Интеллектуальные беседы на тему биологии, нейробиологии, генетики
Ответить
Мухин Ю. И.
Эксперт
Баланс:15681
 
Сообщения: 40
Регистрация: 09.02.2020

Как вырастить детей (Юрий Мухин)

Мухин Ю. И. » 22.05.2021 18:32

+
7
-
Т.Д. Лысенко и враги человечества

Материал длинный и сложный, посему планирую дать его четырьмя частями.

Изображение

Пожалуй, я был первый, кто ещё в прошлом веке безапелляционно и без колебаний заявил о величии Лысенко и о паразитизме генетиков. И в 90-х ко мне в редакцию приходили со своими материалами и сыновья Лысенко, и великий биолог, ученица Лысенко, Марина Алексеева (за открытия которой Нобелевскую премию получили совсем другие люди), а моя книга, собравшая мои статьи, написанные в прошлом веке, «Продажная девка генетика», вышла в 2006 году.

Потом к этому моему мнению начали присоединяться всё больше и больше исследователей. Да, я начал, но сейчас, невзирая на всё то дерьмо, которое льётся на Лысенко из официальных источников «науки», от всяких «интернет-знатоков», включая Википедию, нет проблем найти в интернете объективный материал о Лысенко, включая книги о нём других авторов.

Нельзя сказать, что я сразу был таким умным, – моё мнение о Лысенко менялось. Сначала я считал его не столько учёным, сколько руководителем науки, который пытался заставить учёных приносить стране хоть какую-то пользу, и моё мнение мнение о нём, как о величайшем учёном в мировой истории, сложилось значительно позже. Я имею в виду мнение, которое вы можете прочесть в статьях «Научная гордость русского народа» или «Критики Лысенко и генетика». И, казалось бы, я уже всё понял и уже написал о Лысенко достаточно.

Но тут чуть ли ни случайно прочёл повесть о Лысенко «У истоков новой биологии», написанную ещё в 40-е годы практически неизвестным мне писателем, журналистом и инженером (настоящим инженером, стоявшим ещё в 30-х у истоков создания советского телевидения) Ю.А. Долгушиным. И понял, что и знаю я о Лысенко не всё, и написал не всё.

Брат Ю. Долгушина был биологом и сотрудником Лысенко, посему много рассказывал о сути работ Лысенко автору помянутой повести, мало этого, сам Трофим Денисович, в молодые годы, приезжая в Москву, останавливался у Юрия Долгушина, то есть даже лично автор повести хорошо знал Лысенко. С другой стороны, толи потому, что Долгушин был реальный инженер и не способен был молотить слова, не понимая, о чём эти слова, или в силу того, что в те годы требовалось, чтобы журналист безусловно понимал, чем именно занимаются его герои, но Долгушин предельно понятно пояснил суть исследований и открытий Лысенко, и меня особенно восхитило в его повести то, как Лысенко открывал закон стадийности развития организма. Короче, рекомендую.

В своё время я сравнил Лысенко с Архимедом, но теперь и этого мало, сравнение нужно начинать с Коперника. Поскольку одной из причин ненависти к Лысенко всех этих поносящих его учёных импотентов, является дерзость Лысенко в решении проблем, к которым эти «учёные» даже боялись приблизиться.

Ведь в шестнадцатом веке, когда священник и учёный Николай Коперник задумался о строении мира, насчёт строения мира ни у кого не было сомнений, – ни у учёных, ни у простых людей. Всем было предельно понятно, что Земля – это центр мира, и всё вращается вокруг неё. Думать, что это не так – это даже не ересь, – это глупость, поскольку очевидность того, что Земля центр мира, просто каждый день кричала о себе с восходом Солнца.

Так вот, и до Лысенко было предельно понятно, что рост живых существ и их развитие (для растений – вегетация) – это одно и то же. Все – и биологи, и агрономы и простые крестьяне это знали, поскольку каждый день видели – вот растение растёт и с при росте одновременно развивается. Что тут непонятного?

А Лысенко было всего 28 лет, он был всего лишь начинающий селекционер, у него в приходе был всего один выведенный сорт ранних помидор, а он задумался над тем, что все корифеи биологии считают безусловным – задумался над вопросом: развитие и рост – это одно и то же? Тут, казалось бы, и вопроса-то нет, настолько всё очевидно, а он задумался…

Он не считал себя единственно умным и, как сообщает Долгушин, Лысенко расспрашивал всех – «случайных посетителей, практических работников земли, – всех, кто попадал в поле его зрения. Он задавал вопрос:

– Что такое вегетационный период?

– Какая разница между развитием и ростом?

– Как определить, что такое сорт, порода?..

Люди думали, высказывали свои соображения, спорили, как правильнее ответить, какие подобрать слова. Лысенко обычно знал содержание ответа, но, даже когда ему предлагали этот ответ, он долго выискивал возражения, оспаривал»
. Лысенко докапывался до основ, как и полагается настоящему исследователю.

Мне очень хотелось пересказать вам то, что я узнал у Долгушина, и я даже потратил несколько часов на написание этого, но потом пересилил себя и всё стёр. Сами прочтёте!

Я же хочу вычленить и выделить другое: закон стадийности развития, открытый Лысенко, – это величайшее, трудно даже сравнимое хоть с чем-то открытие, и оно настолько важно для всего человечества, что любого, пытающегося по своей тупости плюнуть в Лысенко, можно без колебаний объявлять даже не врагом народа, а врагом всех людей – подлым или просто тупым – не имеет значения. Враг! Это враг человечества! В том числе он враг и сам себе.

Повесть Долгушина заставила меня по-новому взглянуть на утверждение Лысенко, вынесенное в эпиграф: «Рождаются организмы, а людей делает воспитание», хотя в самой повести об этом ничего нет. Но поняв детали того, как к своему открытию шёл Лысенко, становится понятно, что его открытие закона стадийности развития совершенно недооценено, поскольку этот закон применяют сугубо селекционеры, агрономы и зоотехники, да и то – далеко не все и далеко не всегда применяют осмысленно, а надо применять родителям и педагогам. Всем!

Немного о сути, поскольку вряд ли многие понимают, о чём идёт речь.

У живого организма есть два свойства: расти и развиваться. Лысенко дал им определение: расти – увеличивать число однотипных клеток тела, развиваться – создавать клетки нового типа. Если говорить в общем, философски, то расти – это умножать имеющиеся свойства, а развиваться, это приобретать новые свойства.

Скажем, пшеница, из проращенного зерна начинает отращивать листья – это рост. Затем она выбрасывает стебель (трубку) – это новое свойство, это развитие!

Позволю себе немного остановиться на том, как Лысенко к этому пришёл (детали самого эксперимента – в повести).

Пользуясь тем, что в Азербайджане, в котором он тогда работал, относительно тёплые зимы, Лысенко начал высевать различными злаками и растениями участки опытных полей через 10 дней – чтобы развитие и рост растений пришёлся на самые разные температурные режимы. Всего было засеяно 36 опытных полей, над которыми Лысенко каждый день работал более полутора лет.

Вот присевший на корточки Лысенко «привычным движением легко выдергивает кустик растения из земли, быстро срывает с него лишние побеги, листья, потом, уже осторожно, длинным ногтем мизинца, специально для этих операций выращенным, одну за другой отделяет нежные пленки, скрывающие точку роста в главном стебле.

Вот она. Маленький, едва видимый глазом, белый, почти прозрачный, остроконечный бугорок правильной конической формы. Тут, в этом нежном, чувствительном центре растительного организма, совершаются все таинства развития растения. Тут бурно и непрерывно делятся, размножаются клетки его ткани, то одинаковые, подобные себе, то вдруг иные, измененные, образующие новую ткань, новые органы.

Когда злак кустится, от этого маленького конуса то и дело отслаиваются одна за другой прозрачные пленки, вырастающие затем в длинные, узкие листья. В это время нежная, зернистая и влажная поверхность конуса – гладкая, ровная.

Но вот, по велению каких-то еще не раскрытых сил, управляющих развитием, – будто по приказу невидимого командира этой зеленой дивизии, расположенной на делянке, начинается новое. «Точка роста», этот нежный, прозрачный конус, больше не будет отслаивать листьев. Проходит день, и на его ровной поверхности вдруг начинают обозначаться какие-то кривые поперечные бороздки. Получается нечто вроде детской игрушки пирамидки, только не из деревянных кружков, а из мягких, смятых лепешек. Это намечаются новые органы, очертания будущего колоса. Это уже его зачаток. Теперь он будет быстро расти, подниматься вверх на зеленой соломине – трубке. Так начинается новая фаза: «выход в трубку», рост колосоносного стебля.

