Вопросы и темы, так или иначе, связанные с религией
Ответить
Аватара пользователя
Мишин
Участник
Баланс:2929
 
Сообщения: 190
Регистрация: 02.12.2019

Главная ошибка советского обществознания

Мишин » 02.09.2022 13:51

+
7
-
Объективно существующее противоречие между идеализмом и материализмом заключается в противоположных способах самоутверждения и обретения достаточности. Идея в духовном мире так устроена, что расти и развиваться, пополнятся, усиливаться и расширяться она может только методом деления.

Изображение

Стремясь обеспечить своим идеям силу и бессмертие, носитель идей ищет учеников, которым стремится передать свои идеи, таким образом, умножив мощь их воздействия и распространение их в пространстве и во времени. Как поётся в хорошей песне:

...Но видно в том и божий промысел,
Чтоб всё отдать ученикам!


Совершенно иначе устроена материя. Усиливаться, пополняться, да и просто сохраняться, не умирая – материальная собственность может только с помощью отказ от деления, методом обделения других.

Как писатель, я хочу, чтобы мою книгу прочитало как можно больше людей. Но вряд ли меня обрадует, если на мою «жилплощадь» заселится как можно больше людей. То, что обеспечивает идее простор и богатство – в приложении ко всему материальному означает тесноту и скудость.

Потом идеалисты склонны делиться (отчасти перенося на мир материи свой приоритет), а материалисты не склонны делиться (отчасти и в духовный мир перенося своё приоритет).

Противоречие между добродетелью и жестокостью – это противоречие между идеализмом и материализмом, с той оговоркой, что среди номинальных «материалистов», в силу какого-то искажения таковыми себя обозначающих, встречаются подлинные идеалисты.

Для того, чтобы обогатиться духовно – нужно как можно больше делиться с окружающими своими мыслями, умножая свои знания на их знания, и наоборот. Для того, чтобы обогатиться материально – придётся оставить другим людям поменьше, себе забрав побольше. В лучшем случае. Потому что доведённая до предела, эта логика означает «себе всё, другим, соответственно, ничего».

Этот «антагонизм» между добродетелью и жестокостью, как борьба идеализма с материализмом, существует ОБЪЕКТИВНО. Тогда как, например, конфликт между классами – СУБЪЕКТИВНОЕ явление, условное и зыбкое, объективно, с достаточным основанием, не существующее.

Конфликт между классами существует только в головах, где он искажённо подменяет собой конфликт между идейными фанатиками и стяжателями-вещистами. Именно поэтому, например, ни командный состав красной армии, ни командный состав белой армии не соответствуют "классовой теории", что всегда изумляло исследователей вопроса по обе стороны пристрастий.

Если мы будем смотреть на мир через зелёное стекло, то увидим все предметы зелёными, но не потому, что они обладают зеленоватым оттенком, а потому, что это оптический обман зрения. В определённом смысле марксистская методология – это взгляд на мир через такое цветное стёклышко.

+++

Марксизм совершенно верно обнаружил, что в мире есть обиженные и их обидчики. Исследуя структуру отношений обиженных с обидчиками, обобранных с грабителями – марксизм сделал ещё один верный вывод: причина, по которой угнетателям (обидчикам) удаётся наносить обиды угнетённым (обиженным) – сила, и хитрость, как одна из форм силы (сила ума).

Из этих двух, безусловно, верных, тезисов марксизм сделал логически-безупречный вывод: для того, чтобы обиженные смогли отразить атаку обидчиков, они должны стать сильными. Если обиженные (все эти сирые и убогие) сплотятся, создадут свою пролетарскую партию, пропитаются классовой солидарностью, то они уже не будут слабы (что истинная правда). Они будут сильными. И не только физически (противопоставив рабочую милицию карателям), но и умственно: создав свою идеологию, вырастив своих интеллектуалов, вооружившись теоретическими знаниями.

Всё верно. Не к чему придраться.

Кроме одного.

Если обиженный становится сильным – то он перестаёт подвергаться обидам. Но что помешает ему, сильному, самому стать обидчиком?!

Ведь те, кто обижает пролетариат – они прошли весь этот путь сто, а может и всего десять лет назад! Они были слабыми, и их обижали. Потом они собрались с умом и с силами, сплотились в тот или иной заговор солидаризма, дали бой, и выиграли бой.

Ведь сам же Маркс и пишет, что буржуй, прежде чем стать угнетателем пролетариата – сперва был угнетённым у свергнутых им феодалов. Многое подкидывает на эту тему художественная литература: помните, как у Чехова, с чувством: «я купил вишнёвый сад, купил поместье, где отец и дед мой были рабами!»…

Разумеется, есть инерция мышления. Батрак, ставший большим боссом – довольно долго ещё помнит импринтинги своего детства. Но как быть с его сыном, который уже РОДИЛСЯ сыном большого босса? Сыну-то чего помнить о батраческой доле, в которой он не провёл ни дня?

