Обсуждаем актуальные вопросы с точки зрения химии
Ответить
Lastor Inten
Участник
Баланс:132
 
Сообщения: 12
Регистрация: 24.10.2019

Как раньше боролись со старением и пытались достичь бессмертия

Lastor Inten » 07.02.2020 23:01

+
6
-
Изображение


Броун-Секар и экстракт свежеотрезанных яичек морских свинок

Французский медик и физиолог Шарль Эдуар Броун-Секар многие годы посвятил экспериментальному изучению физиологии человека, написал до полутысячи работ о нервной системе, о работе мышц, о строении и заболеваниях спинного мозга, о функционировании надпочечников и о составе крови. Броун-Секар издавал во Франции и Америке несколько журналов, посвящённых психологии, медицинским исследованиям и практической хирургии. Он был большим для своего времени знатоком человеческого организма, успешным исследователем, опытным хирургом и учёным с широким научным кругозором. Неудивительно, что, почувствовав наступление старости, он задумался, что с этим можно сделать, и подошёл к решению вопроса во всеоружии своих немалых познаний.

Ему было 72 года, когда он заметил, что у самцов млекопитающих (включая человека) самый активный период в жизни вообще совпадает с периодом наибольшей половой активности, а с падением оной — снижается и активность как таковая. А заметив это, предположил, что молодость и активность может быть связана с неким веществом, вырабатываемым в половых железах молодых половозрелых самцов. Чтобы проверить своё предположение, он стал впрыскивать себе под кожу водный раствор экстракта свежеотрезанных яичек морских свинок, кроликов и собак в самом расцвете сил. Наблюдая на себе последствия данной процедуры, Броун-Секар отметил (помимо адской боли в месте укола) увеличение мышечной силы, ясности ума и улучшение функции половых органов. Его доклад о результатах исследования вызывал шумиху в научном сообществе и в прессе. С лёгкой руки газетчиков в народ пошёл придуманный ими (газетчиками, а не учёными) термин «омоложение».

Другие медики-исследователи стали пытаться повторить опыт Секара. Кто-то отделался лишь болезненным воспалением в месте укола, но многие, в самом деле, испытали подъём всяческих сил. Правда, большинство испытателей отмечали, что подъём этот кратковременный, а вслед за ним идёт непременный и чувствительный упадок, так что ни о каком «омоложении» речь не идёт. Тем не менее, многие врачи в Европе ещё какое-то время применяли «эликсир молодости» Броун-Секара, пытаясь лечить своих пациентов от старческой немощи. Безуспешно. Сам Шарль Эдуар Броун-Секар умер через четыре года после того, как впервые сделал себе инъекцию экстракта тестикул морской свинки.


Мечников и йогурт

Первым пропагандировать йогурт в качестве лекарства от старости начал ещё Илья Мечников в начале XX века. Навели его на эту идею статистика и впечатлительность.
Мечников был уверен: то, что человек живёт слишком мало, рано стареет и умирает в болезнях, — неправильно и может быть изменено: старость можно отодвинуть, люди могут и должны жить не менее сотни лет. Главной же причиной преждевременной старости, по мнению Ильи Ильича, являются яды, выделяемые различными микробами. Особенно его беспокоили живущие в толстом кишечнике гнилостные бактерии. Само по себе нахождение гнилостных бактерий в человеческом организме казалось ему настолько немыслимым и недопустимым, что он называл толстый кишечник атавизмом и всерьёз раздумывал о возможности избавления человека от него хирургическим путём.

На практике, правда, до такого радикализма не дошло — Мечников стал искать способы подавления активности гнилостных бактерий в живом, неотрезанном толстом кишечнике.