Лысенко истребляет сотни растений, в каждом обнажает и осматривает точку роста главного стебля. Когда он уходит на другую делянку, там, где он сидел, остаются порванные кустики, листья и корни, пересыпанные землей».


И вот так Лысенко переходил с делянки на делянку, стал худым от непрекращающейся нагрузки и чёрным от постоянного нахождения на солнце (по некоторым данным всего в этом эксперименте Лысенко присел на корточки и осмотрел развитие растений 80 тысяч раз), но Лысенко, всё же, нашёл, как температура среды влияет на начало нового развития. Но дело в данном случае не в температуре, а в том, что стало понятно – не окончив одну стадию развития, нельзя приступать к другой, а температура – это всего лишь сигнал, который растение использует для начала новой стадии.

О счастливом детстве

И вот понимая, что рост – это одно, а развитие – другое, можно изменением условий жизни растения или ускорить развитие растения, или затормозить его. Скажем, если озимой ржи не дать пережить холод и посеять рожь весной, то есть, если ей не дать испытать трудности и поместить в комфортные условия, то рожь будет выбрасывать и выбрасывать всё новые и новые листья, но не будет давать стебли и колоса – не будет развиваться. Образно говоря, она будет «довольна» своим «детством» и не будет видеть необходимость его заканчивать. Но если ржи дать пережить зиму, вернее – холод, то даже помещённое потом в тяжёлые условия, скажем, засухи, растение полностью разовьётся и даст зерно. Всё так же, образно говоря, растение будет бояться, что не сможет дать потомство, посему будет спешить со своим развитием. Я не знаю, сформулировал ли этот итог сам Лысенко, посему сформулирую это сам:

Без проблем для организма в «детстве», у организма нет нужды развиваться дальше – организму как бы и так хорошо! И оно будет расти и расти в том состоянии, в котором на него обрушился комфорт. Организм не спешит развиваться в полноценный, половозрелый.

В приведенных выше ссылках на мои статьи, я дал много примеров, того, как закон стадийности развития используется на практике, поэтому повторю только один, но повторю с подробностями.

Выдающийся советский крестьянин, председатель колхоза Яков Геринг, в засушливой казахстанской степи добыл воду и занялся поливным земледелием. Это было время, когда уроды, называющие себя генетиками, уже заплевали Лысенко, и о законе стадийности развития растений порою не знали даже выдающиеся агрономы Советского Союза, в том числе и Геринг. Итак, речь идёт уже о 70-х годах.

«Помню, никак не приживалась кукуруза на поливе, а мы стали высевать ее уже на сотнях гектаров. Урожай давала – 150–170 центнеров с гектара, хотя по всем прогнозам, урожай должен быть вдвое больше. В чем дело? Советовались с учеными. Главный агроном Василий Иванович Киселев просмотрел много литературы по выращиванию кукурузы на поливных землях, а ответа не нашел.

Тогда решили поехать в Талды-Курганскую область в колхоз «40 лет Октября», который славился высокими урожаями кукурузы на поливе. Председатель колхоза Герой Социалистического Труда Николай Никитович Головацкий охотно рассказывал нам об агротехнике возделывания кукурузы на поливных землях. И наши сомнения разрешились. ...Мы шли по кромке кукурузной плантации. Немилосердно жгло июньское солнце. Растеньица кукурузы, набравшие уже по четыре листочка, чуть пожухли – их зелень была тускловата.

– Почему же вы не поливаете?! – даже несколько испуганно спросил наш главный агроном своего коллегу, сопровождавшего нас.

– Ждем пятый листок, – невозмутимо ответил тот.

– Но почему?

– Закаляем, чтобы не была неженкой. Выстоит сама до пятого листочка, укрепится, вот тогда мы и дадим ей живой водички, и пойдет кукуруза в рост по-настоящему. Будет прибавлять по три – четыре сантиметра в сутки!

– А мы поливаем, как только всходы появятся,– сказал Киселев.

– И тем самым снижаете урожайность. Попав с «младенческого» возраста в «тепличную» обстановку, кукуруза теряет значительную часть энергии роста. Чем это объяснить, мы точно пока не знаем. Но, возможно, разгадка в так называемой теории раздражимости Ч. Дарвина. Всякое действие вызывает противодействие. Например, боронуя по весне озимые, мы как бы заставляем растения защищаться, и это придает им новые жизненные силы, способствует их лучшему развитию. Так и здесь: только раздражитель, мобилизующий силы растения, – зной, жажда. Во всяком случае, – заключил агроном, – многолетняя практика показывает, что поливать кукурузу надо после появления пятого листка.

Испытующе посмотрел на Василия Ивановича, на меня и добавил:

– Только учтите, товарищи, увидев жухнущие растеньица, не пугайтесь. Ведь стереотип уже сложился в сознании на многие годы: вянет – поливай. Так что вы не поддавайтесь ложной жалости.

Мы приняли совет на вооружение. В том же году самый высокий урожай кукурузы на поливе – 526 центнеров с гектара – был получен в звене, в котором первый полив кукурузы провели строго по выходе пятого листочка, несмотря на палящий зной, казалось бы, грозивший молодым росткам гибелью».

Поняли? Агрономы использовали открытие Лысенко, но не понимали этого! Они не садились на корточки, не вырывали ростки и не смотрели, меняется или нет форма точки роста кукурузы – закончена или нет стадия «детства», – они считали, что «закаляют кукурузу». А ведь согласно теории стадийности развития, грубо говоря, нельзя «детей ставить в комфортные условия»! Надо дать им закончить детство, иначе оно для них никогда не закончится!

Вот ещё уместный пример.

При выращивании скота часть поголовья используется для получения молока и потомства, а часть поголовья (бракованная или лишняя) сразу же выращивается на мясо. Но стоимость получаемого мяса зависит от того, сколько кормов пошло на его получение. Однако, если вы выращиваете скот для получения потомства, то вы обязаны дать животному и корма для развития животного в половозрелую особь. В результате мясо такого животного будет дороже.

А если вы откармливаете бракованный молодняк, который сразу же откармливают на мясо, то надо затормозить его половое созревание, затормозить ему взросление, – не дать ему потратить корма на то, чтобы он стал полноценной коровой или быком! Вот тогда он будет быстро расти, станет большим и жирным с дешёвым мясом и его забьют, так сказать, инфантилом – существом, так и не ставшим взрослым. И, как видите, добиваются этого усиленным кормлением молодняка – от комфорта такого кормления (комфорта) животные не спешат стать взрослыми.

Вы поняли, на что я намекаю?

Правильно! А как же люди? Как их дети? И только ли дело в еде и комфорте? Об этом будет в продолжении, а этот раздел давайте подытожим.

***
Согласно закону стадийности развития, открытого Лысенко и используемого либо проявляющего себя в делах селекции или агрономии и животноводства, НЕЛЬЗЯ переходить к следующей стадии развития живого, не закончив предыдущую стадию – иначе вы затормозите развитие. Но в стадии «детства» надо как бы напугать организм тем, что он может и не успеть дать потомство, поэтому ему надо ускоренно развиваться.

Или формулируя вывод философски: необходимо окончить детство в биологическом смысле, прежде чем обращаться с живым организмом, как с взрослым.



(продолжение следует)

Ю.И. МУХИН
Поделиться:

Теги:

Мухин Ю. И.
Эксперт
Баланс:15681
 
Сообщения: 40
Регистрация: 09.02.2020

Re: Как вырастить детей (Юрий Мухин)

Мухин Ю. И. » 22.05.2021 19:04

+
5
-
Как детей кормить

Итак, если понимать суть открытого Лысенко закона стадийности развития и осмысленно (или не понимая этого) ещё неразвитому организму обеспечить комфорт, скажем, если телятам, предназначенным на мясо, с самого рождения давать неограниченно кормов, то их развитие как коров и быков прекратиться или замедлится и этим исказится – они вырастут не в настоящих коров и быков, а только во внешне похожих на коров и быков больших, жирных животных. Правда, это и нужно, чтобы получить от них много качественного мяса.