Эти вопросы не праздные, они заставляют нас вспомнить о советской «элите» первого поколения и её детях-внуках, массово и люто возненавидевших идеологию своих отцов-дедов.

Снова уходим от субъективного, наносного, эмоционального – и ищем сухое, рациональное, объективно существующее.

Если человек в пустыне испытывает острую жажду, то он готов отдать что угодно ради стакана воды. Если человек на кухне с водопроводом, то он к воде относится совершенно спокойно, попросту не замечает её, как мелочь жизни. Для человека в пустыне вода обладает сказочной сладостью, для человека возле крана с водой – она безвкусна.

Теперь вообразим, что человека поят водой насильно, его принуждают снова и снова пить воду. В него уже садисты залили, допустим, уже литра два или три – и продолжают вливать. Такой человек при виде воды испытывает отвращение, вплоть до рвотного рефлекса. Вода ему омерзительна, глаза б его на неё не глядели!

Вот ровным счётом то же самое относится и к проблеме равенства.

Когда человек живёт ниже среднего – идея равенства (пресловутой «уравниловки») обладает для него неотразимым обаянием. Человек, живущий средне – к идее равенства равнодушен, потому что оно ему ничего не прибавит и не убавит: его уровень жизни (средний) как раз совпадает с уровнем равенства.

Но если человек живёт выше среднего, то – вперёд даже жопой, чем головой – осознаёт, что равенство его обделит, опустит. Идеи равенства обладают для такого человека похмельной, рвотной омерзительностью.

Никто из вышеперечисленных не хочет признать своей пристрастности, необъективности. Каждый пытается из своих личных чувств вывести некую «объективную» теорию, одинаково верную во всех случаях жизни. Из личного положения пытаются вывести космический всеобщий закон природы. И доказывают оппоненту, что он идиот. Богатые доказывают бедным, что они идиоты, если хотят равенства, а бедные богатым, что они идиоты – раз равенства не хотят.

В итоге, конечно, получается разговор слепого с глухим.

Потому что классовые противоречия – это оптический обман зрения, вызванный преломлением объективной картины мира. В реальном мире существует объективное противоречие между материальной и духовной составляющей человека.

Материальная к себе гребёт – разбойничая, если получается, и скуля, если не получается. Духовная же наоборот, гребёт от себя к окружающим, стремясь их всех облагодетельствовать, поделившись с ними щедро и сполна своей верой.

+++

Не понимая этого, марксизм загнал себя в безысходный тупик. Он весь находится внутри материализма, воспроизводящего жестокость и только жестокость, и неспособного воспроизводить добродетель. Да, внутри этого субстрата есть обидчики (буржуи) и обиженные (пролетариат), хапуги и обделённые.

Но разница между обидчиком и обиженным – в силе! И что мы делаем? Мы избавляем обиженного человека от его бессилия. И даём ему силу. И он… превращается в собственную противоположность. Допустим, не сразу. Допустим, инерция прошлых обид ещё действует в первом, даже втором поколении партийной номенклатуры.

Да и то не всегда. Как писал М. Горький в романе "Жизнь Клима Самгина»: «Он вспомнил прочитанный в юности роман Златовратского «Устои». В романе было рассказано, как интеллигенты пытались воспитать деревенского парня революционером, а он стал «кулаком».

Понимаете, не в третьем поколении, а сразу в первом, и так бывает. Но если не так – то к третьему поколению «доспеет».

Во-первых, так случилось на наших глазах к 70-й годовщине советской власти (мир ей и всяческий респект!).

Во-вторых, так и будет случаться – сколько бы раз мы не повторили этот эксперимент.

Сын батрака падок на равенство, сын среднего класса к идее равенства холоден, сын начальства – идею равенства ненавидит. И это объективный закон жизни, который субъективные метания личности могут затемнить, усложнить, оттянуть его действие на 20-30 лет, но отменить не в состоянии.

Как только босяк перестаёт быть босяком – его мышление начинает неумолимую «перестройку».

+++

Я сейчас попробую вам изложить хорошо известное пророчество Ф. М. Достоевского о славянских народах, НО! - через призму социальности.