Исследовав статистику о числе долгожителей в разных странах, он обратил внимание, что больше всего людей, доживших до ста и более лет, обитает в Болгарии. Незадолго же до этих мечниковских штудий, а именно в 1905 году, болгарский студент-медик Стамен Григоров обнаружил в традиционном болгарском кисломолочном напитке (ныне всемирно известном как «йогурт») две молочнокислые бактерии, палочковидную (позже её назовут Lactobacillus bulgaricus) и круглую (Streptococcus thermophilus). Исследования показывали, что продукты жизнедеятельности обнаруженных микроорганизмов создавали среду, в которой активность гнилостных бактерий существенно снижалась. Связав этот факт с числом долгожителей в Болгарии, Мечников решил, что эликсиром молодости может служить «болгарская простокваша» — йогурт. После чего начал и сам потреблять оный ежедневно, и всячески пропагандировать. Многие живые иконы тогдашних отечественных хипстеров вняли мечниковской пропаганде и ввели йогурт в свой рацион. Даже Лев Толстой, считавший гораздо более важным духовное, а не телесное совершенствование, признавался Илье Ильичу, что болгарскую простоквашу, тем не менее, пьёт.


Залманов и скипидар

Бывший генерал медицинской службы царской армии Абрам Залманов, назначенный начальником Главного курортного управления и Председателем госкомиссии по борьбе с туберкулёзом, выдвинул теорию, согласно которой одной из важнейших причин старения (равно как и вообще многих болезней) является нарушение работы капилляров. Для «откупорки» капилляров Залманов предложил использовать скипидарные ванны. По его мнению, эта процедура должна была способствовать омоложению организма.

Метод Залманова стали практиковать в одной из больниц, обслуживавших высшее партийное руководство и работников кремлёвского аппарата. Однако после того как несколько человек, приняв скипидарные ванны, получили ожоги и раздражения, но никакого омоложения не ощутили, метод признали ошибочным и практику прикрыли.

Уехав в 1921 году в Европу, Залманов много лет пытался внедрить «скипидарную капилляротерапию» во Франции (с переменным успехом), а в конце 1950-х гг. писал в Президиум АМН СССР с просьбой прислать к нему стажироваться молодых врачей. Советские академики ответили отказом.

Последние попытки как-то протащить скипидарные ванны в официальную медицину предпринимались во второй половине 1960-х гг. под эгидой МО СССР. Сегодняшняя доказательная медицина относится к методу Залманова как к своего рода странице в истории науки и практики, которая давно перевёрнута.


Богомолец и яды

Упрощённая, но оттого понятная массам трактовка коммунизма как «земного рая» буквально требовала задуматься и о «земном бессмертии». И упомянутый выше Абрам Соломонович Залманов был далеко не единственным, кто о нём задумывался. Персонаж повести Булгакова «Собачье сердце» (1925 год) профессор Преображенский, специалист по омоложению, и герой фильма Роома «Строгий юноша» (1936) врач Юлиан Степанов, умеющий воскрешать уже умерших людей на операционном столе, возникли не на пустом месте, не являются чистыми плодами художественного вымысла — многие советские врачи и учёные занимались этими вопросами очень серьёзно.

Одним из безусловных лидеров данного направления исследований считался патофизиолог и гематолог Александр Богомолец, в число заслуг которого входит создание антиретикулярной цитотоксической сыворотки (АЦС).

Цитотоксинами (клеточными ядами) называют антитела, уничтожающие клетки организма. Первыми цитотоксины начали исследовать в лаборатории Мечникова в Пастеровском институте в Париже. Жюль Борде, бывший тогда сотрудником этой лаборатории, иммунизировал морских свинок кровью кролика и получил цитотоксины, разрушающие клетки кроличьей крови. Впоследствии было установлено, что иммунизация одного животного материалом, содержащим клетки того или иного органа другого животного, приводит к вырабатыванию в крови первого антител к данным клеткам, цитотоксинов. Например, если иммунизировать морскую свинку материалом с клетками селезёнки кролика, а потом ввести полученные таким образом цитотоксины в организм кролика, его селезёнка начнёт разрушаться. Также было замечено, что, если цитотоксинов ввести совсем немного, чтобы разрушилась только часть клеток соответствующего органа, это активирует в организме восстановительные процессы, в результате чего повреждённый орган может восстановиться и даже отчасти улучшить некоторые функциональные показатели.

Продолжая исследования цитотоксинов, советский учёный Александр Богомолец создал препарат на основе сыворотки крови лошади, иммунизированной тканями костного мозга и селезёнки человека. Таким образом, была создана цитотоксическая сыворотка, содержащая антитела к большинству элементов соединительной ткани человеческого организма. Она долгие годы успешно использовалась для лечения долго не заживающих язв и тяжёлых ранений. Однако Богомолец был уверен, что этим её потенциал не исчерпывается, что при регулярном применении АЦС можно заставить соединительную ткань организма постоянно обновляться и таким образом продлить активную жизнь человека до сотен и даже тысяч лет. Чтобы доказать это, он вводил сыворотку себе. Пока не умер.