Интересно, что ведь чуть ли не с древних времён люди заметили, если живое существо избавить от проблем производства потомства, то оно быстро набирает вес и даёт жирное, качественное мясо. Поэтому холостили всех животных, которых планировали пустить на мясо, даже птицу, и в той же Франции ценились холощённые петушки – каплуны, и холощённые куры – пулярки. Даже растения – бесплодные гибриды – дают больше плодов (с «холостыми» семенами) и высшего качества, чем растения, заботящиеся о том, чтобы дать потомство.

Так неужели это факт, точно установленный в животном и растительном мире, осмысленный Лысенко в закон стадийности развития жизни, не имеет отношения к потомству человека?

Но если имеет, то тогда как детей кормить? И что делать, накормив их?

Ведь с людьми проблема в том, что нам важно воспитать не только их тело – не только сделать детей БЕЗУСЛОВНО половозрелыми, но и воспитать их как людей.

Я много писал о воспитании детей, как людей, не подозревая, что применял в своих рассуждениях закон стадийности развития Лысенко. Но даже я не касался вопроса о том, как детей надо кормить, – мне казалось, что это не имеет никакого значения. И только прочтя повесть Долгушина, задумался – если для растений и животных это имеет значение, то почему кормление не имеет значения для детей?

И вот тут я вспомнил не свои работы на эту тему (я пишу о воспитании детей с 80-х годов), а книгу английского философа и политического мыслителя Джона Локка (1632-1704), который ещё в невообразимо далёком 1691 году написал работу «Мысли о воспитании». Тогда много, чего не знали, но знали главное – как вырастить джентльменов – людей, которые, презирая лень, мощно двинут в Великобритании научно технический прогресс и, презирая страх смерти, выступят на защиту интересов Британской империи (сначала создав её).

Книга Локка – это лучшее, что мне приходилось видеть на тему воспитания детей, и, хотя надо сказать, работа длинновата и многое из ее деталей уже устарело, но не устарели принципы. Я дам несколько цитат, из которых можно понять, что это за принципы, и начну с того, как будущих джентльменов надо кормить.

«Что касается пищи, – пишет Джон Локк, – то она должна быть совсем обыкновенной и простой; и я бы советовал, пока ребёнок ходит в детском платьице или по крайней мере до двух или трёхлетнего возраста, вовсе не давать ему мяса. Но как это ни полезно для его здоровья или силы в настоящем или в будущем, я боюсь, что родители с этим не согласятся, так как они сбиты с толку собственной привычкой есть слишком много мяса: они готовы думать, что их дети, как и они сами, если не будут иметь мяса, по крайней мере, два раза в день, то подвергнутся опасности умереть с голода.

…Но если мой юный джентльмен уж так обязательно должен получить мясо, то пусть он получает его только раз в день, и притом только одного сорта. Обыкновенная говядина, баранина, телятина и т. д. безо всякой другой приправы, кроме голода…

…Когда мальчик просит есть не в установленное время, не давайте ему ничего другого, кроме сухого хлеба. Если он голоден, а не капризничает только, он удовлетворится одним хлебом; если же он не голоден, то ему вовсе не следует есть. Этим вы достигнете двух хороших результатов. Во-первых, привычка заставит его полюбить хлеб, ибо, как я сказал, наш вкус и желудок находят удовольствие в том, к чему мы их приучили. Другая польза, достигаемая этим, заключается в том, что вы не приучите его есть больше и чаще, чем требует природа. Я не думаю, что все люди обладают одинаковым аппетитом: у одних желудки от природы крепче, у других слабее.

Но я думаю, что многие люди становятся гурманами и обжорами в силу привычки, не будучи таковыми от природы; и я вижу, что в разных странах люди, которые едят только два раза в день, так же сильны и бодры, как и те, которые постоянным упражнением приучили свои желудки напоминать о себе четыре или пять раз. Римляне почти ничего не ели до ужина; это была единственная настоящая еда даже у тех, которые ели более одного раза в день; и те, кто имел привычку завтракать – одни в восемь часов, другие в девять, третьи в двенадцать или несколько позже, – никогда не ели мяса и не заставляли для себя готовить особого блюда. Август, будучи уже величайшим монархом на земле, рассказывает нам, что он брал с собой в одноколку кусок хлеба. А Сенека, сообщая в своём 83-м письме, какой режим он установил для себя, уже будучи стариком, когда возраст допускал послабления, говорит, что он имел привычку съедать за обедом лишь кусок сухого хлеба и даже не садился за стол, хотя его состояние позволяло ему (если бы этого требовало его здоровье) тратить на обед не худший, чем любой принятый в Англии, даже в два раза больше. Повелители мира росли на этой скудной пище; и молодые джентльмены в Риме не чувствовали недостатка силы, физической или духовной, из-за того, что они ели лишь один раз в день. Если же случалось, что кто-либо не был в состоянии поститься до ужина, который был единственной установленной едой, то он брал только кусок сухого хлеба или – самое большее – несколько изюминок, чтобы «заморить червячка».

Это правило умеренности считалось настолько необходимым для здоровья и работы, что обычай садиться за стол один раз в день устоял против наплыва роскоши, которая была занесена в среду римлян их завоеваниями и грабежами на Востоке, и даже те, кто отказались от старинной умеренности в еде и стали задавать пиры, не начинали их раньше вечера. Садиться за стол больше одного раза в день считалось столь чудовищным, что до времён Цезаря римляне находили предосудительным устраивать пир или садиться за стол до захода солнца. Поэтому, если в том не усмотрят чрезмерной суровости, я считал бы самым подходящим давать моему юному джентльмену также и к завтраку только хлеб.

…Утро обыкновенно предназначается для учения, которому полный желудок является плохой подготовкой. Сухой хлеб, будучи самой лучшей пищей, в то же время создаёт меньше всего соблазнов; и кто заботливо относится к физическому и духовному развитию ребёнка и не желает из него сделать тупого и нездорового человека, не станет его пичкать за завтраком. И пусть не думают, что такой режим не подходит для человека с состоянием и высокого положения. Джентльмен должен воспитываться так, чтобы во все времена быть в состоянии носить оружие и стать солдатом. А кто в наше время так воспитывает своего сына, как будто предназначает его к тому, чтобы тот проспал всю жизнь в изобилии и довольстве, предоставленных ему большим состоянием, которое он собирается ему оставить, тот мало принимает в соображение примеры, которые видел, и время, в которое живёт.

…Этим я заканчиваю свои соображения относительно тела и здоровья. Сказанное мною сводится к следующим немногим и легко выполнимым правилам: обилие свежего воздуха, упражнения, сон, простая пища; никаких вин или крепких напитков; очень мало лекарств; не слишком тёплая и не слишком тесная одежда; приучать голову и ноги к холоду, часто обмывать ноги холодной водой и приучать их к сырости».


Тут даже не знаешь, как предлагаемый Локком способ кормление детей предлагать современным родителям – они тебя заплюют за такие советы. Да и у самого рука не поднимется. Как рекомендовать кормить ребёнка сухим хлебом, когда человечество уже решило вопрос с питанием, по крайней мере, «цивилизованных» стран?

Но обратите внимание – нельзя поливать кукурузу, пока не появится пятый листик, и Локк советует не кормить детей «от пуза», вернее, от желания самого процесса еды, а мы часто едим не потому, что голодны, а потому, что привыкли есть. Во всяком случае Локк предлагает добиваться от детей состояния, когда дети реально проголодаются.

Зачем это «издевательство» над ребёнком? По Лысенко получается – для того, чтобы ребёнок созрел, чтобы закончил стадию детства, чтобы стал не по внешнему виду, а реально половозрелым. Чтобы его в зрелые годы интересовали не лица своего пола, и даже не онанизм, а ребят интересовали настоящие, а не резиновые, девушки, а девушек – юноши. Чтобы человек стремился создать семью и прожить в окружении своих детей, а не в окружении котиков.

Вот читаю в интернете сетования женщины, что ей за тридцать, а мужа нет и, видимо, придётся доживать жизнь в одиночестве. Жалко её, но одновременно накатывает возмущение: как это – «в одиночестве»?? Роди ребёнка или двух, и ты уже никогда не будешь одинока! Но ей это и в голову не приходит, для неё дети – ничто! Начисто атрофирована биологическая цель жизни.