Это удивительно – как работает в разных, казалось бы, случаях, одна и та же объективная схема отторжения. Имейте в виду, что я заменил в тексте Достоевского только два слова: «Россию» на «коммунизм», и «славянские народы» на «сыны батрацкие»:

"Не будет у коммунизма, и никогда еще не было, таких ненавистников, завистников, клеветников и даже явных врагов, как все эти сыны батрацкие, чуть только их коммунизм освободит, а Европа согласится признать их освобожденными! Начнут же они, по освобождении, свою новую жизнь именно с того, что выпросят у Европы, у Англии и Германии, например, ручательство и покровительство их свободе, и… они именно в защиту от коммунизма это и сделают.

Начнут они непременно (все эти Гайдары, внуки Гайдаров) с того, что внутри себя, если не прямо вслух, объявят себе и убедят себя в том, что красной революции они не обязаны ни малейшею благодарностью. Напротив, что от властолюбия КПСС они едва спаслись вмешательством европейского концерта, а не вмешайся Европа, так КПСС проглотила бы их тотчас же…

…они будут заискивать перед европейскими государствами, будут клеветать на коммунизм, сплетничать на нее и интриговать против него.

О, я не говорю про отдельные лица из числа освобождённых сынов батрацких: будут такие, которые поймут, что значил, значит и будет значить коммунизм для них всегда. Но люди эти, особенно вначале, явятся в таком жалком меньшинстве, что будут подвергаться насмешкам, ненависти и даже политическому гонению.

Особенно приятно будет для освобожденных батрацких сынов, вчерашних нищих рабов, высказывать и трубить на весь свет, что они образованные, способные к самой высшей европейской культуре, тогда как коммунисты - стихия варварская, мрачный северный колосс, даже не чистого европейского марксизма, гонитель и ненавистник европейской цивилизации.

У них, конечно, явятся, с самого начала, конституционное управление, парламенты, ответственные министры, ораторы, речи. Их будет это чрезвычайно утешать и восхищать. Они будут в упоении, читая о себе в парижских и в лондонских газетах телеграммы, извещающие весь мир, что после долгой парламентской бури пало наконец министерство в (...страну по вкусу...) и составилось новое из либерального большинства и что какой-нибудь ихний (...фамилию по вкусу...) согласился наконец принять портфель президента совета министров.

Коммунистам надо серьезно приготовиться к тому, что все эти освобожденные нищеброды с социального дна с упоением ринутся в Европу, до потери личности своей заразятся европейскими формами, политическими и социальными…

Разумеется, в минуту какой-нибудь серьезной беды они все непременно обратятся к «красным» за помощью. («Знамя Победы на украинской СВО). Как ни будут они ненавистничать, сплетничать и клеветать на красных в Европе, заигрывая с нею и уверяя ее в любви, но чувствовать-то они всегда будут инстинктивно (конечно, в минуту беды, а не раньше), что Европейская кастовая элита естественный враг их единству, была им и всегда останется, а что если они существуют на свете, то, конечно, потому, что стоит огромный магнит – СССР, который, неодолимо притягивая их всех к себе, тем сдерживает их целость и единство".

Видите, я практически ничего не поменял у Достоевского, кроме предмета: национальный заменил на социальный. И как по писаному!

+++

Коммунисты и сами понимали, что перерождение их верхушки в заявленном формате неизбежно. Они пытались затормозить его террором, тотальной цензурой, какими-то оголтелыми формами унификации быта и стерилизации общественной мысли. И, наверное, на сколько-то лет затормозили…

Но непонимание объективной реальности было их ахиллесовой пятой на протяжении всей истории их власти.

В нашей цивилизации, если говорить грубо и прямо, существуют только две противоборствующие силы: религия и зоология. Всякое наше действие истекает либо из идеологического обобщения, выставляющего обезличенные стандарты справедливости, либо из конкретизации счастья для биологической особи.

Фантазёры могут придумать сотни иных факторов общественной жизни, «движущих сил истории» - но либо это будут совсем пустые фантазии, либо они станут лишь псевдонимами для факторов вероисповедных или зоологических.

Или вы сторонник какой-либо обобщённой, отделённой от организма-носителя идеи – и тогда умножаете число единомышленников своих всеми доступными способами, в их лице умножая свою идею.

Или вы собственник материальных благ – и тогда сокращаете число совладельцев этих благ, тоже всеми доступными способами, в этом процессе умножая свою собственность.

То, что у сектантов эти два начала обретают разного рода сектантские оболочки, осознаются опосредованно через какие-то случайные черты, иллюзорные идентификации – факт общеизвестный.

Как и то, что иллюзии очень осложняют процесс познания, уводят человеческую мысль в Зазеркалье.

