Наука vs. Мракобесия. Если ли правильное мировоззрение
Ответить
gyxos
Участник
Баланс:1336
 
Сообщения: 52
Регистрация: 17.11.2019

Матрица. Часть 1.

gyxos » 24.06.2020 18:45

+
3
-
Интересно, почему так редко поминают Канта? Платона или даже Аврелия Августина поминают чаще, особенно в околонаучных текстах. Про матрицу и прочее.Даже Бодрийяра, наверное, чаще, о котором Пелевин устами своего героя заявил, что русский вариант слова "философия" - "любомудрие", происходит не от "любви к мудрости" а от "любой мудак". А о Канте либо мельком, либо ничего. Какую-то тревогу он вызывает) Пишет-пишет...


Нынче прочитал здесь упоминание о Канте мельком, вспомнил, решил поделиться. И прочими мыслями о делах наших скорбных. Скорбных оттого, что куда нам двигаться, мы явно не представляем. Ждём, надо думать, какого-то внешнего толчка. Кто-то придёт, разгребёт завалы информации, что мы здесь нанесли, разложит по полочкам, разжуёт и укажет, что мы будем делать сегодня, завтра и послезавтра. "Рука, протянутая тебе из темноты, должна быть твоей собственной рукой." И никак иначе.


Итак, Кант. Кант, граждане, был не просто там какой-то Кант, у него ещё и имя было, Звали его Иммануил, что на древнееврейском значит С Нами Бог. Был он профессором логики и метафизики в кенигсбергском университете, прожил 80 лет, причём, почти целиком, в 18 веке. Стало быть, безнадёжно устарел. Что нам может дать какой-то ненаучный лопух, писавший галиматью неудобоваримым языком почти-что в древности? С другой стороны, например, "Начала" Эвклида до сих пор актуальны и ими с удовольствием пользуются, хотя это гораздо более седой текст. Мухин, например, Джона Локка за труды по воспитанию уважает, тот в 17 веке жил. Гм, может дадим Канту шанс, для чего-то он же старался, жёг свою жизнь над рукописями?) Какая, в сущности, разница, кто и когда что сделал? То, что однажды сделано хорошо, сделано навсегда. У Мухина в начале одной статьи о философии бессмертия, есть демотиватор - молодой Кант с подписью: "Отчего у кошки хвостик? Я не знаю, я агностик!". Улыбнуло) Эх, Юрий Игнатьевич, это нам просто, мы всё на свете знаем, а ему, в той тесноте и обиде от невежества даже думать иногда приходилось, благо, бог умом не обделил) Вот до чего дошёл! Насчёт кошки он бы как-нибудь вывернулся и объяснил, а вот насчёт устройства этого мира - боюсь, и нам слабо) Тут не только в агностики, в галимые солипсисты улететь можно) Ладно, всё, бросаю ёрнический тон, впредь буду почти серьёзен)


Зачем нам Кант? Ну, раз мы заговорили о бессмертии души, то это относится к метафизике. Та, заведует, по Канту, тремя проблемами - Богом, бессмертием души и свободой воли. Кто первый метафизик в мире? То ли Платон с Аристотелем, то ли Кант. Но Кант явно покруче, стало быть, идём к нему. Нет, в самом деле, если мы такой источник как эзотерика признаём, то чем метафизика хуже? Сидел Кант себе на кафедре, прочёл целый воз разного бездоказательного хлама на эту тему, плюнул и решил превратить метафизику в науку, т.е. доказать, как доказывают теоремы, все эти вещи. Чтобы и спорить стало не о чем. Выучить как теоремы и успокоиться на всю жизнь, что есть такой крепкий тыл за спиной. Только как это сделать? Решил логико-математическим путём, потому, что любое опытное знание может обмануть, как связанное с органами чувств, которые лгут. А для этого решил исследовать сам аппарат познания мира таким способом, назвав его "чистым разумом". Логикой и математикой. И книжку написал, Критика чистого разума называется. О которой все слышали, но никто не читал. Странные штуки эти логика и математика. Используя их можно забраться далеко и надолго в целые неведомые миры и получить там знания, которые будут абсолютно применимы в нашем мире. Буквально, создать всё из ничего. В своё время, Лейбниц, создав двоичное счисление, заказал на радостях медальку с надписью на латыни: "Чтобы вывести из ничтожества всё, достаточно единицы". Тогда это было баловство, сейчас мы общаемся при помощи этого математического языка. Действительно, достаточно единицы. Вот одной из таких единиц был Эммануил Кант. Сразу скажу, что доказать положения метафизики он не смог или не хватило времени, но кое-что сделать ему удалось. Строго говоря, он занимался философской гносеологией, то есть теоретическим исследованием того, каким образом у нас в голове возникает картина мира и в какой степени она соответствует тому, что находится за пределами нашей головы.