Недавно я писал о том, что Сталин приказал расконвоировать пленных немцев, что оставшиеся без мужчин советские женщины могли завести детей. Раньше меня это не интересовало, а вот сейчас вспомнил, что в моём детстве из тех сверстников, кого могу вспомнить (в нашей компании были только ребята), из примерно 20 подростков, родившихся через пару-тройку лет после войны, пятеро ребят никогда не имели отцов, да и ещё через дорогу от нас жила девчонка на пару лет меня старше, тоже с матерью без отца. И тех матерей не пугали материальные трудности – их пугало остаться без детей.

Да, конечно, волосы на лобке могут и появиться, но как заглянуть ребёнку в спинной мозг? Как понять, что произошло с его инстинктами? Это безусловно надо изучать, и если бы умственно импотентные генетики не заплевали найденное Лысенко, то мы бы сегодня об этом знали если и не всё необходимое, то, по крайней мере, много. А сейчас?

А сейчас, как ёжик в тумане, возникает единственный вывод – чтобы вырастить половозрелых людей, во всяком случае, ДАВАЙТЕ ДЕТЯМ ПРОГОЛОДАТЬСЯ!

Хотя не всё так просто

Еда имеет безусловное значение и в свете иных результатов, уже найденных исследователями. Вот давайте рассмотрим исследование, которое, казалось бы, «не в тему», но безусловно связано с тем, как кормить детей.

Мне уже приходилось ссылался на вот это обстоятельство:

«Мозг пятилетнего ребенка оказался «энергетическим монстром» – он потребляет вдвое больше глюкозы, чем мозг взрослого, выяснили антропологи из Северо-Западного университета (штат Иллинойс, США). Это открытие помогло понять, почему дети растут гораздо медленнее, чем детеныши других млекопитающих. Новое исследование опубликовано в журнале Proceedings of the National Academy of Sciences.

Исследователи проанализировали динамику потребления глюкозы и рост объема мозга у 36 человек. Ученые понаблюдали за выбранной группой от рождения до совершеннолетия. Оказалось, что больше всего ресурсов (66 процентов от всей энергии, которую использует организм в состоянии покоя) мозг потребляет в четыре года – именно тогда, когда рост тела замедляется. Ранее считалось, что пик энергетических расходов на мозг наступает сразу после рождения, когда вес этого органа (относительно общей массы тела) максимален.

«Когда ребенку 4-6 лет, очень трудно определить его возраст по размерам тела. Вместо этого приходится смотреть на его поведение и вслушиваться в его речь. Наше исследование говорит о том, что это не случайно. В этом возрасте рост тела практически останавливается, потому что мозг поглощает все доступные организму ресурсы», – отмечает автор исследования Кристофер Кузава (Christopher Kuzawa).

Именно в эти годы человек активно познает окружающий мир, поэтому на этот период приходится максимальный рост синапсов, – связей между нейронами, что требует увеличенного количества энергии, обосновывают полученные результаты ученые».


Сначала обращу внимание вот на что. Эти исследователи, игнорируют тот факт, что и мы, и то, что руководит нашим телом, не являемся собственно атомами нашего тела. Так сейчас считает вся «официальная наука». Ну и как они объясняют, куда девается энергия, поступающая в мозг?

Всё остальное тело превращает поступающую с едой энергию (килокалории, ккал) в работу мускулов или в тепло, но ведь мозг и не шевелится, и даже прикрыт теплоизоляцией волос от потерь тепла. Так куда девается поступающая в него энергия?!

Американские исследователи – официальные «учёные», – как видите, ответили на это крайне убого – эта энергия, якобы, идёт на создание «синапсов, – связей между нейронами».

И мне почему-то вспомнился разговор чуть ли не 40-летней давности толи с директором, толи с главным инженером Павлодарского химзавода, производившего в СССР топливо для ракет. Задача завода – произвести вещество, килограмм которого выделял бы при сгорании максимум энергии – максимум килокалорий. И я в подтверждении того, что понял собеседника, высказал мысль, что им для этого необходимо создать молекулы, в которых был бы максимум не окисленных углерода и водорода. Но он меня поправил: «Не только это, мы тратим и огромное количество энергии, чтобы создать связи собственно между этими молекулами, поскольку при разрыве этих связей в момент сгорания топлива, эта энергия выделяется». И этим собеседник развил мои, на тот момент несколько убогие представления о тех требованиях, которые можно предъявить к высококалорийному топливу.

Теперь вот с этих позиций того, как создаётся и как должно выглядеть высококалорийное топливо, взгляните на представления американцев в приведенном выше исследовании. Ведь если поступающая в мозг живого вещества энергия от окисления глюкозы идёт на создание новых связей между нейронами мозга, то это должно увеличивать запас энергии в грамме вещества мозга, а это значит, что вещество мозга должно выделять огромное количество калорий при своём окислении или ином разрыве этих связей.

Вот и возник вопрос – а насколько такой субпродукт, как мозги животных, калорийнее просто мяса – мускулов животных или их жира?

Нашёл соответствующую таблицу и выяснилось, что мозги – это чуть ли не диетический продукт, поскольку говяжьи мозги содержат в 100 граммах всего 124 ккал, а мясо – 187 ккал, а жирная свинина – 489 ккал, смешно, но коровье вымя и то даёт 173 ккал.

И вопрос остаётся – если создание в мозгу дополнительных синапсов не требует никакой энергии, если мозг никакой физической работы не выполняет, если потери тепла мозгом минимальны, то на что тратится огромное количество энергии, поступающей в мозг на протяжении всей жизни человека, да и любого существа, имеющего мозг?

А ведь ответ только один – эта энергия идёт на создание Души и на её работу. Но тогда, если в момент смерти тела умирает и Душа, то эта энергия должна выделяться в огромном объёме! Но она не выделяется! Значит Душа не умирает!

Но сейчас вопрос не собственно об этом, а о том, как же ребёнка кормить??

Хотел бы быть более определённым, но пока не получается – я не знаю!

***
И вывод по этому разделу.

Есть факты, которые озадачивают и дают намёки на то, что голод для ребёнка не во вред ему, но не более того. Вопрос надо исследовать и исследовать – набирать факты, чтобы пробовать создать хотя бы гипотезу в этом вопросе.

Но для воспитания ребёнка ещё более важным является вопрос получения из него человека, а не просто организма – не просто смышлёного животного.

Для этого надо начать с вопроса – а кого можно назвать человеком?

Об этом – в продолжении.



(продолжение следует)

Ю.И. МУХИН

Мухин Ю. И.
Эксперт
Баланс:15681
 
Сообщения: 40
Регистрация: 09.02.2020

Re: Как вырастить детей (Юрий Мухин)

Мухин Ю. И. » 22.05.2021 19:10

+
5
-
Что есть человек?

Масса народу, активничающего в интернете (особенно сопливого) плюются об упоминании обо мне – Мухин и антисемит, и сталинист, и пишет разную чушь, от которой их тошнит.

На самом деле и они меня читали бы, если бы способны были меня понять.

Препятствует такому пониманию, как ни странно, их начитанность – знакомство с многими словами. А поскольку я в своих статьях этими же словами делаю объяснения, то им кажется, что они всё поняли, – ведь каждое слово им знакомо. На самом деле слова описывают детали ситуаций, а эти ситуации эти болтуны не просто никогда не видели, но и не способны напрячь фантазию, чтобы вообразить себе эту ситуацию в своём мозгу – представить её.

Вот и получается, что люди, мало читающие и знающие мало слов, просто не понимают, о чём я говорю, и, соответственно, не понимают, что им делать, – толи верить мне, толи нет. А вот помянутые начитанные образованцы уверены, что они меня поняли! Но не согласны. Почему?

Скорее всего, они те слова, которыми написаны мои объяснения, сравнивают с теми словами, которые запомнили, как «правильные и умные» потому, что их говорили какие-то авторитеты. Посему такие читатели и поменять старые слова на мои не могу, так как я для них не авторитет, и понять меня не могут без способности к фантазии – без способности представить в виде образов или событий то, о чём я пишу.

