Наука vs. Мракобесия. Если ли правильное мировоззрение
Ответить
Аватара пользователя
Мишин
Участник
Баланс:2544
 
Сообщения: 165
Регистрация: 02.12.2019

Как запад оказался фашизмом

Мишин » 29.03.2022 17:10

+
5
-
«Вначале было Слово…» - помните? Но смысл Слова – вера Слову. Доказывать это не придётся даже наивному человеку, всякий понимает, даже на простейшем бытовом уровне: если чьим-то словам нет веры, то они бессмысленны. Правдивое слово определяет действие, а лживое слово тоже определяет действие – пока не разоблачена его лживость.

Но что такое – разоблачить лживость слова? Это потерять в него веру.

Разоблачение лжи – есть прекращение веры в слова лжеца.

Какие бы слова разоблачённый лжец ни говорил – все они для нас бессмысленны, пустое колебание воздуха.

«Ибо какое общение праведности с беззаконием? Или что общего у света с тьмой?» – спрашивает Евангелие.
Это правило действует – пока слова не оторвались от дел, излагаемое в словах – не отделилось от объективной реальности.

А если они отделятся – что будет?

Номинализм, противник реализма – могучее оружие доминирования, рождённое в глубине Средневековья, и с тех пор развивавшееся довольно успешно, превратившись в «средство массового поражения» для человеческого сознания.
Человек, воспитанный тысячелетиями культовой традиции – наивно полагает, что декларируемые ценности и исповедуемые ценности – одно и то же. Но это то же самое, как верить, что всякий вор напишет у себя фломастером на лбу «вор»!

+++

«Игра вдолгую» началась весной 1945 года на руинах фашистского Берлина. Именно той весной Объединённые Нации ДЕКЛАРИРОВАЛИ единые принципы будущего, формально осудив фашистскую альтернативу цивилизации.

И дальше разница была уже не в том, что люди декларируют (все страны стали декларировать одно и то же), а в реализме или номинализме. Мы действительно стремимся реализовать на практике широковещательные обещания? Или же мы с помощью этих обещаний пытаемся обмануть конкурента, сбить его с толку, и в итоге уничтожить, по заветам Гитлера, но хитрее, не ОБНАРОДУЯ планов уничтожения «недочеловеков»?

Гитлеризм имел свою экзотику, локальную специфику (например накалённый антисемитизм) – но в целом-то он вышел с кафедр биологии «страны университетов», как продукт социал-дарвинизма. И отнюдь не Гитлер, а жившие задолго до Гитлера англоязычные философы.
Это такие известные имена, как Томасы Гоббс и Мальтус. Далее, это Чарльз Дарвин, в главной социальной работе которого «Происхождение человека и половой отбор» (1871) есть характерный подзаголовок «Сохранение лучших рас в борьбе за существование», который стал удобным девизом для расистов.

Чарлз Дарвин (почему-то кумир коммунистов) писал так: «...мы строим приюты для имбецилов, калек и больных, мы ввели законы для бедных, наши медики изо всех сил стараются спасти жизнь каждого до последней секунды... Таким образом, слабые члены общества продолжают производить себе подобных. Всякий, имеющий хоть какое-то отношение к разведению домашних животных подтвердит, что это губительно для человеческой расы».

Впрочем, Дарвин мало занимался именно человеческим видом, его высказывания на этот счёт – редкие вкрапления. А вот самым ярким выразителем идей социал-дарвинизма стал Герберт Спенсер, автор выражения «выживание сильнейшего». В своих работах «Прогресс: его законы и причины» и «Основные начала» (1860) он вводит понятие социального прогресса, вдохновившее фашизм ХХ века. Также Спенсеру принадлежат слова: «Универсальный закон природы: существо, недостаточно энергичное, чтобы бороться за своё существование, должно погибнуть».

Напомним одной строкой Уильяма Самнера (который отстаивал необходимость социального неравенства и был противником государственного вмешательства в экономику), видного американского социолога и реформиста Албиона Смолла, и других.

Хотя очевидно, что фашизм родился в Англии – было бы несправедливо отдавать англосаксам пальму первенства в этом вопросе: фашизм является логическим продолжением ВСЕГО европейского капитализма. Отход европейца от традиционных ценностей осуществлялся не как попало, а в силу определённой логики, которая касалась в Европе всех, включая даже… Маркса и Энгельса!
Например, Энгельс в работе "Революция в Венгрии" писал: "В ближайшей мировой войне с лица земли ИСЧЕЗНУТ не только реакционные классы и династии, но и ЦЕЛЫЕ РЕАКЦИОННЫЕ НАРОДЫ. И это ТОЖЕ БУДЕТ ПРОГРЕССОМ".