Он сравнивал свой труд с теми же "Началами" Эвклида, логика следования аксиомам в которых неизбежно приводит к тем же выводам, которые сделал сам автор. Можно нападать на принятые аксиомы, но, согласившись с ними, придётся идти по накатанной с неизбежным детерминизмом. Все аксиомы Канта в том, что существует сознание и органы чувств, которые символическим образом передают нам информацию о том, что происходит во внешнем мире. Стало быть, существование внешнего мира тоже допускается, иначе кранты, солипсизм, где никакое философское исследование невозможно. Вот и всё, а дальше нужно сидеть в темноте, заглядывать внутрь себя и думать, думать. Начинается, собственно, исследование, причем по законам логики, без всяких допущений, как в геометрии. За этим будут следить конкуренты-философы и сразу кинутся возражать, притом умно и с пристрастием, воспринимая каждое несовпадение со своей позицией как покушение на собственную картину мира, т.е. нечто связанное с инстинктом самосохранения. Всё по-взрослому и нужно соответствовать, не допуская натяжек. Кант: "Что касается достоверности, то я сам вынес себе следующий приговор: в такого рода исследованиях никоим образом не может быть позволено что-либо лишь предполагать, в них все, что имеет хотя бы малейшее сходство с гипотезой, есть запрещенный товар, который не может быть пущен в продажу даже по самой дешевой цене, а должен быть изъят тотчас же после его обнаружения. Ведь всякое познание, устанавливаемое a priori, само заявляет, что оно требует признания своей абсолютной необходимости; тем более должно быть таковым определение всех чистых априорных знаний, которое должно служить мерилом и, следовательно, примером всякой аподиктической (философской) достоверности."


То, что есть снаружи, внешний мир, Кант обозвал "вещью в себе" (правильнее перевести "вещь, как она есть сама по себе"), а мир, представление о котором создаётся у нас в голове, миром явлений. Понятно, что внешний мир объективен, а мир явлений рисуется при помощи самого наблюдателя и без него существовать не может. "Нет объекта без субъекта". Ясно, что наша картина мира представляет из себя нечто весьма символическое, виной тому как органы чувств, так и кое-что ещё, как оказалось.


Не буду тянуть. То, что наши органы чувств нам врут, было известно давно, задолго до Канта. Ему же удалось логическим путём доказать, что наш познавательный механизм восприятия пространства, времени и причинности заложен в нас априорно, т.е. до всякого внешнего физического опыта. Есть сравнительно небольшая глава в Критике - "трансцендентальная эстетика", где он это доказывает о пространстве и времени, но она не будет понятна без предварительного ознакомления с тем, что Кант понимает под синтетическими и аналитическими знаниями и как толкует знание априорное и апостериорное. Понимаете в чём дело? У нас есть программа, которая формирует наше тело, наши органы чувств, заставляя, например электромагнитную волну с определённой частотой воспринять как синий цвет или звуковые колебания как ноту "до" первой октавы и так далее. Существует корреляция между нашими чувствами и тем, что происходит в реальном мире, хотя наши впечатления носят, так сказать, символический характер. Так вот, если копнуть глубже, оказывается, что в нас заложен алгоритм восприятия того, что мы называем временем, как линейное одномерное ньютоновское время, а пространство - как тоже линейное и трёхмерное. Ясно, что это восприятие коррелирует с тем, что происходит в реальном мире, иначе мы не могли бы выжить и развивать практическую деятельность. Но вот характер корреляции до сих пор неизвестен. Серьёзно, утверждать, что, например, время которое мы воспринимаем, таково и есть, это то же, что заявлять, что синий цвет на самом деле синий в природе. Кроме того, мы, как это обстоит с цветом или звуком, никак не можем утверждать, что воспринимаем весь диапазон волн. Вполне может быть, что мы воспринимаем лишь незначительное количество информации о том, что мы зовём пространством и временем. Короче говоря, впервые в мире, Кант спокойно и вдумчиво доказал, что мы находимся в Матрице, которая создана алгоритмом восприятия, данного нам при рождении. Эта Матрица создана не по злому умыслу и так далее, просто так получилось) Того времени, пространства и причинности, которое нами привычно подразумевается, нигде, кроме нашей головы, не существует.