То, о чём я по теме стадийности развития всего живого продолжу писать, вызовет у таких читателей особенно сильное несогласие как раз ввиду того, что даже крайне тупой читатель как раз может представить себе написанное мною, поскольку его самого воспитывали в детстве, и ещё тогда, будучи ребёнком, он усвоил, что именно для него было хорошо, а что – плохо. И когда я это «плохое» и объявляю тем, что для него было хорошо, то это вызывает даже подсознательный протест и уверенность, что вот тут-то я абсолютно неправ!

Речь вот о чём.

В ряде статей, написанных ещё с 80-х годов, я уже рассматривал вопросы воспитания детей, в частности, писал, что в детстве отец обязан сделать из ребенка человека и сделать это ремнем, поскольку стать человеком в зрелые годы при помощи только своего ума и воли для человека очень трудно, если ни невозможно. И вот этот «отцовский ремень» всегда вызывал много недоуменных комментариев, к примеру: «И отцовский ремень НЕ есть панацея в качестве детской прививки порядочности для последующей достойной жизни человека…» Разумеется, разумеется, если отец не понимает, когда и зачем ремень надо применять, то это толку от этого будет, как от свечей для геморроя при лечении простуды.

Первую статью о воспитании детей я написал еще в конце 80-х, она вошла в мою «Науку управлять людьми», а затем я еще несколько раз к этому вопросу возвращался. Ниже повторю самый первый вариант, несколько осовременив его. И разумеется, чтобы понять, получается ли у тебя процесс воспитания, надо начинать с вопроса: кто такой человек?

Давайте ответим на этот вопрос, не углубляясь во всевозможные связанные с этим вопросом дебри, и не трогая биологию, а рассмотрим вопрос только с нужной нам стороны: чем человек отличается от животного? Обычно спешат ответить, что способностью думать, но мне этот ответ не кажется убедительным. Способность думать, то есть способность логически связывать разрозненные факты воедино, пусть и примитивно, присуща почти всем живым существам.

Скажем, крысу легко обучить, что свет зеленой лампочки означает получение пищи, а свет красной – удар током. И она поступает так, как поступал бы и человек: горит зеленая – идет за пищей, горит красная – отскакивает от кормушки. Чем принципиально она отличается от многих из сегодняшней «интеллектуальной элиты»?

Еще говорят, что человек способен к духовному, у него есть душа (имея в виду не то, что имею в виду я, а некие нежные чувства). Это так, способность сопереживать у человека есть, но, с другой стороны, и лебедь убивается по погибшей подруге, есть примеры, когда собаки издыхали от тоски на могиле умершего хозяина. Поэтому и с этим делом тут тоже что-то неопределенное.

А ведь мы, все же, не животные, по крайней мере, не должны ими быть.

Вот новорожденный. Он маленький зверек и не отличается, скажем, от поросенка: он инстинктивно сосет грудь, инстинктивно оправляется, инстинктивно отдергивает руку от огня. Он, безусловно, животное. Но когда он становится тем, кого мы имеем право называть человеком? Когда он научится читать или когда научится пить и курить, или когда ему исполнится 16 лет?

Что должно произойти в маленьком животном, чтобы его можно было назвать человеком?

У животных и у человека головной мозг отвечает за способность мыслить, за интеллект, а спинной мозг – за инстинкты. (Сейчас я уже говорю, что за это отвечают «компьютеры» Душа и Дух, но не буду усложнять тему отвлечениями на разъяснение этого.) Инстинктов несколько: самосохранения, удовлетворения естественных надобностей, продолжения рода. Можно добавить и инстинкт сохранения энергии, выражающийся в склонности человека к ничегонеделанию, к лени.

Если не развиты инстинкты, ничто живое не способно жить, как живые существа. Например, прогудел сигнал автомобиля, вы еще ничего не успели подумать, а ноги перенесли вас на тротуар – сработал инстинкт самосохранения, дав команду мускулам напрячься и действовать. Атрофируйся вдруг у нас инстинкт продолжения рода, и род человеческий закончится.

Инстинкты, естественно, полезны и необходимы, не говоря уже о том, что за следование инстинктам природа награждает, ведь удовлетворение инстинктов для живых существ сопровождается чувством, которое мы называем удовольствием.

У животного процесс жизни – это процесс удовлетворения инстинктов. Интеллект животного (условно скажем, его головной мозг) только помогает этому процессу – оценивает пастбища, самок, степень опасности и прочее, чтобы наилучшим образом «угодить» инстинктам. Если оценивать ситуацию грубо, получается, что животным командует спинной мозг. А у человека?

А у человека по сравнению с животным ОБЯЗАН произойти качественный скачок: у человека ум, интеллект, его воля ОБЯЗАНЫ командовать инстинктами.

Это надо понимать так. В древние времена человек понял, что бесперспективно жить звериными стаями, руководствуясь только инстинктами, выгоднее создать новое общество – человеческое. Но для существования этого общества, для его самозащиты нужно нечто, что в корне противоречит инстинктам, – то, что мы называем моральными нормами.

Как это? К примеру, человеку очень хочется есть, но еды мало. Животное в человеке съело бы все, что есть у стаи, и немедленно, но человеку головной мозг командует: «Нельзя, это будет не по-человечески, ты обязан поделиться с другими». Бой, противник силен и страшен, инстинкт самосохранения командует: «Убегай!». Но ум командует: «Стой! Ты человек, ты опозоришь себя трусостью, ты не спасешь общество».

Соблюдение моральных норм контролирует головной мозг, и если рассуждать проще, то, повторю, животное – это живое существо, у которого спинной мозг руководит головным, а человек – это живое существо, у кого головной мозг командует спинным. В этом и есть отличие человека от животного. И пусть данный организм записал в головном мозгу всю Библию, знает Бодлера и Кафку, цитирует Пушкина или Толстого, но если его головной мозг не способен во имя моральных принципов подавить свои инстинкты, то он – животное. Или инфантил – ребёнок, так и не ставший человеком.

Еще момент. Я говорил, что удовлетворение инстинктов приносит животному удовольствие, но, победив в себе инстинкты, человек получает удовольствие от своего творчества, от уважения людей, от сознания своей полезности. Животному эти удовольствия не доступны, для него они просто не существуют.

Вспомним «Песнь о Соколе» Горького. Хотя это и вымысел, но по своей сути он точен: персонаж этой песни, Уж, совершенно не понимает, о чем говорит Сокол. Соколу доступны и удовольствия от удовлетворения животных инстинктов, и человеческие удовольствия, а Ужу нет, – для Ужа пределом удовольствий является только то, что дала ему природа вместе с инстинктами. В результате животное не понимает человека, хотя оба говорят на одном языке. Язык, слова Сокола Уж понимает, но о каком удовольствии идет речь – нет! Вот так и с людьми и инфантилами.

Если не воспитать из ребенка человека, то ребенок до старости останется животным с ограниченным мироощущением, с ограниченным комплексом удовольствий. Не воспитать из ребенка человека – это его обворовать, хотя сам ребенок об этом и не догадается, как не догадывается ни о чем таком боров, наевшийся пареной кукурузы и лежащий в теплой луже. Что настоящему животному, что неразвившемуся в человека ребёнку, удовлетворение инстинктов кажется пределом жизненных мечтаний.

В принципе и животное может подавить инстинкт. Скажем, ваш пес во время прогулки каждые пять минут задирает заднюю лапу, а в доме часами терпит, подавляя в себе инстинкт удовлетворения естественных надобностей. Но этот инстинкт пес подавляет другим инстинктом – инстинктом самосохранения, пес помнит, что если он этот инстинкт не подавит, то ему будет больно. А человек подавляет инстинкты только умом, скажем, человек не возьмет чужого не потому, что ему будет после этого больно, а потому что человек так не делает. Недоразвитый человек (животное) будет мучиться, сожалеть, что не взял, побоявшись наказания. А человек об этом и не вспомнит, у него инстинкты стоят в строю по стойке «смирно». И он отпускает их порезвиться только тогда, когда его чести и человеческому достоинству ничего не грозит.

Отсюда следует, что делом воспитания, за которое другие люди согласны платить, между прочим, и деньгами, а не только уважением, является воспитание из ребенка ЧЕЛОВЕКА – живого существа, способного сдерживать свои животные инстинкты без душевных мук. Зачем обществу людей иметь среди себя животных? Ведь они, животные, ненасытны и ради удовольствия удовлетворения инстинкта способны на любую подлость, они не будут участвовать в самозащите общества, они обуза для человеческого общества.

