Задаем любые вопросы, связанные с психикой
Ответить
Мухин Ю. И.
Эксперт
Баланс:15297
 
Сообщения: 11
Регистрация: 09.02.2020

Лечить болезни мыслью. Часть первая.

Мухин Ю. И. » 15.03.2020 17:56

+
5
-
Изображение


Диссидент биологии

Что-то последнее время беру темы, о которых не получается писать коротко, а тут тема, которую обязан раскрыть, как научный руководитель Института «Бессмертие жизни».

Итак, прислали текст книги Брюса Липтона с несколько длинным названием «Биология убеждений. Умные клетки. Как мышление влияет на гены, клетки и ДНК».

Навёл справки. Об авторе пишут, что он американец, 1944 года рождения, доктор биологических наук, официальные исследования – клеточная мембрана. Не пацан. Липтона так же можно назвать научным диссидентом ввиду выражаемых им взглядов, часть из которых совпадает с моими (почему мне его книгу и прислали).

Ознакомился. Не понравилось, как книга написана, – до четверти текста как бы научно-популярной книги посвящено самому Липтону, и это ещё было бы терпимо, если бы он собрал саморекламу в одну главу, а то он разбавил ею все главы. Соответственно, меня раздражали и все эти всплывающие при чтении подробности восходов солнца над морем, и деталей покупки книг в аэропортах. Хотя, не буду спорить, кому-то это может быть и по нраву.

Как я понял, Липтон был сначала правоверным биологом, а потом, в силу нетипичного характера, усомнился в основополагающих догмах биологии, и начал искать объяснения необъяснимым фактам. В конце концов, что-то нашёл, а что-то объяснил ошибочно (вынужден добавить – «по моему мнению»). Плюс Липтон приводит много достаточно интересных примеров в качестве доказательств своей (нашей) теории.

Сходимся мы с Липтоном в нескольких позициях.

Прежде всего, во взгляде на ДНК.


ДНК – это не мозг!

Официальные биологи считают, что в хромосомах ядра каждой клетки живых организмов записана информация обо всём организме – о том, как организм строить и как лечить, записаны «чертежи» тела и даже «технологические инструкции» по его эксплуатации. Получается, что ядро клетки с ДНК – это нечто вроде мозга в каждой частице организма.

Но такой взгляд на ДНК – это глупость «правоверных» генетиков.

На самом деле, как я это понял уже лет 20 назад, хромосомы и молекулы ДНК в хромосомах – это «чемоданчик с полным набором инструментов» по строительству всего набора клеток тела – и только. Никакой иной информации, кроме той, что несут инструменты, в ДНК нет – нет в ДНК никакой памяти, ни чего-то того, что мы связываем с деятельностью мозга.

Да, по чемоданчику с инструментами вы можете понять, что чемоданчик принадлежит, скажем, столяру, и даже можете понять, какому конкретно столяру, но никаких чертежей шкафов и прочих столярных изделий, которые строятся этими инструментами, в чемоданчике нет.

А Липтон достаточно остроумно считает и предлагает своим студентам считать клетку маленьким человечком. Так, полагает Липтон, легче понять функцию клеток в организме. Может быть, попробуйте. Но в отличие от официальных генетиков, считающих мозгом этого человечка ядро клетки, Липтон так не считает. Он, как и я, тоже считает ДНК не мозгом, а набором инструментов (шаблон – это инструмент), правда, Липтон, как биолог, более детализирует эту мысль подробностями того, что именно изготавливают эти инструменты: «Длинная цепочка молекулы ДНК подразделяется на отдельные гены – участки, служащие шаблонами для синтеза конкретных белков».

Интересно, что одним их первых доводов, благодаря которому я усомнился в выводах официальной «науки» в отношении предназначения ДНК, были доводы арифметики, – если считать «гены» единицами информации, то этой информации элементарно не хватает, чтобы записать хотя бы координаты клеток организма. Так вот, и Липтона привела к этому выводу та же арифметика.

«После того как ДНК получила статус Царицы небесной, вполне закономерным стало решение составить каталог всех генетических звёзд человеческого небосклона. И в 1980-х годах был начат глобальный научный проект «Геном человека», участники которого поставили перед собой чрезвычайно амбициозную задачу – каталогизировать все имеющиеся у человека гены. Предполагалось, что человеческому организму для программирования синтеза более чем 100 тысяч составляющих его белков необходимо по одному гену на белок; к их числу следовало добавить по меньшей мере 20 тысяч регуляторных генов, потребных для согласования деятельности кодирующих генов. Итого, нехитрые подсчёты показывали, что 23 пары человеческих хромосом должны содержать как минимум 120 тысяч генов.