Меня лично интересует в этой триаде только время. Если времени нет вовсе, как утверждают многие, что будет с причинностью? Причина и следствие будут существовать одномоментно, так, что и не разобрать что-что. А пространство при отсутствии времени? Математически это, пожалуй, можно выразить, а вот человеческим воображением представить вряд-ли. Почему время? У меня логика простая, тезис старый. Если мы говорим о бессмертии, то нужно найти среду, где информация существует вне материи, потому, что материя смертна. Либо на материи, но в вечности, хотя, это конечно, оксюморон - материя вне времени. Такое возможно? Позже к этому вернусь.


Ну что, для начала я постарался проверить доказательства Канта, вопрос-то серьёзный. Нужно сказать, что язык у того тяжёлый, логика непривычная, философская, плюс куча архаичных терминов. В первый раз я мало что понял. Во-втором чтении мне удалось освоить терминологию и "разогреться" в тексте и никаких логических ошибок я не нашёл. Но я ещё не был уверен в своём выводе, решил посмотреть, как вообще отреагировала на такие "предъявы" философия и наука (потому, что это и её касается), тем более, что Кант призывал критиковать его построения. Догматическую метафизику, так называемую схоластику, Кант убил на месте, расчистив дорогу науке, которая, к сожалению, успела ещё тогда прихватить много недоказуемых схоластических положений в качестве догм, используемых и поныне. В философии серьёзной критики "трансцендентальной эстетики" я не встретил, слишком очевидна была логика последней. Было там два-три, кому и доказательств теоремы Пифагора не осилить, а умненькие всё правильно поняли и согласились. Приведу в пример Шопенгауэра, человека умного, чрезвычайно дотошного и скрупулёзного, который придрался бы к любой натяжке и допущению Канта (что он и делал), но перед этим пунктом просто развёл руками. Пара цитат, одна короткая, другая очень длинная. В качестве альтернативы мог бы дать ссылку, но чую, что ссылки на длинный и специфический текст никто открывать не будет. Не буду класть лаврушку в суп, всё равно не едят) Шопенгауэр вообще-то бесчувственный, но тут прямо какая-то экзальтация есть... Привожу его, потому, что в отличие от Канта, он умеет легко изложить суть дела, не барахтаясь в терминологии. Философским матом не ругается, всяким трансцендентальным единством апперцепции)


"Трансцендентальная эстетика — произведение, исполненное таких необычайных достоинств, что его одного было бы достаточно для увековечения имени Канта. Ее доказательства настолько убедительны: что я отношу ее положения к числу непоколебимых истин; они несомненно принадлежат и к истинам самым плодотворным, тем самым представляют собой самое редкое в мире — подлинное великое открытие в метафизике. Строго доказанный Кантом факт, что часть наших знаний сознается нами a priori, не допускает другого объяснения, кроме того, что они — формы нашего интеллекта: и это даже не объяснение, а отчетливое выражение самого факта."