А. Леонидов
https://cont.ws/@vixin76/2364856
Поделиться:

Аватара пользователя
Director
Эксперт
Баланс:15837
 
Сообщения: 918
Регистрация: 20.06.2018

Re: Главная ошибка советского обществознания

Director » 05.09.2022 12:09

+
6
-
Коллега Мишин представил нам очередную статью А. Леонидова - очень глубокого современного мыслителя
Мишин писал(а):
02.09.2022 13:51
Объективно существующее противоречие между идеализмом и материализмом

Идея в духовном мире так устроена, что расти и развиваться, пополнятся, усиливаться и расширяться она может только методом деления.

Совершенно иначе устроена материя. Усиливаться, пополняться, да и просто сохраняться, ... может только ... методом обделения других.

То, что обеспечивает идее простор и богатство – в приложении ко всему материальному означает тесноту и скудость.

Для того, чтобы обогатиться духовно – нужно как можно больше делиться с окружающими своими мыслями, умножая свои знания на их знания, и наоборот. Для того, чтобы обогатиться материально – придётся оставить другим людям поменьше, себе забрав побольше.
Очень кратко и четко сформулирована главнейшее различие между миром "голых идей" - миром слов, миром Душ, и миром материальных ценностей - миром животных тел, миром Духов.


И тут же следует очень важная оговорка
Противоречие между добродетелью и жестокостью – это противоречие между идеализмом и материализмом, с той оговоркой, что среди номинальных «материалистов», в силу какого-то искажения таковыми себя обозначающих, встречаются подлинные идеалисты.
Очень важно не путаться в паре слов-понятий "идеальный - материальный".
Очень важно в зависимости от контекста брать точное значение этих слов из множества их различных значений, имеющихся в языке.


Выделю наиболее яркие тезисы.

Проблема марксизма-коммунизма-большевизма.
В определённом смысле марксистская методология – это оптический обман зрения... это взгляд на мир через ... цветное стёклышко.

Конфликт между классами существует только в головах, где он искажённо подменяет собой конфликт между идейными фанатиками и стяжателями-вещистами.

марксизм сделал логически-безупречный вывод: для того, чтобы обиженные смогли отразить атаку обидчиков, они должны стать сильными. Если обиженные (все эти сирые и убогие) сплотятся, создадут свою пролетарскую партию, пропитаются классовой солидарностью, то они уже не будут слабы (что истинная правда). Они будут сильными. И не только физически (противопоставив рабочую милицию карателям), но и умственно: создав свою идеологию, вырастив своих интеллектуалов, вооружившись теоретическими знаниями.

Всё верно. Не к чему придраться. Кроме одного.

Если обиженный становится сильным – то он перестаёт подвергаться обидам. Но что помешает ему, сильному, самому стать обидчиком?!

Разумеется, есть инерция мышления. Батрак, ставший большим боссом – довольно долго ещё помнит импринтинги своего детства. Но как быть с его сыном, который уже РОДИЛСЯ сыном большого босса? Сыну-то чего помнить о батраческой доле, в которой он не провёл ни дня?

Эти вопросы не праздные, они заставляют нас вспомнить о советской «элите» первого поколения и её детях-внуках, массово и люто возненавидевших идеологию своих отцов-дедов.

Проблема равенства
Если человек в пустыне испытывает острую жажду, то он готов отдать что угодно ради стакана воды.
Если человек на кухне с водопроводом, то он к воде относится совершенно спокойно...
Если человека поят водой насильно ..принуждают снова и снова пить воду.... Вода ему омерзительна, глаза б его на неё не глядели!

Когда человек живёт ниже среднего – идея равенства (пресловутой «уравниловки») обладает для него неотразимым обаянием.

Человек, живущий средне – к идее равенства равнодушен, потому что оно ему ничего не прибавит и не убавит: его уровень жизни (средний) как раз совпадает с уровнем равенства.

Но если человек живёт выше среднего, то – вперёд даже жопой, чем головой – осознаёт, что равенство его обделит, опустит. Идеи равенства обладают для такого человека похмельной, рвотной омерзительностью.

Как только босяк перестаёт быть босяком – его мышление начинает неумолимую «перестройку».
так случилось на наших глазах к 70-й годовщине советской власти (мир ей и всяческий респект!).

Две стороны одной медали: Религия и зоология. Голова и тело. Душа и Дух.
В нашей цивилизации, если говорить грубо и прямо, существуют только две противоборствующие силы: религия и зоология.
Всякое наше действие истекает либо из идеологического обобщения, выставляющего обезличенные стандарты справедливости, либо из конкретизации счастья для биологической особи.

Фантазёры могут придумать сотни иных факторов общественной жизни, «движущих сил истории» - но либо это будут совсем пустые фантазии, либо они станут лишь псевдонимами для факторов вероисповедных или зоологических.

Ответить
   ПОМОЩЬ по форуму!