Дальнейшие исследования не подтвердили роли АЦС в стимулировании долголетия.


Полинг и витамины

В 1928 году была открыта гамма-лактона 2,3-дегидро-L-гулоновая кислота, позже получившая название «аскорбиновая», а ещё позже — «витамин C».
Коллаген, основной белок соединительной ткани нашего организма, не может при отсутствии аскорбиновой кислоты образовывать прочных волокнистых структур. То есть, нет аскорбинки — начинают разрушаться сухожилия, хрящи, кровеносные сосуды, дряхлеет кожа, выпадают зубы и волосы.

В 1970-м году в «Докладах национальной академии наук США» выходит статья профессора химии Лайнуса Полинга «Эволюция и потребность в аскорбиновой кислоте». Он утверждал, что витамин C — это природный антиоксидант, и увеличение его поступления в организм в 100—200 раз могло бы существенно улучшить здоровье и — главное — увеличить продолжительность жизни. Вместо результатов исследований (которых просто не было) Полинг просто сообщал, что они с женой стали съедать по 10 граммов аскорбинки в день, после чего почувствовали себя бодрее и здоровее.

Авторитет Полинга был так высок, что, несмотря на критику и многочисленные последующие исследования, подтверждавшие, что для формирования коллагеновых волокон достаточно 10 мг, а остальное просто выводится из организма, аскорбинка прочно и надолго вошла в моду. Выпускались препараты в дозировках по 1000 мг, даже по нескольку граммов. В печати появились утверждения, что аскорбинка не только продлевает жизнь, но и лечит множество болезней, от простуды до рака. Робкие голоса исследователей, пытавшихся всё это опровергать, просто не были слышны на фоне голоса нобелевского лауреата (который, к слову, не был ни медиком, ни физиологом).

После смерти Полинга умершего от рака, до массовой печати, наконец, дошли известия о том, что ни одной группе исследователей не удалось воспроизвести якобы имевшее место в возглавляемом Полингом институте излечение от рака мегадозами аскорбинки. Не подтвердилось и влияние увеличенных дозировок витамина C на продление жизни. Более того, позднейшие исследования показали, что для полного насыщения организма (включая обеспечение запаса в надпочечниках) даже в периоды чрезвычайно активной физической деятельности никогда не требуется более 100 мг аскорбиновой кислоты. Остальное выводится с мочой, предварительно распадаясь в печени с образованием в качестве промежуточного продукта щавелевой кислоты. Та же, реагируя в мочевыделительной системе с кальцием и мочевой кислотой, приводит к образованию камней в почках.


Пархон и новокаин

В 1954 году в Румынском институте гериатрии и геронтологии профессор Ана Аслан впервые ввела в обиход термин «геропротектор». А первым геропротектором, там же, в Румынии, был провозглашён препарат «геровитал», которым Аслан и её сотрудники пытались омолаживать людей. Строго говоря, геровитал — это был новокаин с витаминами.

Дело в том, что у видного румынского эндокринолога (и, по совместительству, главы румынского государства с 1948 по 1952 год) Константина Иона Пархона тоже была своя теория старения. Он считал, что старость — результат накопления дисульфидных связей в белках. Существенно более поздние (уже 2000-х годов) исследования показали, что это утверждение не так уж далеко от истины: во всяком случае, образование дисульфидных мостиков в некоторых белках, из которых построена нервная ткань, ведёт к нейродегенеративным заболеваниям. Так вот, институт Аны Аслан как раз пытался найти вещество, замедляющее образование этих мостиков. И исследователям показалось, что новокаин с витаминными добавками («геровитал») как раз и есть такое вещество. Во всяком случае, пациенты, переведённые из домов престарелых в институт и начавшие получать «геровитал», начинали чувствовать себя лучше. При этом полномасштабных плацебо-контролируемых исследований препарата не проводилось.