"Величайшая заслуга Канта состоит в различении явления и вещи в себе посредством указания на то, что между вещами и нами всегда находится интеллект (Intellekt), вследствие чего они не могут быть познаны такими, каковы они сами по себе. На этот путь Канта привел Локк (см.: Пролегомены ко всякой метафизике, § 13, примеч. 2). Локк доказал, что вторичные свойства вещей, такие, как звук, запах, цвет, твердость, мягкость, гладкость и т. п., основанные на аффицировании чувств, не принадлежат объективному телу, вещи в самой себе, которой он приписывает лишь первичные свойства, т. е. такие, которые предполагают только пространство и непроницаемость, следовательно, протяженность, форму, плотность, количество, подвижность. Но это легко обнаруживаемое различение, проведенное Локком, которое лежит как бы на поверхности вещей, было только ранней прелюдией к кантовскому различению. Исходя из несравненно более высокой точки зрения, Кант пояснил, что все то, в чем Локк видел qualitates primarias (первичные качества), т. е. свойства вещи в себе, также относится только к ее явлению в нашей познавательной способности, причем именно потому, что условия этих свойств, пространство, время и причинность, познаются нами a priori. Следовательно, Локк отделил от вещи в себе ту часть, которую привносят в явление органы чувств; Кант же отделил от нее и часть, которую привносят функции мозга (хотя и не под этим названием); благодаря этому различие между вещью в себе и явлением обрело бесконечно большее значение и более глубокий смысл. Для этой цели он должен был совершить важное обособление нашего познания a priori от познания a posteriori, что до него никем не было сделано с надлежащей строгостью и полнотой, отчетливо и сознательно; это и стало главным предметом его глубокого исследования...

Если проведенное Кантом разделение явления и вещи в себе значительно превосходило по своей глубине и продуманности все сделанное когда-либо до него, то не менее плодотворно оно было и по своим результатам. Ибо совершенно новым путем и рассматривая предмет с совершенно новой точки зрения Кант вполне самостоятельно и по-новому представил истину, которую неустанно повторял уже Платон, выражая ее следующим образом: этот являющийся чувствам мира не имеет истинного бытия, а есть лишь вечное становление; он существует и не существует, а восприятие его — не столько познание, сколько иллюзия. Именно это он выражает в виде мифа в начале седьмой книги «Государства», в этом важнейшем месте его сочинений, о котором я уже упоминал в третьей книге настоящего труда; Платон говорит, что люди пребывают в оковах в темной пещере и не видят ни подлинного света, ни действительных вещей, — они различают лишь скудный свет огня в пещере и тени действительных вещей за их спиной, которые проходят мимо этого огня; они думают, что эти тени и есть реальность, а определение их чередования — истинная мудрость. — Та же истина, хотя и совершенно иначе выраженная, составляет основное учение Вед и Пуран — учение о Майе, под которым понимается то же, что Кант называет явлением в отличие от вещи в себе, ибо создание Майи определяется в них как этот зримый мир, где мы находимся, вызванный чарами, ускользающий, не обладающий сущностью призрак; его можно сравнить с миражем и сновидением, с пеленой,' окутывающей сознание людей, с чем-то, о чем можно с одинаковой достоверностью утверждать, что оно существует и не существует. — Кант не только выразил это учение совершенно новым и оригинальным образом, но и превратил посредством спокойного и трезвого изложения в доказанную и неоспоримую истину; Платон, же и индусы основывали свои утверждения на общем созерцании мира, предлагали их как непосредственную данность своего сознания и излагали их более мифически и поэтически, нежели в виде ясной философской истины. В этом смысле они относятся к Канту, как пифагорейцы, Гикет, Филолай и Аристарх, которые уже пришли к выводу, что Земля движется вокруг неподвижного Солнца, к Копернику. Ясное познание и спокойное, строгое изображение призрачности мира и есть, собственно, основа всей кантовской философии, ее душа и ее величайшая заслуга. Он достиг этого благодаря тому, что с поразительным искусством и обстоятельностью разобрал и представил в его отдельных элементах весь механизм нашей познавательной способности, посредством которого возникает вся фантасмагория объективного мира. Предшествующая западная философия, несказанно плоская по сравнению с кантовской, не ведала этой истины и поэтому все время говорила как бы во сне. От этого ее внезапно пробудил Кант, поэтому последние из этих философов, пребывающих во власти сна (Мендельсон), называли его всераздробляющим. Кант показал, что законы, с несокрушимой необходимостью господствующие в бытии, т. е. вообще в опыте, неприменимы для выведения и объяснения самого бытия, что, следовательно, значимость их лишь относительна, т. е. начинается лишь с того момента, когда бытие, т. е. мир опыта, уже положено и дано, что, следовательно, эти законы не могут служить нам путеводной нитью, когда мы приступаем к объяснению бытия мира и нас самих. Все предшествовавшие Канту западные философы полагали, что законы, по которым явления связаны друг с другом и которые в их совокупности — время и пространство, а также причинность и умозаключения, — все то, что я свожу к выражению закона основания, абсолютные и ничем не обусловленные aeternae veritates (вечные истины), что сам мир существует лишь вследствие их и сообразно им и поэтому, руководствуясь ими как путеводной нитью, можно прийти к разрешению всей загадки мира. Созданные для этого допущения, которые Кант критикует, называя их идеями разума, служили в действительности лишь тому, чтобы возвысить явление, творение Майи, мир теней Платона, до единственной, высшей реальности, поставить его на место глубочайшей и истинной сущности вещей и сделать невозможной действительное познание этой сущности, — одним словом, чтобы погрузить мечтателей в еще более глубокий сон. Кант показал, что эти законы, а следовательно и мир, обусловлены способом познания, присущим субъекту; из этого следовало, что сколько бы мы ни исследовали и ни умозаключали, руководствуясь ими, в главном, т. е. в познании сущности мира в себе и вне представления, мы не продвинемся ни на шаг и будем только вертеться, как белка в колесе. Догматических философов можно сравнить с людьми, которые полагали, что, идя все время прямо, можно дойти до конца мира; Кант же совершил как бы кругосветное плавание и показал, что, поскольку Земля кругла, горизонтальное движение не может вывести за ее пределы, но что посредством перпендикулярного движения это, быть может, и не окажется невозможным. Можно также сказать, что учение Канта ведет к пониманию того, что конец и начало мира следует искать не вне, а внутри нас."