…Нынешним догматикам от биологии довелось испытать сравнимый по силе шок. Выяснилось, что человеческий геном содержит не 120 тысяч генов, а всего лишь примерно 25 тысяч [Pennisi 2003а, 2003b; Pearson 2003; Goodman 2003]. Иными словами, учёные не досчитались 80 % необходимых, как они полагали, человеку генов. …И коль скоро проект «Геном человека» опроверг эту концепцию, всем высокоумным теориям генетиков о том, как функционирует жизнь, прямая дорога на свалку! Теперь уже невозможно веровать в то, что генные инженеры сравнительно легко сумеют разрешить наши проблемы. Столь малое количество генов (всего лишь 25 тысяч) попросту не в состоянии нести всю полноту ответственности за такие сложные явления, как человеческая жизнь и человеческие болезни!»


К этой цитате полезно добавить и такие факты, приведенные Липтоном.

«Червь Caenorhabditis – идеальный объект для изучения роли генов в развитии и поведении особи, он хорошо поддаётся генетическим манипуляциям. Тело этого быстро растущего и хорошо размножающегося создания состоит из 969 клеток; в его незамысловатом мозге насчитывается примерно 302 клетки. Несмотря на это, Caenorhabditis обладает уникальным поведенческим репертуаром. Его геном состоит примерно из 24 000 генов [Blaxter 2003]. В человеческом теле, состоящем из более чем пятидесяти триллионов клеток, лишь на 1500 генов больше.

У ещё одного излюбленного объекта научных исследований – плодовой мушки-дрозофилы – насчитывается 15 000 генов [Blaxter 2003; Celniker, et al, 2002]. Иными словами, гораздо более сложный, по сравнению с примитивным Caenorhabditis, организм этой плодовой мушки содержит на 9000 генов меньше, чем у него.

Что касается мышей – нам стоило бы смирить собственную гордыню. Исследования генома мыши проводились параллельно с исследованиями проекта «Геном человека». Так вот, у человека и грызунов количество генов приблизительно одинаково!»


Ну и, наконец, Липтон приводит, как он полагает, убийственный аргумент в отношении того, что ДНК не является мозгом клетки: «Итак, настало время ключевого эксперимента! Маэстро, барабанную дробь...», – и рассказывает результаты такого эксперимента.

У живой клетки изымают ядро вместе со всеми хромосомами, по классической модели, изымают мозг. Но клетка, как ни в чём ни бывало, более двух месяцев продолжает жить. Единственно, клетка не может делиться – не может, так сказать, размножаться, кроме этого, у клетки нет инструментов для того, чтобы восстанавливать погибающие белки в своей структуре, поэтому, в конце концов, клетка умирает от старости и болезней.

«Но вспомним, для чего был задуман наш эксперимент, – пишет Липтон. – Мы решили проверить, действительно ли ядро клетки является ее «мозгом». Если бы клетка погибала после энуклеации, мы могли бы сказать, что наши наблюдения свидетельствуют в пользу этой идеи. Но результаты эксперимента однозначны: лишенная ядра клетка демонстрирует сложное координированное поведение, характерное для живого организма. Отсюда следует, что ее «мозг» остался в целости и сохранности.

…Но если ядро с его генами не является клеточным «мозгом», тогда какова же роль ДНК в жизни клетки? Ответ прост: энуклеированные клетки гибнут не потому, что они лишились мозга, а потому, что их лишили репродуктивных способностей. Ядро клетки – её орган размножения! Будучи не в состоянии воспроизводить необходимые им компоненты, энуклеированные клетки не могут ни заменить свои дефектные белковые «кирпичи», ни создать собственные копии.

Какой конфуз – перепутать орган размножения с мозгом! Что ж, это вполне понятная ошибка, если принять во внимание традиционно царящий в науке патриархат, – иронизирует Липтон. – Мужчин частенько обвиняют в том, что они думают не головой, а... в общем, понятно чем. Так стоит ли удивляться аналогичной оплошности со стороны мужской, по сути, науки?»


Шутник, однако!

Не буду придираться к тому, что Липтон, только что считая ДНК хромосом набором инструментов (шаблонов), теперь начал считать хромосомы органом размножения, – и для размножения нужны инструменты, и без инструментов размножения не размножишься, чего уж тут! Но Липтон, считая клетку человечком, почему-то в данном не напомнил, что и тело реального человека при полностью отключенном мозге («умершем» мозге) продолжает жить.