Поэтому в процессе воспитания детей момент или время, когда ребенок становится способным одним умом подавить свои инстинкты, является временем перехода его из статуса животного в статус человека – из статуса ребенка в статус взрослого. Не перейдет – значит останется животным, несчастным животным среди людей.

Сентенция о том, что ребенку нужно устроить «счастливое детство» в виде максимального удовлетворения его желаний, – это самая страшная глупость. Детство – это процесс получения человека из животного путем воспитания. Если вы этот результат не получили, то вы совершили преступление против своего ребенка – вы не дали ему возможности прожить жизнь человека с получением человеческого счастья.

Алчные кретины педагогики

Церковь – организация прагматичная. Она оценивает людей, не впадая в эйфорию, она видит в них только животных. Подавить инстинкт животное может только другим инстинктом. И церковь использует инстинкт самосохранения – самый сильный инстинкт – для удержания человекообразных животных в рамках человеческих моральных норм. Она грозит человеку страшными муками в аду и обещает приятное ничегонеделание в раю.

Я научный атеист, но задача воспитания из ребенка человека настолько важна, что тут все годится – любые доступные способы, – поможет церковь – давай церковь, поможет искусство – тащи искусство. Как угодно, но мы обязаны вернуть человеческий облик своему народу.

А начиная с прошлого века положение с воспитанием резко ухудшилось. Выход брака – человекообразных животных – достиг больших размеров и увеличивается, и увеличивается. И кажется, что всё – «приплыли»!

Почему? Потому, что родительский опыт сменили «профессиональные педагоги».

Вспомним. Начало прошлого века характеризуются возросшим атеизмом «цивилизованных стран», вытеснением церкви из процесса воспитания и подключением к этому процессу огромного количества болтливых дураков от прессы, литературы, профессиональных «педагогов». Эти люди, не неся ответственности за итоги воспитания, не пытаясь понять его цели, сочли необходимым высказаться по этому вопросу и порекомендовать родителям что-нибудь «хорошее», «научное» с целью пополнения денежных средств «педагогов». Обилие идиотских советов полностью дезориентировало родителей, люди перестали понимать, что же им делать с детьми.

Действительно, попробуйте понять, что делать с ребенком, прочтя о воспитании следующее: «...воспитание – руководство внутренним, душевным, духовным развитием. Два первых, два основных условия воспитания, две важнейшие его стороны, две ступени: контакт, душевная связь с ребенком; строительство его души, укрепление его представления о себе как о достойном человеке, охрана его чести». Это строки одной из множества работ Симона Соловейчика – популярного советского «педагога» второй половины прошлого века.

Никто и никогда не «охранит» честь и достоинство живого человека, поскольку это может сделать только он сам. Учить ребенка защите собственной чести, да, необходимо, но как его честь без него «охранить»? И вообще, что же нам, родителям, конкретно делать? К примеру, как «строить» душу ребенка?

Соловейчик от родителей этого не скрывал: «... я сам видел в близкой мне семье, как парень-десятиклассник два месяца не ходил в школу, лежал не в силах подняться и пойти – опостылела ему вдруг школа, бывает такое. Тяжело было в доме! Трудно разговаривать, трудно жить! Трудно это видеть – здорового парня на тахте с пустой книжкой в руках, а то и вовсе без дела. Но вытерпели, слова упрека не сказали, ничего не говорили на эту тему, как будто ничего страшного не происходит. И поднялся парень, нашел в себе силы, пошел в школу, и хотя он кончил ее не блестяще (двухмесячный пропуск в десятом классе даром не проходит), а вырос человеком на загляденье и на зависть другим родителям, у которых вполне благополучные дети и которые ни за что не допустили бы, чтобы сын прогулял хоть день – пинками погнали бы его в школу».

Но что мы, родители, из этого «педагогического приема» должны понять? Во-первых, 16 лет – это уже, по идее, взрослый человек, Соловейчик по недомыслию показал нам не процесс воспитания, а его результаты. Но даже если это и «воспитание», то кто воспитывает? Тахта? Пустая книжка? Потолок? Неужели весь смысл воспитания – пустить события на самотек? Разве мы должны считать нормальным, что этому «человеку» потребовалось два месяца на подавление инстинкта лени? Нет, и хочется завидовать, а не завидуется.

От таких «педагогов», как С. Соловейчик или Б. Спок в США, общество понесло огромный ущерб, примеров здесь хоть отбавляй, да и не только у нас. Ещё в 80-х я приводил тот факт, что в мирной, благополучной, богатой Швеции за 50 лет с 1925 года число тяжких преступлений, совершенных людьми старше 25 лет, выросло в 4 раза, а подростками в возрасте 15-17 лет – в 20 раз? Чего не хватало этим детям? Охраны чести? Построенной по проекту Соловейчика души? А в позапрошлом веке кто охранял детскую честь и строил душу?

Тупой бред! И ведь именно этим тупым бредом академики от педагогики заполнили информационное пространство.

***
Какой вывод надо сделать по итогам приведенных выше рассуждений.

Человек отличается от ребёнка способностью без душевных мук подавить свои инстинкты и тем самым начать получать удовольствие или удовлетворение от исполнения своего человеческого долга. Если ребёнку не придать это свойство – не закончить ему стадию детства, – то вся последующая жизнь будет у него мучением от неполучения тех благ, которыми он хотел бы инстинкты удовлетворить. Но и получая, даже в огромных количествах все виды материальных благ, он не будет счастлив и, как показывает опыт, скорее всего, станет наркоманом – будет стремиться уйти из жизни, в которой надо быть взрослым.

Но как закончить ребёнку стадию детства – как воспитать из него взрослого человека? Об этом – в окончании.



(окончание следует)

Ю.И. МУХИН

Мухин Ю. И.
Эксперт
Баланс:15681
 
Сообщения: 40
Регистрация: 09.02.2020

Re: Как вырастить детей (Юрий Мухин)

Мухин Ю. И. » 25.05.2021 15:29

+
5
-
Исцеляющий отцовский ремень

Закончу о воспитании детей так.

В позапрошлом веке чириканью дураков не внимали, другие были установки, иные педагоги. «Тот кто жалеет розг для дитя своего – тот губит его», – учила Библия, суммировавшая тысячелетний опыт человечества. Но и этого мало – не жалеть розг надо вовремя: «Учи ребенка, пока поперек лавки помещается», – советует русская поговорка.

Попробуйте заставить сработать инстинкт продолжения рода у мужчины методом убеждения, если женщина ему категорически не нравится. Говорите ему про долг, про душу, про что угодно – инстинкт глух. Поменяйте женщину – инстинкт словам не внемлет. Воспитывать словами всего человека как такового, – его ум, мозг – убеждением можно, но его инстинкты – бесполезно! Подчинить себе инстинкты, своему головному мозгу можно только одним путем – тренировкой. Необходимо натренировать себя, свой спинной мозг до состояния, когда подавление инстинктов будет исполняться автоматически.

Представьте себя на вышке по прыжкам в воду. Вам страшно, инстинкт самосохранения кричит: «Не смей этого делать!» Вы делаете насилие над собой, вы умом пересиливаете свой инстинкт и прыгаете. Один раз, второй... двадцать второй, и на двадцать третьем замечаете, что уже не думаете о страхе, вас уже заботит, как выполнить более сложный прыжок, как получить более изысканное удовольствие от прыжка.

Мой отец начал войну в Молдавии, вышел из окружения в Одессе, там был ранен, воевал в Туле, в Сталинграде и через Курск, Варшаву, Кенигсберг дошел до Берлина. Четырежды был ранен, одиннадцать раз ходил в атаку. «И тем не менее, – говорил он, – всякий раз, попадая с отдыха на передовую, испытываешь сильнейший страх. Два дня. На третий день о нем как-то забываешь».

В первый рабочий день вам нужно утром вставать, а инстинкт лени уговаривает лежать, спать, экономить энергию. Но надо! Одно утро, второе, и через месяц вы встаете, не думая, что хочется спать, что вы не отдохнули и прочее. Надо!