Как отреагировала на эти заявления наука? Нужно сказать, что, в основном, восприняла с пониманием, хотя, по большей части, похоже, не заметила) Знание о том, что мы живём в Матрице, ведь, по сути, бесплодно. Есть в философии такая старая проблема, как солипсизм. Нет никакой возможности формально доказать, что внешний мир существует. Те, кого называют солипсистами (они и сейчас есть), считают реальным только своё сознание, а внешний мир сном или наведённым мороком, отказывая ему в реальном существовании. Но по поведению этих людей невозможно сказать, что у них на уме. Также пьют кофе или заправляют свой автомобиль, люди как люди. То же и с наукой. Какие выводы можно сделать из представленного выше? Только те, что наука, воспринимая пространство и время в прежнем схоластическом понимании, не должна претендовать на окончательное познание мира. Например, в теории эволюции, прежде начала всяких элукубраций, нужно строго доказать, что время протекает именно так, как мы его воспринимаем. И то, например, что нет влияния будущего на прошлое, так называемой телеологии. Взятые аксиомы в эволюции ведь введены с точки зрения здравого смысла, бритвы Оккама, которые могут оказаться, при такой неопределённости в вопросе времени, храпом спящего.


Наука это установление закономерностей причинно-следственных связей между явлениями в пространстве и времени. Пространство и время это две печки от которых наука вытанцовывает и, отними их у неё, она потеряет ориентацию. В своё время, после этой ужасной Критики она признала - да, мы не занимаемся реальным миром в широком смысле, по крайней мере, до тех пор, пока вопрос с аксиомами не будет прояснён. Мы возьмём пока старое доброе схоластическое положение, что то, что мы воспринимаем, то и есть на самом деле. Наше человеческое восприятие пространства и времени. Для практических целей этого достаточно, потому, что корреляция между нашим восприятием и кантовской "вещью, как она есть сама по себе", т.е. реальным миром, тысячекратно доказана. Полезность науки в практических делах общеизвестна. Закономерности, выведенные непонятно между чем и чем, работают. В решении частных вопросов, как в химии, которой я занимаюсь, эти закономерности достаточно хорошо прояснены и позволяют действовать вполне уверенно. Только не нужно претендовать на окончательное познание "тайны мира", слишком много неоправданных допущений, а инструменты, используемые в той же химии, явно непригодны для окончательных обобщений. Для практических дел они годятся.
Поделиться:

Аватара пользователя
Director
Эксперт
Баланс:4613
 
Сообщения: 336
Регистрация: 20.06.2018

Re: Матрица. Часть 1.

