют в живых организмах – через биохимические превращения. Дело в том, что эти биохимические превращения происходят с вопиющим выходом за рамки физико-химических законов, которые действуют в «неживой» природе. Действительно, в «неживой» природе химические реакции идут в сторону энергетической выгодности и – если ситуация позволяет – до установления химического равновесия. В одушевлённом же организме (здоровом) осуществляются не те биохимические превращения, которые энергетически выгодны, а те, которые требуются организму на текущий момент – достижение же здесь химического равновесия означало бы прекращение биохимических процессов. Но мало того, что биохимические превращения зачастую идут в «неправильном», энергозатратном направлении – они идут ещё и с запредельно высокими скоростями, которые далеко не укладываются в самые смелые допущения химической кинетики.

Наука, вынужденная хоть что-то сказать по этому поводу, утверждает, что запредельно высокие скорости биохимических превращений обеспечиваются благодаря биокатализаторам – ферментам. Но апелляция к ферментам даёт не решение проблем со скоростями биохимических превращений, а, наоборот, ещё большее нагромождение этих проблем. Каждый фермент имеет очень узкую специализацию, и для синтеза сложной биомолекулы требовалось бы множество ферментов – причём, они должны были бы приближаться к строящейся биомолекуле и выполнять свою работу в строго определённой последовательности. Каким образом упорядочивается такое строительство – об этом наука до сих пор помалкивает. Кроме того, ведь сами ферменты тоже нужно синтезировать! Для этого, по научной логике, потребовались бы другие ферменты, и т.д. – результирующие соотношения между биомассами ферментов и «конечных продуктов» были бы нереально огромны. Ферменты – например, пищеварительные – требуются для воздействия на «чужие» биомолекулы, «свои» же биомолекулы и без помощи ферментов синтезируются и перестраиваются с колоссальной эффективностью. Потому что «свои» биомолекулы, помимо действия физико-химических законов, охвачены дополнительным программным управлением, которое и обеспечивает «невозможные» биохимические превращения.
Это дополнительное управление вполне может проявляться через управляемые перестроения структур химических связей. В одушевлённых организмах, через эту целенаправленную перестройку химических связей могут не только осуществляться заранее запланированные биохимические процессы, но и неотложно решаться внезапно возникающие адаптационные задачи – например, подбор антител к новому антигену. Для этого требуется целенаправленным образом эффективно разваливать одни химические связи и создавать другие.

Как это делать? Чтобы быстро ликвидировать химическую связь, нужно переключить в категорию «невалентных» хотя бы одну из задействованных в ней атомарных связок «протон-электрон». А чтобы быстро замкнулась химическая связь, требуется, чтобы две приготовленные для неё валентные связки «протон-электрон» оказались на небольшом, сопоставимом с размерами атома, расстоянии друг от друга, с которого они быстро самостоятельно сблизятся до «расстояния включения химической связи» - благодаря, как это ни парадоксально, взаимному кулоновскому притяжению. То есть, запредельно эффективное и целенаправленное изменение структур «своих» биомолекул – чем и обеспечивается поддержание организма в жизнеспособном состоянии – вполне может быть реализовано с помощью искусных переключений валентных конфигураций у задействованных атомов. Само собой, что и биомолекулы специально спроектированы так, чтобы, в результате той или иной последовательности переключений валентных конфигураций, структура биомолекулы изменялась соответствующим целенаправленным образом.


Дополнительное программное управление идёт из души

Мы подошли к вопросу, на который нет ответа у сторонников доктрины о самодостаточности физического мира.
Чем обусловлена кардинальная разница в поведении вещества «неживой» природы и вещества живых организмов? По логике, эта разница обусловлена принципиальным различием в программном обеспечении того и другого вещества. К веществу «неживой» природы примыкает только одна ветвь программного обеспечения – которая формирует это вещество на физическом уровне реальности и задаёт его физические свойства. К веществу же одушевлённого организма, помимо названной ветви программного обеспечения, примыкает дополнительная ветвь программного управления, благодаря которой происходит то, что ни при каких обстоятельствах не происходит в «неживой» природе – а именно, синтезируются «запрещённые» структуры биомолекул и идут «невозможные» биохимические реакции. Пока эта дополнительная ветвь программного управления работает с телом, тело «живёт». Если же это дополнительное управление отключается от тела, то, оставшись подвержено действию только физических и химических законов, тело разлагается.

