Наука vs. Мракобесия. Если ли правильное мировоззрение
Ответить
Аватара пользователя
Мишин
Участник
Баланс:2609
 
Сообщения: 170
Регистрация: 02.12.2019

Ловушка локализма

Мишин » 06.06.2022 17:24

+
5
-
Поделюсь интересным открытием. Стоит только что-нибудь опубликовать о проблемах капитализма, тут же появляется хор критиков, связанных (и довольно заметно) общей логикой возражений. При всём их внешнем пёстром разнообразии суть их возражений всегда сводится к одному (я специально анализировал): большевики пробовали бороться со злом и у них (якобы) не получилось.

Изображение

А дальше происходит подмена понятий: разговор о капитализме переходит в разговор о большевиках. Оппонент выскакивает за рамки социологии и экономики и становится историком. Он бомбит вас сканами архивных документов (не исключено, что и фальшивых – при Горби и Ельцине чего только в архивы не напихали), цитатами (не исключено, что вырванными из контекста), жуткими сценками, и т.п. Далее, по замыслу стратегов десоветизации, мы должны признать, что большевики – плохие. Из чего делается совсем уж обалденный вывод: раз они плохие, то капитализм хороший.

Каким образом опасностью гадюки можно обосновать безопасность тигра? Каким образом опасностью холеры можно обосновать безопасность чумы?

Никто не спорит, что история КПСС очень и очень драматична, и люди в ней (в том числе и на самом верху) руководствовались самыми разными мотивациями, включая и наиболее низменные. Но фокус в том, что наш разговор о будущем ошеломляющим манером, как птицу в печную трубу – втаскивают в разговор о прошлом!

А поскольку в прошлом (якобы) не получилось, то надо капитулировать перед злом, признать «конец истории» и объявить окружающие нас безобразия, очевидные, в том числе, и оппоненту – пределом совершенства.

Нам навязывается геббельсовский лозунг «серп и молот – смерть и голод», после чего запрещается искать в капитализме и источники насильственных смертей, и источники голода.

Ужас перед «красным террором» должен, по замыслу стратегов всей компании, вести к благоговейному преклонению перед «чёрным террором». Тем, который имеет два варианта: «белый» и «коричневый».

+++

Чем дальше по времени уходят в прошлое большевики – тем популярнее они становятся у антикоммунистов. Перемешивая быль и небылицы, обывателя снова и снова «пугают страшным пугом» - уверяя, что он должен ценить «освобождение», вернувшее ему «счастье» либеральной, рыночной «демократии».

И возникает вопрос: а почему не получается ценить своё счастье просто так? Не прибегая к историческим страшилкам?

Ответ прост, и лежит на поверхности: капитализм, как система, противоречит выработанным цивилизацией представлениям о добре и зле. Всё, что нормальный человек, воспитанный в рамках традиционной культуры (начиная с народных сказок) полагает злом – на рынке вознаграждается денежной премией. Напротив, всё то, что культура определяет добром – на рынке штрафуется, и наказывается порой даже жёстче денежных штрафов.

Другая, в общем-то параллельная этой, проблема – конфликт капитализма и цивилизации в вопросе об Истине. Традиционная наука, которую нам преподавали в школе (как, кстати, и американцам, и европейцам) – исходит из беспристрастности исследователя, бескорыстии анализа опытов. Исследователь, который рассказывает нам о мире – не должен иметь личной заинтересованности в предмете изложения.

В юридической науке это отражено правом обвиняемого отклонить кандидатуру судьи, или присяжного, если доказано, что они имеют личную неприязнь к обвиняемому. Если я задам вопрос «почему?», то вы мне скажете, что это глупый вопрос, и будете правы.

Суд призван установить Истину, так? Объективную, так? А в этом процессе не должно быть места личной заинтересованности. Так ПРИНЯТО СЧИТАТЬ на протяжении всей нам известной цивилизации.

Это же правило действует и в науке. Если человек, излагающий материал, заинтересован ЛИЧНО вам что-то впихнуть, то это уже не наука, а реклама. Даже если лично заинтересованный человек обойдётся без грубой лжи (что далеко не факт) – он всё равно особым образом расставит акценты и умолчания. Я не понимаю, почему так долго и нудно приходится это объяснять, чего тут сложного?!

Нельзя найти объективную Истину – если пристрастен, лично заинтересован и преследуешь частный интерес. Другое дело, что капиталист, у которого ВСЁ построено на частном интересе, личной выгоде – может сказать в ответ: да и пофиг тогда на вашу Истину! Раз она такая недотрога – то нафиг она нужна?!

Цивилизация на такое обижается. Цивилизации Истина нужна, хоть тресни. Цивилизацию нельзя построить на поддельных результатах научных изысканий, на имитациях, симуляциях, виртуальных фальсификациях.