Director » 25.06.2020 16:40

+
1
-
С большим интересом изучил материал коллеги gyxos .
Я тоже решил поделиться своими мыслями на эту тему. Заранее извинюсь, если перебил коллегу gyxos, не дождавшись второй части его статьи.
gyxos писал(а):
24.06.2020 18:45
… решил поделиться. И прочими мыслями о делах наших скорбных. Скорбных оттого, что куда нам двигаться, мы явно не представляем. Ждём, надо думать, какого-то внешнего толчка. Кто-то придёт, разгребёт завалы информации, что мы здесь нанесли, разложит по полочкам, разжуёт и укажет, что мы будем делать сегодня, завтра и послезавтра.
Таки да, люди в массе своей не представляют куда им двигаться. Впрочем, в массе своей люди и не заморачиваются этим вопросом. Живут себе как жили предки и как велит телевизор.

Но есть небольшое число людей, которые таки размышляют над вопросом куда и как двигаться. Очень желательно, что когда и если доступ в телевизор получат другие люди, то у них уже было бы ясное представление. Чтобы они смогли «разложить по полочкам, разжевать и указать что мы будем делать сегодня, завтра и послезавтра».

Посему я категорически приветствую размышления, которыми поделился с нами коллега gyxos.

Итак, Кант. … То, что однажды сделано хорошо, сделано навсегда…. Зачем нам Кант? Ну, раз мы заговорили о бессмертии души, то это относится к метафизике. Та, заведует, по Канту, тремя проблемами - Богом, бессмертием души и свободой воли.
… решил превратить метафизику в науку, т.е. доказать, как доказывают теоремы, все эти вещи. Чтобы и спорить стало не о чем. ….

Сразу скажу, что доказать положения метафизики он не смог или не хватило времени, но кое-что сделать ему удалось. Строго говоря, он занимался философской гносеологией, то есть теоретическим исследованием того, каким образом у нас в голове возникает картина мира и в какой степени она соответствует тому, что находится за пределами нашей головы.
Честно говоря, лично я труды Канта не изучал и посему особенно благодарю коллегу gyxos за яркие пояснения.

Итак, как оказалось, Канта интересовали те же вопросы, которые интересуют наш Институт. Ведь нас тоже интересует «каким образом у нас в голове возникает картина мира и в какой степени она соответствует тому, что находится за пределами нашей головы».
Кант сравнивал свой труд с теми же "Началами" Эвклида, логика следования аксиомам в которых неизбежно приводит к тем же выводам, которые сделал сам автор. Можно нападать на принятые аксиомы, но, согласившись с ними, придётся идти по накатанной с неизбежным детерминизмом. Все аксиомы Канта в том, что существует сознание и органы чувств, которые символическим образом передают нам информацию о том, что происходит во внешнем мире.
Абсолютно верные рассуждения. Осталось только придумать абсолютно верные аксиомы.

Точнее говоря, надо придумать аксиомы наилучшие для данного этапа развития человечества.
Аксиомы старика Канта возможно успели устареть. Посмотрим.

…снаружи, внешний мир, Кант обозвал "вещью в себе" (правильнее перевести "вещь, как она есть сама по себе"), а мир, представление о котором создаётся у нас в голове, миром явлений. Понятно, что внешний мир объективен, а мир явлений рисуется при помощи самого наблюдателя и без него существовать не может. "Нет объекта без субъекта".
«Вещь в себе» - это, по нашей терминологии, материя плюс информация. И еще где рядом имеется Природа.

А еще есть живые организмы, которые развиваются и развитие дошло до появления человека с сознанием.
Непонятно, включает ли Кант в «вещь в себе» природу-матушку и самого человека как физиологический объект.

Однако понятно, что сознание человека Кант исключает из «вещи в себе». По Канту – это «мир явлений наблюдателя».

Итак, аксиомы Канта не совпадают с нашими аксиомами. Образно говоря, Кант говорит про «теплое», а мы говорим про «мягкое».