То, что «оживляет» тело и покидает его, когда наступает смерть – называется, по традиции, душой. По логике нашего подхода, душа – это мощный пакет того самого, дополнительного программного управления телом.

Обычно, говоря о душе, подразумевают лишь её осознаваемую часть – ощущения и рефлексии, переживания, чувства, эмоции – всё то, что принято ассоциировать с личностью индивидуума. Но в душе имеется значительная неосознаваемая часть – включающая программы, которые задают строение тела, поддерживают в норме его биохимические параметры и управляют процессами его жизнедеятельности. Наука полагает, что носителями требуемой для всего этого информации являются гены в ДНК. Увы, эти упования на гены не оправдываются. Лишь структурные гены напрямую кодируют строение «своих» белков – и, всего лишь, их первичные структуры, т.е. последовательности аминокислот в пептидных цепочках. Но разве генами кодируются вторичные-третичные структуры, в которые сворачивается такая цепочка, чтобы выполнить ту или иную задачу? – причём, для каждой новой задачи она сворачивается по-своему!

Имеющихся объёмов ДНК не хватит, чтобы всё это закодировать в генах. Управление поведением пептидных цепочек «прошито» отнюдь не на генетическом уровне – а где же ещё, как не в душе?

Давно обнаружено, что имеются гены, отвечающие, например, за синтез того или иного высокомолекулярного соединения в организме. Казус в том, что зачастую информационная ёмкость такого гена – как цепочки триплетов нуклеотидов – катастрофически недостаточна для того, чтобы закодировать огромный пакет информации, требуемой для осуществления синтеза такого соединения.

Такие гены являются не носителями этих колоссальных пакетов информации, а лишь информационными ключами к этим пакетам – которые находятся, опять же, где-то в душе.

Если отрицать дополнительное программное управление, которое идёт на биомолекулы из души, то мистически выглядит то, что без видимых физическо-химических воздействий, пептидная цепочка аминокислот «сама» сворачивается в рабочую конфигурацию – выбрав из миллиона возможных конфигураций именно ту, которая требуется для решения неотложной задачи. Подобные «чудеса» осуществимы, действительно, без физико-химических воздействий, а с помощью воздействий чисто информационных – через переключения статусов валентности у электронов задействованных атомов. А как обеспечивается селективность этих информационных воздействий? – ведь, за исключением редких аномальных случаев, из индивидуальной души идёт управление биомолекулами только «своего» тела, и никакими больше. Для того и устроена индивидуальная специфичность структур белков, чтобы сама пептидная цепочка с правильной последовательностью аминокислот являлась ключом, обеспечивающим восприятие только «своего» программного управления.

Особенностью такого управления, которое осуществляется информационными воздействиями, а не физическими, является то, что это управление осуществляется без затрат физической энергии организма – на это управление требуется лишь энергия того уровня души, с которого оно осуществляется. Одушевлённые организмы бурлят биофизическими и биохимическими процессами, происходящими с реальными превращениями физической энергии – а движущей причиной этих процессов являются чисто информационные директивы. Даже усилия мышц и совершаемая ими физическая работа происходят без затрат физической энергии организма. Это не значит, что одушевлённые организмы, в процессе своей жизнедеятельности, добавляют в физический мир всё новые и новые порции физической энергии. Даже в результате процессов жизнедеятельности, происходят лишь превращения физической энергии из одних форм в другие – общее количество все равно остаётся неизменным.

По материалам http://newfiz.info/tvor.htm
Поделиться:

Ответить    ПОМОЩЬ по форуму!