Дело не в том, что Энгельс очень энергично не любил русских и славян (это его право, мы не червонец, чтобы всем нравится!) – а в том, что Энгельс, в данном случае, солидарен с Дарвином и Спенсером. А, с другой стороны – кто и когда противопоставлял Дарвина Энгельсу или Марксу?!

+++

Смысл фашизма не в том, чтобы отдельно взятых евреев сжечь в печах (это гитлеровская отсебятина), а в социал-дарвинизме. Смысл социал-дарвинизма, его общая картина мира – борьба за существование. Именно об этом кричит персонаж в главной книге М. Горького, «Жизни Клима Самгина»: «Дарвин – дьявол… Он внушил, что закон жизни – зло».

Поспорить, может быть, и хотелось бы – да трудно. Горький не смог. Он ограничился тем, что персонаж, назвавший Дарвина дьяволом потом сошёл с ума – что, согласитесь, не аргумент против выдвинутого тезиса…

Итак, борьба за существование – а в ней все средства хороши, коли эффективны. Фашизм ломает старую мораль, построенную на сакралиях, ломает цивилизацию Книги – и объявляет эффективность высшей моралью (что для атеиста, в общем-то, трудно опровержимо). Прогресс – есть выживание тех, кто выжил. Как они выжили, какими методами обошли вымерших – неважно.

Такое вот «новое слово» в философии Европы. А поскольку именно немцы обладают особой, я бы даже сказал, «патологической» честностью, то, уверовав в этот новый символ веры, от Дарвина и Спенсера, они тут же всё это и вывалили в речах и статьях, дословно и без прикрас.
Так и получился гитлеризм – сразу и честно сознавшийся в том, что он считает верным, и что собирается делать. У него были младшие братья – в Италии, Испании, Финляндии и др. странах – они тоже относительно-честно свои планы выбалтывали.

Но человечество в 40-х было не готово. Оно было шокировано зверствами социал-дарвинистов. Оно отчаянно взывало к старой морали и взыскало старую мораль. Воплощением норм старой морали стал СССР, и это очень замысловатая гримаса истории (ведь в атеистическом СССР того же Дарвина обожествляли – при этом ругательски ругая социал-дарвинизм).

А что же англосаксы? Англосаксы были напуганы вовсе не учением Гитлера – которое, по большому счёту, их собственное учение. Англосаксы были напуганы совсем другим: стремительным ростом германского конкурента, имперской мощью Рейха.

И тогда англосаксы примкнули к моральным людям против аморалов – не для того, чтобы выкорчевать фашизм, как идеологию, а для того, чтобы зашибить конкурирующую империю.

III Рейх совместными усилиями раздолбали. Как писал Высоцкий, «но, наконец, закончилась война, с плеч сбросили мы словно тонны груза».

Англосаксам пришлось примкнуть к декларациям победившего человечества.
Насколько искренне они это сделали?
Жизнь показала – что совсем не искренне.
«Старая мораль» не грела верхушку англосаксов. Они исходили всё из той же гитлеровской (и спенсеровской) борьбы за существование биологических организмов, главным призом в которой является мировое господство.

С весны 1945 года англосаксы живут в режиме «борьбы за существование», борьбы за «жизненное пространство», именно под эти, главные свои ценности, подвёрстывая всё остальное, включая и демагогию прекраснодушных деклараций и фальшь демократической показухи.

Англосаксы не отличаются немецкой честностью: они вовсе не находят необходимым честно рассказывать о том, что и зачем они делают. Потому они делают одно, а рассказывают совсем о другом, и даже противоположном их действиям.
Это то, о чём мы говорили выше: вор не только не пишет себе на лбу слово «вор», но, к тому же, ещё и громче всех орёт «держи вора». То есть в грубо-зоологической борьбе за существование англосаксы выпускают множество ложных целей, призванных отвлечь внимание ротозеев от их основной деятельности по биологическому, плотскому самовозвеличиванию.

+++

Почему номинализм – мощное оружие массового поражения? Да потому, что если номинально не называть фашизм фашизмом (а называть его «демократией») – то можно с пеной у рта доказывать, что его не существует.

«Какой же я крокодил» - говорит своим видом крокодил в засаде – «Я бревно в воде».

«Какой же я тигр» - говорит полосатая кошка в камышах – «Я просто часть камышей» - для этого тигру и нужна полосатая шкура!