Вот в памяти у меня остался такой случай, произошедший, когда я работал на заводе. В одном из цехов электрик, нагло нарушив правила техники безопасности, без напарника вошел в трансформаторное отделение печи для устранения, как ему казалось, пустячной неисправности, а там коснулся шины в 10 кВ, упал со стремянки и сердце его остановилось. Бригадир печи забеспокоился, забежал в трансформаторное отделение, кликнул подмогу, приказал вызвать «скорую», а сам начал делать искусственное дыхание, благо плавильщики этому обучались. Сломал электрику ребра, но, все же заставил сердце забиться. Увезли этого электрика в больницу. А через неделю я спросил своего друга, Григория Чертковера, заведующего травматологией, как дела этого электрика – идет ли на поправку? Он мрачно ответил, что парень давно умер – еще в цехе, – и привезли его к ним уже мертвым, хотя и с бьющимся сердцем, поэтому тело парня живет. То есть, электрика доставили в больницу, когда мозг его был мёртв. Нет, мозг не разлагался, но уже никак ни на что не реагировал и от него не исходило никаких сигналов – мозг прекратил работу.

А родственники не дают отключить его тело от систем жизнеобеспечения, – сетовал Григорий, – а почки у него прекрасные, и сколько его тело будет жить – неизвестно. Больница маленького города совершенно не готова к таким экспериментам – у больницы не было ни сил, ни средств бесконечно занимать реанимацию и тянуть существование безнадежного тела, – а без согласия родственников врачи не имели права отказаться от поддержания жизни в теле. Не помню, согласились ли родственники, тоже вымученные, или все же отказали почки, но умерло тело только через 28 дней после смерти мозга.


А где мозг?

Но поняв, что ядро клетки с хромосомами не является мозгом клетки, перед Липтоном встал вопрос – а что является мозгом? И он даёт ответ – клетка «думает» мембраной клетки. Надо же!

Нет, Липтон и понимает, что ляпнуть только это – это уверять, что человек думает не мозгом, а кожей. Поэтому по Липтону мембрана на самом деле это всего лишь передающее устройство. Но тогда от кого мембрана передаёт клетке управляющие команды? Это вопрос?

Мало этого, ведь по Липтону человеческое тело состоит как бы из 50 триллионов человечков-клеток… а ими всеми вместе что или кто руководит? Кто руководит в общем, всем телом?

И Липтон вынужден вводит понятие биокомпьютера. Этим Липтон вроде выдвигает такую же гипотезу, как и я, но в отличие от меня, Липтон не связывает этот гипотетический компьютер с телом, и даже не пытается понять из чего такой компьютер мог бы состоять и как мог бы быть устроен.

Дело, скорее всего, в чрезвычайной узкости американского образования. Описывая студенческие годы, Липтон пишет, что они, студенты-биологи, имея возможность американских студентов самим выбирать те дисциплины, которым они хотят обучаться в университете (в отличие от советских студентов), тот курс физики, который когда-то давали нам в ВУЗах СССР, считали слишком сложным. Посему Липтон посетил только курс, который, по моему мнению, был равен нашей школьной физике в районе 7 класса. Мало этого, Липтон вообще молчит и о том, посещал ли он в университете лекции по химии.

И, как я полагаю, именно поэтому Липтон был бессилен предложить устройство того компьютера, который руководит живым организмом, и о котором он говорит. Липтон видел, что то, что организует работу организма, напоминает компьютер, но ему не хватало базовых знаний понять, как это может быть устроено? И от бесплодных поисков того, чем мог бы быть этот биокомпьютер, Липтона бросает в крайность – прочитав в самолёте «популярное изложение квантовой физики», он непонятное себе в биологии начинает объяснять другим непонятным (кстати, теперь уже непонятным всем) – квантовой физикой.

А квантовая физика – штука очень удобная своей тупой заумью, которой объясняет всё наподобие божьей воли: если глупые, не понимая происходящее, объясняют непонятное божьей волей, то «умные» объясняют непонятное квантовой физикой.

И запутав себя околофизическим бредом наукообразных слов, Липтон в своём «объяснении» потерял возможность сделать хоть какой-то мало-мальски определённый вывод о том, кто же руководит жизнью. В результате даже сложно сказать, имеет ли в виду Липтон что-то конкретное под тем биокомпьютером, о котором он постоянно говорит, представляет ли себе образно то, о чём говорит.

Ну вот, к примеру, образец того, что ему удалось в квантовой физике познать.