Тем не менее, проследим за мыслями Канта в изложении коллеги gixos-а.

Ясно, что наша картина мира представляет из себя нечто весьма символическое, виной тому как органы чувств, так и кое-что ещё, как оказалось.

…У нас есть программа, которая формирует наше тело, наши органы чувств, заставляя, например электромагнитную волну с определённой частотой воспринять как синий цвет или звуковые колебания как ноту "до" первой октавы и так далее.
Существует корреляция между нашими чувствами и тем, что происходит в реальном мире, хотя наши впечатления носят, так сказать, символический характер.

С этим остается только согласиться.
Однако, далее начинаются вопросы.
…. оказывается, что в нас заложен алгоритм восприятия того, что мы называем временем, как линейное одномерное ньютоновское время, а пространство - как тоже линейное и трёхмерное. Ясно, что это восприятие коррелирует с тем, что происходит в реальном мире, иначе мы не могли бы выжить и развивать практическую деятельность. Но вот характер корреляции до сих пор неизвестен. Серьёзно, утверждать, что, например, время которое мы воспринимаем, таково и есть, это то же, что заявлять, что синий цвет на самом деле синий в природе. Кроме того, мы, как это обстоит с цветом или звуком, никак не можем утверждать, что воспринимаем весь диапазон волн. Вполне может быть, что мы воспринимаем лишь незначительное количество информации о том, что мы зовём пространством и временем…. Того времени, пространства и причинности, которое нами привычно подразумевается, нигде, кроме нашей головы, не существует….
Чудесная цитата. Оказывается, Кант предлагает нам по-гамлетовски озадачиться вопросом «быть или не быть?» (либо «хорошо это или плохо?»), но не применительно к конкретной ситуации, а «так, вообще, в принципе».

Нет, мы в такие игры не играем.

….Короче говоря, впервые в мире, Кант спокойно и вдумчиво доказал, что мы находимся в Матрице, которая создана алгоритмом восприятия, данного нам при рождении…
Вот конкретно с этой фразой я бы согласился. Действительно, человек рождается с предустановленным софтом (очень сложной программой, алгоритмом).

Вообще любой живой организм потому и живой, что имеет софт. А человек имеет софт еще более сложный, чем у наиболее развитого животного. Качественно более сложный, условно называемый «сознанием». Потому он и живой человек, а не животное.

Более того, некоторая часть софта человека имеет потенциал (возможность) существовать без связи с телом. Например, после смерти тела. Посмотрим далее, пишет ли Кант что-нибудь на эту тему.
…Если мы говорим о бессмертии, то нужно найти среду, где информация существует вне материи, потому, что материя смертна. Либо на материи, но в вечности, хотя, это конечно, оксюморон - материя вне времени. Такое возможно?
Видимо автор этой цитаты не Кант, а коллега gyxos. Касательно бессмертия, то да, надо найти среду, которая является носителем души.

Что же касается рассуждения о смертности и временности материи, то – увольте, я в такие гамлетовские игры не играю.


Далее, с трудом осилив тяжеловеснейшие цитаты философов, я смог выделить лишь следующие, более-менее понятные рассуждения.
…. Ибо совершенно новым путем и рассматривая предмет с совершенно новой точки зрения Кант вполне самостоятельно и по-новому представил истину, которую неустанно повторял уже Платон …: этот являющийся чувствам мира не имеет истинного бытия, а есть лишь вечное становление; он существует и не существует, а восприятие его — не столько познание, сколько иллюзия.
… Платон говорит, что люди пребывают в оковах в темной пещере и не видят ни подлинного света, ни действительных вещей, — они различают лишь скудный свет огня в пещере и тени действительных вещей за их спиной, которые проходят мимо этого огня; они думают, что эти тени и есть реальность,
… Все предшествовавшие Канту западные философы полагали, что законы, по которым явления связаны друг с другом и которые в их совокупности — время и пространство, а также причинность и умозаключения, — …. сам мир существует лишь вследствие их и сообразно им и поэтому, руководствуясь ими как путеводной нитью, можно прийти к разрешению всей загадки мира…. Кант показал, что эти законы, а следовательно и мир, обусловлены способом познания, присущим субъекту; из этого следовало, что сколько бы мы ни исследовали и ни умозаключали, руководствуясь ими, в главном, т. е. в познании сущности мира в себе и вне представления, мы не продвинемся ни на шаг и будем только вертеться, как белка в колесе.
Догматических философов можно сравнить с людьми, которые полагали, что, идя все время прямо, можно дойти до конца мира; Кант же совершил как бы кругосветное плавание и показал, что, поскольку Земля кругла, горизонтальное движение не может вывести за ее пределы, но что посредством перпендикулярного движения это, быть может, и не окажется невозможным. Можно также сказать, что учение Канта ведет к пониманию того, что конец и начало мира следует искать не вне, а внутри нас."
Впрочем, положа руку на сердце, признаюсь, что все эти умные словеса так и не сложились в моей голове в стройную и понятную картину.