В СССР заинтересовались опытом румынских коллег. На волне этого интереса в 1958 году в Киеве был даже основан Институт геронтологии, для которого проверка действенности «геровитала» стала первой задачей. Однако многочисленные исследования не подтвердили омолаживающего действия лекарства. Улучшение же самочувствия румынских стариков, вероятно, объяснялось тем, что их организмы просто реагировали на перемещение из находившихся в весьма плачевном состоянии домов престарелых в передовой и хорошо снабжаемый институт, где получали хорошее питание, грамотный уход, да ещё и витамины в составе «геровитала».


Харман и антиоксиданты

Однажды сотрудник отдела биофизики Калифорнийского университета профессор Денхам Харман познакомился с работами Александра Богомольца, который предполагал, что причина старения — в постепенном повреждении соединительной ткани организма (которую он и собирался время от времени подновлять при помощи своей сыворотки). До того Харман изучал окислительные и свободнорадикальные реакции в продуктах переработки нефти. Работы же Богомольца натолкнули его на мысль о том, что и в человеческом организме повреждение тканей происходит в результате окисления тканей свободными радикалами кислорода, которые возникают постоянно в клетках в процессе энергетического обмена. Так в 1956 году возникла свободнорадикальная теория старения, получившая вскоре широкое распространение.

Логичным следствием из предположения, что старение — следствие окислительных процессов, было предположение, что остановить его могут вещества, препятствующие оным, — антиоксиданты.

К радости исследователей, опыты с нематодами, а позже с дрозофилами показали, что срок жизни этих относительно простых организмов под воздействием антиоксидантов увеличивается существенно — иногда вдвое. Это вдохновляло.

Советский академик Николай Маркович Эмануэль, возглавлявший Институт химической физики АН СССР, занялся испытанием синтетических антиоксидантов на мышах. Когда как средняя, так и максимальная по подопытной группе продолжительность жизни мышей, получавших 2-этил-6-метил-3-гидроксипиридина сукцинат и диметиламиноэтанол, увеличилась на несколько месяцев, академик Эмануэль решил, что лекарство от старости найдено и сам стал принимать эти же препараты, добавляя их в мороженое.

Конкретно же с синтетическими антиоксидантами есть ещё такая проблема — организм не умеет от них избавляться. Как пишет в своей книге «Питание и долголетие» известный геронтолог Жорес Медведев, молекула антиоксиданта, присоединяя кислород, должна удаляться или расщепляться на более простые компоненты, но, если речь о синтетическом веществе, отсутствующем в живой природе, то у организма просто нет специфических ферментов для этого. Очевидно, что для существенного антиэйджингового эффекта любой препарат пришлось бы принимать достаточно долго, вероятно — всю жизнь. Но если этот препарат — синтетический антиоксидант, это привело бы к его накоплению в организме и, в результате, не к продлению жизни, а, скорее, наоборот.



Отдельно стоит сказать о витамине E (токоферол). О том, что витамин E защищает клеточные оболочки от свободных радикалов, было известно давно. Однако в 1970-х годах, на волне роста популярности свободно-радикальной теории старения, это знание актуализировалось. Некоторые фармкомпании стали выпускать препараты с очень крупными дозами токоферола, а популярная печать зажужжала о его необходимости в деле сохранения молодости. Никаких клинических исследований на эту тему не было. Но на волне моды интерес к витамину E рос и, примерно, с конца 1980-х его стали массово есть горстями и ели так, примерно, до начала 2000-х.

Потом доклад Американской ассоциации болезней сердца, сделанный в 2004 году, сообщал: наблюдения показывают, что никакого снижения заболеваемости или увеличения продолжительности жизни среди пациентов, принимающих токоферол, не наблюдается. Зато наблюдается нечто обратное — на миллион принимающих витамин E ежегодно аж девять тысяч человек умирает от передозировки этого самого витамина.


Что происходит сегодня?

Исследования продолжаются. С уверенностью можно сказать лишь одно: люди не остановятся, пока либо не станут бессмертными, либо не вымрут. До тех пор поиски бессмертия будут продолжаться. Главное, в процессе этих поисков не помереть слишком рано и болезненно.

Денис Яцутко,
по материалам сайта https://22century.ru
Поделиться:

Ответить    ПОМОЩЬ по форуму!