Если открыто назвать фашизм фашизмом – то это в открытую сдать себя антифашистам. Своими руками дать их пропаганде аргумент. А зачем это нужно в полной коварства и лжи зоологической борьбе за существование?

В 1945 году англосаксы номинально признали «старую мораль», всё это прекраснодушие демократизма и ненасилия – после чего тут же начали выхолащивать из старой морали реальное содержание.

Зачем её формально отменять? Пусть себе стоит, прикрывает людоедов, которые в темноте жрут людей, а с рассветом выходят проповедниками против каннибализма.

Так и возникло к нашему времени это громадьё пустотелых декораций «развитой демократии», выстроенное на демагогии, на переименовании явлений в их противоположности. Суть Запада в том, что он формально, номинально сохраняет старую, книжную мораль – но фактически давно уже живёт по законам доисторической зоологии.

Все отрицательные определения старой морали (такие, как «тирания», «фашизм», «беззаконие» и т.п.) он применяет не там, где они объективно имеются, а там, где ему кого-то нужно убить в рамках борьбы за жизненное пространство. То есть не плохого казнят – а наоборот, казнённого по бизнес-соображениям задним числом объявляют «плохим».

+++

Смысл социал-дарвинистской мимикрии, пришедшей на смену социал-дарвинизму Гитлера – молчать о своей вере, и наоборот, очень активно проповедовать то, во что ни на мизинчик не веришь. ЭТО И ОБЕССМЫСЛИВАЕТ СЛОВА!
В частности, давно идущее «окончательное решение русского вопроса» - нигде официально не заявлено, как «окончательное решение русского вопроса». Вплоть до недавнего времени нам плотно врали, что не убить весь русский народ хотят – а насадить у нас демократию. Сейчас, правда, Зверя прорвало, и он истерически стал выкрикивать правду – о том, как он весь род наш ненавидит…

Но тридцать лет об «окончательном решении русского вопроса» Запад каменно молчал. Резал, вытеснял, выдавливал, морил, травил – но всё под покровом прекраснодушных деклараций о дружбе и симпатиях!

И это объясняет преимущество, возникшее у них в борьбе с нашей предыдущей системой. Разрушая СССР, нам не сулили смерть – нам сулили, и очень навязчиво, воплощение наших же собственных представлений о морали! Мол, мы хотим того же, чего и вы: вы хотите достойно жить, и мы хотим, чтобы вы достойно жили! А потому вот вам Ельцин, «который защитит вас от мафии». Он борец с коррупцией – вы же не любите коррупцию, правда? Ну, вот он вам и поможет с ней разобраться, чтобы всё честно стало и законно!

Разумеется, если бы англосаксы были честны, как Гитлер – результат борьбы за существование с ними мог бы закончится совсем иначе, нежели в 1991 году. Если бы мы не строили иллюзий об их приверженности нашим ценностям – никакой «дружбы с ножом в спину» у них не получилось бы.
Жизнь всё расставляет на свои места – жаль, что иногда слишком поздно.

Слишком уж явно Запад покровительствовал любой, даже самой запредельной жестокости украинствующих дегенератов в отношении русских, слишком уж отчётливо зажмуривал глаза на любой террор против русских, чтобы не понять, чего Запад от нас хочет.

Он хочет, чтобы мы сдохли.

Всё – и больше ничего.

Хищник, преследуя добычу, может притворяться бревном в воде, как крокодил, камышовыми или бамбуковыми стеблями, как тигр в зарослях. Но хищник делает это не потому, что хочет стать бревном или камышом! Он маскируется под иной предмет – стремясь сожрать свою жертву, и ничего больше.

Рассуждая о гуманизме и демократии – Запад никогда всерьёз не собирался ими стать, как аллигатор не мечтает стать плавающим по реке мусором. Имитируя, симулируя из себя другую сущность, номинально отображая иной облик – хищник делал только одно: подбирался поближе.

Запад в борьбе за существование, ему нафиг не нужна никакая книжная мораль, никакие, давно похеренные содомитами традиции человеческого бытия! Как и у Гитлера – ничего, кроме зоологии: победа есть сытость, поражение – смерть.

Многим сегодня страшно, что чёрная морда Запада сняла лубочную маску-смайлик. Страшен этот оскал плотоядной пасти.

А я думаю – по большому счёту, даже и хорошо это.

Мы убедились, что это именно тигр – а не обманчивая игра теней в зарослях бамбука.
В маске Запад был опаснее, чем без неё.

Хотя, разумеется, его опасность и без маски – огромная…


Николай Выхин
https://cont.ws/@vixin76/2244297
Поделиться:

Ответить    ПОМОЩЬ по форуму!