+++

Но вернёмся к более важному вопросу – к вопросу о различении добра и зла. Вы не хуже меня видите, что наша современность пытается заменить такое различение всякой бредовой амбивалентной мутью, находящейся «по ту сторону добра и зла». О чём, например, песенка «ремембе ха, ремембе ру»? О Добре? О зле? Ни о том, и ни о другом. Как почти всё современное искусство, речь идёт о бултыхании в голове бессмысленных слов и бессвязных картинок. Суть бессвязности – уйти от различения добра и зла туда, где этого не требуется.

Уродливая современная поп-культура рождена не просто так. Замазывание в ней темы различения добра и зла связано с тем, что традиционные представления о добре и зле несовместимы с практиками капитализма.

А поскольку хозяевам мира очень хочется сохранить (наверное, «хотелось» - надо говорить уже в прошедшем времени) И капитализм, И цивилизацию - им приходится просто уходить от этой темы, напускать туману и маразму, главная особенность которых – в них нет ни добра, ни зла.

И тут главный вопрос – почему так получилось?

+++

Если оппонентам так нравится быть историками – то напомню, что я тоже историк. И, как историк, хорошо знаю, что со времён древнеегипетских папирусов, написанных по велению фараонов (т.е. примерно 5 тыс. лет назад) существует устойчивый символ: «вдовы и сироты».

5 тысяч лет без перерыва это понятие «вдовы и сироты» использовалось, как мерило добра и зла. Уже фараоны определили помощь «вдовам и сиротам», как добро, а «разорение домов вдов и сирот» осуждали, как злодейство (разумеется, в теории – на практике чего они только не вытворяли).

Это пошло с того, что обида, нанесённая слабому, беззащитному ближнему – осознаётся в рамках цивилизации как злодейство. Каждый человек знает это с детства. Но точно так же с детства он знает и другое, столь же устойчивое в тысячелетиях:

-Получать побольше денег – это хорошо!

-А разорять дома вдов и сирот – плохо!

А вот теперь берём – и совмещаем две этих фразы. Получаем их гибрид: «получить побольше денег, разоряя дома вдов и сирот». Ох-хо-хонюшки, а не попали ли мы в логический парадокс?!

Больше денег – хорошо, но обижать слабых – плохо, но если это приносит деньги – значит, меньше денег хорошо? Но мы же знаем, что меньше денег – плохо! Тогда получается, что если больше денег за обиду слабых – обижать слабых хорошо?!

Этот парадокс определил весь драматизм человеческой истории, весь внутренний конфликт угнетательского общества (не только капиталистического). Личная выгода, частный интерес настаивают, что определённое культурой как зло – на самом деле благо, а определённое ею как «добро» - на самом деле убыток.

Пойдёшь путём добра, определённым для человека цивилизацией – и понесёшь личные убытки: «от трудов праведных не наживёшь палат каменных». Пойдёшь путём зла – и рынок почему-то вознаградит это солидной денежной премией! Как будто бы вся его цель – направить человека путями зла…

+++

Не будем впадать в конспирологию, такой цели у рынка нет, по крайней мере, осмысленно сформулированной. Тут дело в другом: в конфликте между храмовой вечностью, универсальностью общих идей, сформулированных абстрактным мышлением – и биологической локальностью особи.

Всякий человек осуждает войну – пока не начал на этой войне «зарабатывать». И всё время получается шизофреническое раздвоение личности: вообще-то все войны – это плохо (потому что они мне невыгодны). Но вот данная, конкретная война выгодна мне – и потому она исключение, она хороша!

Шизофреническое раздвоение личности проявляется у человека в оценке всякого социального зла. Когда речь заходит о посторонних для биологической особи геноциде или хищничестве, разбое или мошенничестве, воровстве и шантаже, терроре или лживости, насилиях – всякий человек легко и просто, заученно с детства – определяет их во зло.

Всякое воровство, разумеется, плохо – пока оно лично его не обогатило. А если лично обогатило – тогда оно «прогрессивно» и «справедливо», и т.д. и т.п.

+++

Конфликт человека с социализмом начинается именно на этой почве. Человеку предъявляют то зло, про которое, теоретически, он и сам знает, что оно зло. И охотно осуждает его у других. Но очень обижается и досадует, когда ему самому предлагают от зла избавиться.

Зоологическая муть в человеке столь же универсальна, сколь универсальны представления о добре и зле в его культуре. Предложите образованному человеку в любом городе мира сесть за стол, подумать и описать на листочке бумаге идеальное общество. И знаете, что удивительно: в любом городе мира 2х2=4, а идеальное общество описывается в одних и тех же образах. Даже рецидивист, не вылезающий из тюрем – напишет, что «вообще-то» в идеальном обществе нет ни преступности, ни нужды в ней. И даже самый матёрый хищник – в рамках теории – напишет вам, что беззаконие – плохо. Терроризировать и унижать людей – плохо, бесправие – плохо, и т.п.

Короче говоря – любой образованный человек, если вы уговорите его описать идеальное общество его мечты – опишет вам коммунизм! Когда это делают коммунисты – неудивительно. Но когда это делают даже самые отъявленные антикоммунисты – то как-то странно! Всё время их сворачивает туда, куда мечтал выйти СССР и советские люди…

Почему так происходит? Потому что отделяясь от личного, локального, выходя на простор абстрактной теории – всякий человек (кроме совсем уж психопатов) определяет Идеал согласно нормам культуры и цивилизации, в которых воспитан. Если мы рассуждаем вообще, не включая в расклад себя – то всё время получаем один и тот же результат: «золотое правило нравственности», внедрение которого и означало бы торжество коммунизма.