Но я говорю о взрослых людях, – о тех, которые уже в детстве стали взрослыми, то есть оттренировали в себе способность подавлять инстинкты. Однако если в детстве родители не сделали ребенка человеком, то всю жизнь каждое утро будет одно и то же: страшная борьба между инстинктом удовлетворения естественных надобностей и инстинктом лени! И вся жизнь такого человека – сплошное мучение: работа кажется постылой, выполнение обычного долга перед семьей или обществом вызывает отвращение, такой организм живет только по выходным, когда его оставляют в покое. По сути своей, это ужасная жизнь – жизнь животного по человеческим правилам.

Естественен вопрос – неужели родителям надо выдумывать специальные тренировки по подавлению инстинктов для ребенка? Нет, этого не требуется.

Когда вы задаете ребенку человеческие правила поведения, выполнение этих правил непрерывно входит в конфликт с его инстинктами. Ребенок хочет играть, а вы требуете от него убрать в комнате. Он хочет шоколадку, а вы настаиваете, чтобы он через полчаса пообедал. Он хочет спать, а вы поднимаете его в садик или школу. Животное, инстинктивное «хочу» вашего ребенка постоянно пресекается «надо» человеческого поведения. Тренировка в подавлении инстинктов идет автоматически. Ребенку никакой специальной тренировки больше не требуется.

Но она требуется вам.

Кто задает ему правила? Вы, родители! Следовательно, необходимо, чтобы ребенок вас слушался безоговорочно, автоматически. Тренировка действительно должна быть тренировкой, а не ее имитацией. Ребенок должен слушаться вас не за конфетку, не за блага, которые вы ему можете пообещать, а только и исключительно потому, что вы отец или мать.

А подчинить себе животное можно только силой – наказанием. И наказывать нужно как можно раньше, когда интеллект ребенка еще не развит и не способен найти путей удовлетворения инстинкта с помощью уклонения от наказания. Вот именно поэтому и Локк, о котором ниже, и русская поговорка требуют подчинить ребенка в раннем детстве – этим вы избежите необходимости уже более жестоко и часто наказывать ребенка в более взрослом возрасте. Действия наших предков были абсолютно логичны. И результат был соответствующий.

Главное в любой работе – это возможность контролировать результаты своей работы. И при этом правильном воспитании такая возможность есть, поскольку очень хорошо контролируется результат воспитания: если ребенок послушен, значит все идет нормально. Пусть шумит, балуется даже проказничает, если это не мешает вам, – пусть резвится, на то он и ребенок. Хотите и имеете возможность покупать ему дорогие игрушки – покупайте. Отличился – поощряйте, но ни в коем случае не поощряйте за послушание себе – слушаться вам он обязан просто потому, что вы родители.

Если он по незнанию или неосторожности что-то разбил, это не повод наказывать. Если он не ленится, но плохо усваивает знания, – это не повод наказывать, это проблема методов обучения. Но если вы сказали поступить так, значит, он так и обязан поступить! Без каких-либо капризов и только потому, что это ВЫ так сказали.

Подытожим. Дело воспитания сводится к тренировке подавления инстинктов исполнением норм человеческого поведения. Наказание – боль без издевательства, такую боль дает порка, пока по возрасту ребенка она еще имеет смысл. Нельзя издеваться над ребенком – наказание должно пресечь его уклонение от норм человеческого поведения в будущем, а не дать выход вашим собственным животным инстинктам, мести за собственное беспокойство или плохому настроению.

Родительский опыт от Адама и Евы

Ещё раз вспомню философа и педагога Джона Локка, который почти 350 лет назад собрал родительский опыт многих поколений в деле воспитания джентльменов в своей книге «Мысли о воспитании»:

«Большая ошибка, которую я наблюдал в деле воспитания детей, заключается в том, что родители редко уделяют достаточное внимание тому, чтобы сделать душу ребёнка послушной дисциплине и разуму, и как раз в тот наиболее подходящий для этого период, когда юная душа наиболее нежна и легче всего подвержена воздействию. Родители, которым природа мудро внушила любовь к детям, очень склонны, если разум не контролирует этой естественной привязанности со всей бдительностью, очень склонны – скажу я – позволять ей переходить в слепую влюблённость. Родители любят своих малюток, и это их долг; но часто они любят в своих детях также их недостатки. Нельзя, видите ли, ни в чём перечить детям; надо во всём предоставить им возможность поступать по своей воле; а так как дети в свои годы не способны к большим порокам, то родители думают, что можно без риска проявлять снисходительность к маленьким отступлениям от правильного поведения, что можно забавляться их милой шаловливостью, которая, по их родительскому мнению, вполне подходит к этому невинному возрасту. Но уже Солон очень хорошо ответил одному такому нежному родителю, который не хотел наказать ребёнка за одну скверную выходку, извиняя её тем, что это не важная вещь: да, сказал Солон, но привычка – важная вещь.

…Побои и все прочие виды унижающих телесных наказаний не являются подходящими дисциплинарными мерами при воспитании детей, которых мы хотим сделать разумными, добрыми и талантливыми людьми; эти меры следует поэтому применять очень редко, и притом только по серьёзным основаниям, и лишь в крайних случаях. С другой стороны, нужно тщательно избегать поощрения детей путём награждения их вещами, которые им нравятся. Кто даёт своему сыну яблоко, или пряник, или какой-либо другой из наиболее любимых им предметов этого рода с целью заставить его сидеть за книгой, тот только поощряет его любовь к удовольствиям и потворствует этой опасной склонности, которую надлежало бы всеми средствами обуздывать и подавлять в нём.

…Ведь побои, как мы это постоянно видим, приносят мало добра, если болью, ими причиняемой, исчерпывается всё, что ощущается и пугает в наказании, ибо действие наказания быстро исчезает вместе с воспоминанием об этой боли. Однако есть один проступок, и только один, за который, по моему мнению, следует подвергать детей физическому наказанию, именно – упорство и открытое неповиновение. Но и в этом случае, я думаю, наказание должно по возможности проводиться так, чтобы главное в наказании заключалось в стыде, испытываемом от сечения, а не в боли. Только стыд, внушаемый самим поступком и заслуженным наказанием, является единственным действительным ограничением, совместимым с добродетелью. Боль от розги, если она не сопровождается стыдом, быстро исчезает и забывается и быстро же благодаря привычке теряет свою устрашающую силу. Я знал детей одной почтенной особы, которых угроза снять башмаки держала в таком же послушании, какое другим детям внушалось страхом угрожавшей им розги. Такое наказание я предпочитаю побоям: ибо, если вы хотите, чтобы ваши дети отличались истинно благородным характером, лучше, если им страшен стыд проступка и навлекаемый им позор, а не боль.

Но упрямство и упорное неповиновение должны подавляться силой и побоями: ибо против них нет другого лекарства. Вы должны быть уверены в том, что любое ваше предписание и любое запрещение встретят со стороны ребёнка повиновение; здесь не должно быть никакого снисхождения, никакого сопротивления. Ибо раз дело доходит до состязания, до спора между вами и ребёнком за власть – а это, собственно, и имеет место, когда вы приказываете, а он не слушается, – вы должны непременно добиться своего, скольких бы ударов это ни стоило, раз словами или жестом вам не удалось победить; иначе вы рискуете на всю жизнь остаться в подчинении у своего сына. Одна из моих знакомых, разумная и добрая мать, принуждена была в подобном случае свою маленькую дочь, только что взятую от кормилицы, высечь восемь раз подряд в одно и то же утро, пока ей удалось преодолеть её упрямство и добиться повиновения в одной, собственно говоря, пустой и незначительной вещи. И если бы она бросила это дело немного раньше и высекла её только семь раз, дитя было бы испорчено навсегда, и безуспешные побои только укрепили бы её упрямство, которое впоследствии было бы весьма трудно исправить. Но, разумно настаивая, пока она не согнула её духа и не сделала податливой её волю, что является единственной целью исправления и наказания, мать прочно утвердила свой авторитет при первом же случае и впоследствии встречала со стороны дочери полное послушание и повиновение во всём; так что, если это был первый случай, когда она её побила, то, мне думается, он же был и последним.

Боль, причиняемую розгой, раз уж пришлось применить эту меру, нужно продолжать усиливать до тех пор, пока она не одержит верх; она должна прежде всего сломить упорство ребёнка и установить родительский авторитет, а затем уже рассудительность, соединенная с лаской, должна закрепить его навсегда».