«Атомы сделаны не из материи, а из невидимой энергии! Но если их начинают описывать в терминах электрических потенциалов и длин волн, они проявляют свойства энергии (волн) [Hackermuller, et al, 2003; Chapman, et al, 1995; Pool 1995]. Знаменитое уравнение Эйнштейна E = mс2 устанавливает фактическое тождество материи и энергии. Согласно этому уравнению, Е – энергия, равна m (массе) – то есть материи, умноженной с2 – возведённой в квадрат скорости света. Это означает, что мир, в котором мы живем, – отнюдь не скопище дискретных, плотных объектов, разделённых мёртвым пространством. Вселенная – неделимое динамичное целое, материю и энергию которого невозможно рассматривать как независимые друг от друга элементы».

То есть живые организмы и мы, в их числе, являемся не веществом, а энергией (мы не вещество, а способность поменять форму движения вещества), и посему «являемся частью энергии всей Вселенной…»

На мой взгляд, это типичный пример объяснения непонятного невразумительным. И в результате у Липтона рождаются дурацкие гипотезы о строении организма и человека:

«Мы с вами «зонды», направленные на Землю вселенским оператором – Духом и посылающие Ему своё восприятие мира. Когда мы проходим свой жизненный путь до конца, Он призывает нас домой. Стоит нам это понять, мы станем гораздо внимательнее относиться к своим поступкам – ведь память о них сохраняется гораздо дольше, чем наши тела. Такая аналогия взаимодействия человека и Духа вполне соответствует концепции кармы. То, что мы творим в течение жизни, вполне может вернуться к нам – вернее, к будущему варианту нас». И т.д. и т.п. в том же духе.

И Липтон не исключение, ведь в основе работ всех биологов лежит беспомощность в деле объяснения ими того, что они видят. К примеру, вот Липтон пишет: «В то время, когда я, изучая механизмы работы клеточного «мозга», шёл к пониманию того, как функционирует наше сознание, мне навстречу – от человеческого мозга к «мозгу» клетки двигалась Кендис Перт. В своей книге «Молекулы эмоций» [Pert 1997] она рассказывает о том, как ей, с помощью достаточно тонких экспериментов, удалось показать, что «сознание» не сосредоточено в голове человека, а распределено, благодаря сигнальным молекулам, по всему его телу». Как вам вывод, что мы думаем не мозгом, а всем телом? (Хотя кто будет отрицать, если дитяти настучать ремнём по заднице, то он начинает думать).

С другой стороны, а как продолжать утверждать, что человек думает головным мозгом, после вот таких фактов:

«Сомнения в том, что присущий человеку интеллект обусловлен размерами его мозга, порождают и изыскания британского невролога Джона Лорбера, которым посвящена опубликованная в 1980 г. в журнале «Сайенс» статья, озаглавленная «Так ли уж вам нужен мозг?» [Lewin 1980). Лорбер изучил множество случаев гидроцефалии («воды в мозгу»). Корреспондент журнала «Сайенс» Роджер Льюин цитирует его в своей статье: «У нас в университете [Шеффилдский университет] был студент, у которого коэффициент интеллектуального развития (IQ) равнялся 126. Он получил диплом с отличием по математике и вполне нормален в социальном отношении. При всем при том у парня практически нет мозгов... Проведя сканирование, мы вместо нормальной мозговой ткани толщиной в 4,5 сантиметра между желудочками и поверхностью коры увидели тонкий, примерно миллиметровый слой мозга. Его череп заполнен спинномозговой жидкостью»».

Тем не менее, когда Липтон от непонятной квантовой физики возвращается к понятному ему устройству клетки и тела организма, то тут его выводы начинают совпадать с моими (или наоборот – мои с его). Но об этом поговорим в продолжении работы.

Вторая часть

Ю.И. МУХИН
Поделиться:

Теги:

Аватара пользователя
Director
Эксперт
Баланс:4548
 
Сообщения: 316
Регистрация: 20.06.2018

Re: Лечить болезни мыслью. Часть первая.

Director » 17.03.2020 08:34

+
1
-
Убедительно прошу и даже категорически требую от всех коллег-участников нашего Института:
Не надо здесь сыпать красивыми словами и высокопарными фразами !

С подобными словесами идите на сайты поэтов и художников
АлександрДьяков писал(а):
17.03.2020 05:28
.... Бог есть любовь, а любовь есть энергия, а не вещество. ...
Здесь научно-исследовательский Институт.

Здесь требуется предельно внимательное отношение к словам.
Каждое слово-термин должно иметь одно точное значение-понятие.

Ответить
   ПОМОЩЬ по форуму!