Вот почему так важно для дела социализма заставить человека думать. Вот почему так важно усадить его с пером и бумагой – и уговорить описать идеальное общество, различая добро и зло.

Как только человек начнёт думать логически и связно, в рамках обобщённых идей и категорий, он сформулирует единый стандарт будущего, заложенный в культуре безальтернативно.

Но для этого человек должен выйти из зоологической мути, сопровождающей его биологическую локальность, что, как показывает практика, сложнее всего. Шаг из биосферы в ноосферу – это выпускные экзамены на право человека называться «разумным». Очень сложные экзамены…

Иррациональная взвесь зоологической мути – тоже везде универсальна (как и абстрактные представления об идеальном обществе). Подобно тому, как американец 70-х, описывая идеальное общество, описал бы коммунизм (разве что не называя его этим словом), и советский человек 70-х, погруженный в зоологическую муть иррациональности инстинктов – ощущал все жгучие потребности рыночного животного. Он не был другим, понимаете? Ни с точки зрения абстрактных идеалов, ни с точки зрения локальной плоти!

Вся разница только в одном, чему отдавать приоритет: идеологизации или деидеологизации (дебилизации). Чему человек служит: общему или биологическому себе? Разумеется, выбрав служение Общему, он будет томиться всеми муками биологической неудовлетворённости, и к этому заранее нужно быть готовым (КПСС не была готова). Животная природа протестует против цивилизованного образа жизни, и чем быстрее идёт общий прогресс человечества – тем активнее и болезненнее реагирует на него животное в человеке.

Однако избрав иной путь, уступив и поддавшись зоологическим инстинктам, «зову джунглей» - человек обречён потерять цивилизацию. Ибо она по определению – ОБЩЕЕ ДЕЛО, и иным быть не может. Она немыслима вне этики служения, сознательных самоограничений для всех диких порывов натуры, немыслима вне единства и солидарности слагающих её коллективный разум носителей.

Зоологическая муть, если она захлёстывает человека – тащит его в своём мутном потоке в доисторическую эпоху, потому что все терзающие нас инстинкты – сформированы ДО цивилизации. Они сформированы в дикой природе, и заточены под неё, актуальны и адекватны только в ней. И потому зоологические инстинкты («рыночные реформы») не успокоятся, пока не принудят своих рабов разрушить всё, созданное цивилизацией, до основания.

Зоологическим инстинктам, управляющим экстазом частного собственничества – чужда не только письменность, но даже и членораздельная речь. Потому люди, охваченные экстазом рыночного хищничества, не только перестают читать книги, но и язык у них (очевидно же!) – всё беднее и примитивнее.

Нужна воля, чтобы остановить это в себе. Нужно сесть за стол, взять перо и бумагу, и сформулировать, каким ваш разум видит будущее. Так и сказать, в оскал звериным инстинктам:

-Я не позволю вам решать за себя! Не вы, а мой разум будет решать – каким будет моё будущее!

Сделать это очень сложно.

Это невообразимо сложное дело для абстрактного мышления – наступить на хвост зоологическим инстинктам В СЕБЕ. Легко обвинять в зверстве других, но себя – нет ничего труднее…

Однако если это суметь сделать – никаких дальнейших серьёзных препятствий на пути к социализму уже не будет. Тут всё очень просто, до тавтологии:

Светлый Разум = Светлое Будущее.

Тёмный Разум = Тёмное Будущее.

+++

Вот то главное, что я хотел сказать, не вдаваясь в навязываемые мне оппонентами дискуссии о большевиках. Вместо того, чтобы отвечать за себя и за свой выбор – нас заставляют отвечать за мертвецов и выбор мертвецов.

Я полагаю, что их выбор был в целом правильный. Кто-то полагает, что нет, и что они, все как на подбор, красивыми фразами лишь прикрывали личную, хищническую жажду власти, персональную диктатуру.

Я могу с этим очень аргументированно поспорить, но я даю оппоненту фору, и задаю очень простой вопрос:

- А хоть бы и так?! Да будь все они лишь аферистами – что это в целом меняет в нашем выборе между зоологической мутью, с её индивидуализмом, и коллективизмом культуры?

Понимаете, мертвецы сделали свой выбор – правильный он или неправильный, но это ИХ выбор.

А нам надо делать собственный.

И если мне скажут, что опыт СССР доказал всеобщую порочность, гнилость человеческой природы, то, что в мире нет добрых людей, то я отвечу очень простой фразой, а вы – понимайте в меру своих способностей:

-Но мы-то есть…
Как вы считаете – мы есть? И если мы есть – то кто мы?


А. Леонидов
https://cont.ws/@vixin76/2294237
Поделиться:

Ответить    ПОМОЩЬ по форуму!