Но ещё и ещё раз: надо помнить, что ребенок должен бояться не вас, а нарушения заданных вами правил поведения. Поверьте, если вы последуете советам Локка, то к взрослому возрасту ни ребенок, ни вы уже не будете помнить о порке, а у детей не останется ни малейшей обиды на вас, зато чувство долга, к примеру, по отношению к вам будет прочным.

Мы очень часто наталкиваемся на жалобы стариков, что вот они в детстве всё сделали для своего ребёнка, а он теперь ведёт себя по отношению к ним, как скотина, – не помогает и знать родителей не хочет! Надо отдать должное американцам – они и этот нюанс «счастливого» воспитания исследовали.

Воспитание бешеных крыс

Все что выше написано Локком – все эти приемы, рекомендуемые Д. Локком, – сегодня являются в России преступлением: попробуй родители их применить, и их лишат родительских прав, а их детей передадут в интернаты, где овладевшие современными «педагогическими приемами» воспитатели постараются сделать из детей бешенных крыс. Бешенные крысы – это не такая уж и гипербола, просто я взял это определение из работы Лайелла Уотсона, который писал, кстати, не о воспитании, а о смерти, а применительно к данному случаю – о гибели мозговой деятельности «свободно развивающейся личности».

Уотсон сообщает:

«Млекопитающие, ведущие ночной образ жизни, как, например, кошки или грызуны, извлекают значительную часть информации об окружающей среде из ощущений, полученных с помощью длинных усиков, каждый из которых присоединяется к специализированной группе мышц и нервных окончаний. Если усики отрезать, животное теряет способность ориентироваться и может даже умереть. Курт Рихтер из Балтиморского исследовательского центра обнаружил, что крысы с подрезанными усами часто вели себя очень странно. Одна крыса «непрерывно тыкалась носом в углы клетки и в чашку с пищей, ввинчиваясь в обследуемые предметы как штопор. Когда мы через четыре часа ушли из лаборатории, она все еще этим занималась. На следующее утро мы нашли ее мертвой, и даже самое тщательное вскрытие не помогло обнаружить ни причины, ни механизма смерти». Крыса, по-видимому, умерла от шока, лишившись одного из наиболее важных органов чувств и частично потеряв чувствительность.

Изучение человека в условиях частичной потери чувствительности показывает, что нормальное функционирование мозга связано с постоянным возбуждением коры головного мозга сигналами, поступающими из его ствола. А работа последнего зависит, в свою очередь, от постоянного напора информации, поступающей из органов чувств. Создается впечатление, что глаза, нос и уши помимо своей основной задачи обеспечения информацией о внешних образах, звуках и запахах накапливают еще и стимулы, предназначенные для поддержания уровня возбуждения головного мозга. Не так уж важно, что именно они сообщают, пока они продолжают посылать сигналы. Если поток сигналов слишком однообразен или вовсе иссякает, кора головного мозга обнаруживает признаки дезорганизации, и мозг начинает работать аномально. Нарушается восприятие, и меняется сама личность. Меняется длина волн, испускаемых мозгом, искажается мышление, появляются галлюцинации. Проводя долгие часы за рулем, водители грузовиков начинают видеть призраки, например, гигантских красных пауков на ветровом стекле. Пилоты переживают мистические видения полета ангелов. В одиночных камерах у заключенных развивается острая паранойя. Чем меньше стимулируются органы чувств, тем острее симптомы, и говорят даже, что полное пресечение внешней информации приводит к остановке деятельности мозга. Для человеческого выживания необходима меняющаяся среда. Кристофер Верни, долго сидевший в одиночке, заканчивает рассказ о ней словами: «Разнообразие – это не дополнительная острота жизни, это сама ее суть».

…Сеймур Левин из государственного Университета штата Огайо предпринял попытку выявить роль травм и боли, испытанных в младенчестве, создав для трех групп крыс различные условия. Первую группу каждый день в одно и то же время вынимали из гнезда и помещали в клетку, где они получали электрический шок. Вторая группа также помещалась в клетку, но уже без шока, крыс третьей группы из гнезда не вынимали и вообще не трогали. Исследователь ожидал, что опыт боли повлияет на поведение крыс, подвергавшихся шоку, и искал у взрослых особей следы эмоциональных нарушений. К своему удивлению, он обнаружил, что «странно вели себя» как раз воспитанники третьей группы, которых никогда не трогали. Поведение крыс, подвергшихся шоковому воздействию, никак не отличалось от поведения крыс из второй группы, которых сажали в клетку, но не причиняли боли. С некоторым испугом Левин сообщает, что те крысы, которых не трогали, повзрослев, стали совершенно неуправляемыми. «Эти крысы, – говорит он, – были самыми возбудимыми и злобными из всех, когда-либо попадавших в нашу лабораторию; им ничего не стоило гоняться за нами по комнате, визжать и хватать нас за штанины и обувь».


Прерву Уотсона. Человечество курило много сотен лет, поскольку курение табака – это мягкий и удобный в применении психостимулятор, помогающий справиться со стрессовой ситуацией или жизнью. Табак – это способ спасения от жизненных невзгод. И человечество значение табака прекрасно понимало, курило множество людей, но те, кто не курил, вели себя с пониманием этой человеческой потребности.

Но вот по наущению наркомафии (табак является конкурентом наркотиков), появились некие «учёные», которые за деньги или в связи с собственной дебильностью начали доказывать, что курение вызывает рак. И чёрт бы с ними – наука переполнена мерзавцами, которые за деньги объявят истиной что угодно. Но вы посмотрите на добровольных борцунов с курением – они же ведут себя по отношению к курящим, как бешеные крысы, подтверждающие опыты американских исследователей. Визжат и готовы убить курящих. Вот интересно, эти бешеные крысы имели или не имели счастливое детство, освобождённое от отцовского ремня?

Уотсон продолжает:

«…Этот эксперимент почти полностью дублируется долговременным исследованием человеческого поведения, проведенным в Массачусетсе. В 1935 г. была обследована большая группа семилетних мальчиков из бедных, часто неблагополучных городских семей. Детей обследовали физически, проверили психологически и расспросили. Священники, учителя, родители и соседи сообщили дополнительную информацию, неоднократно обследовались домашние условия жизни мальчиков. Спустя двадцать лет Джоан и Вильям Маккорды проследили судьбу 253 из них и выяснили их нынешнее положение в свете раннего детского опыта. Многие, теперь уже взрослые мужчины, были осуждены хотя бы однажды за преступления, связанные с жестокостью, воровством, пьянством, изнасилованием. Сравнение нынешней ситуации с отчетом двадцатилетней давности показало, что образ жизни в семье играл существенную роль в дальнейшей судьбе ребенка, способствуя или препятствуя проявлению антиобщественных и преступных склонностей. Тридцать два процента мальчиков из группы, где семья поддерживала жесткую дисциплину зачастую с помощью физических наказаний, впоследствии были судимы за преступления. Из группы мальчиков, родители которых полагались скорее на словесное неодобрение и дисциплину, основанную на «привязанности», преступниками стали тридцать три процента. Третья группа состояла из детей, полностью отторгнутых родителями и не знавших вообще никакой дисциплины. Она дала впоследствии шестьдесят девять процентов взрослых мужчин, вставших на путь преступления. Точно так же, как и в опыте с крысами, не наблюдалось никакого различия между группами, с которыми велась какая-то работа, независимо от ее направленности; зато дети, которых не замечали и которыми не интересовались, резко отличались впоследствии от всех остальных.

Маккорды хотели проверить старую поговорку «яблоко от яблони недалеко падает» и обнаружили, что дети преступников, выросшие в строгой дисциплине, скорее следовали провозглашаемым ценностям, чем действительному поведению отца».


Что в итоге?

***
Уже имеющиеся результаты исследований полностью подтверждают вывод Т.Д. Лысенко: «Рождаются организмы, а людей делает воспитание». Особенно воспитание в первой стадии развития – в фазе формирования ребёнка из животного в человека.

И если бы этот закон, открытый сто лет назад Трофимом Денисовичем Лысенко, не заплевали уроды, устремившиеся в биологию за деньгами, то Европа и США не переживали бы сегодня глубочайший демографический и нравственный кризис.

Вот чем иным объяснить нарастание этого глобального дебилизма человечества, когда мерзавцы объявляют обычную сезонную простуду чумой, а человеческая толпа не способна оценить даже это?



Ю.И. МУХИН

Ответить
   ПОМОЩЬ по форуму!