Есть в философии такая старая проблема, как солипсизм. Нет никакой возможности формально доказать, что внешний мир существует. Те, кого называют солипсистами (они и сейчас есть), считают реальным только своё сознание, а внешний мир сном или наведённым мороком, отказывая ему в реальном существовании. Но по поведению этих людей невозможно сказать, что у них на уме. Также пьют кофе или заправляют свой автомобиль, люди как люди.
То же и с наукой. Какие выводы можно сделать из представленного выше? Только те, что наука, воспринимая пространство и время в прежнем схоластическом понимании, не должна претендовать на окончательное познание мира….
Никакая наука, а уж тем более религия, никогда не претендовали на окончательное познание мира.

Наука это установление закономерностей причинно-следственных связей между явлениями в пространстве и времени. Пространство и время это две печки от которых наука вытанцовывает и, отними их у неё, она потеряет ориентацию.
А если у человека отнять голову, то он не просто потеряет ориентацию, а умрет с концами. И что с того?

Зачем отнимать "пространство и время" хоть у науки, хоть у человека, хоть у простого кирпича?
Зачем надо непременно озадачиться изучением сферического коня в вакууме?

…Полезность науки в практических делах общеизвестна. Закономерности, выведенные непонятно между чем и чем, работают. В решении частных вопросов, как в химии, которой я занимаюсь, эти закономерности достаточно хорошо прояснены и позволяют действовать вполне уверенно. Только не нужно претендовать на окончательное познание "тайны мира", слишком много неоправданных допущений, а инструменты, используемые в той же химии, явно непригодны для окончательных обобщений. Для практических дел они годятся.
Под этими словами я всецело подписываюсь.

И наш научный Институт тоже никак не претендует на окончательное познание «тайны мира».
Мы преследует сугубо практические цели: найти физическую основу программ управляющих живым организмом, с тем чтобы создать практический прибор для связи с ним.

gyxos
Участник
Баланс:1336
 
Сообщения: 52
Регистрация: 17.11.2019

Re: Матрица. Часть 1.

gyxos » 02.07.2020 15:56

+
1
-
Извиняюсь, что запаздываю с ответом, уважаемый коллега директор! Спасибо за развёрнутый комментарий, пока не буду дискутировать, пытаюсь для себя сформулировать выводы, на которые меня натолкнули философы. Раньше я пытался спрашивать у науки что такое время и выяснил, что существует четыре, минимум, подхода к этой концепции, а сколько вариантов у этих подходов даже не взялся выяснять. Основное различие - время одной школой признаётся объективно существующей величиной, другой - субъективной особенностью восприятия нашего мира. И далее вариации на эту тему. Со мной, как с практиком, случилась самая обычная вещь. Теоретическая наука годится для праздного любопытства, для серьёзных дел это полный хлам. Мне нужно перейти через пропасть по перекинутой доске, я спрашиваю у науки: " "Выдержит ли доска?" Одни отвечают "да", другие "нет", третьи - "выдержит с вероятностью 67%". Как мне оценить справедливость ответов? По индексу цитирования? Или монетку бросить? Второе даже более разумно, за случаем, говорят, стоит Бог. Или, самое надёжное, послать подальше этих авгуров и начать думать свой головой. Что я и сделал, а выводы свои вместе с аргументами постараюсь изложить. Это не будет голословно.

Ответить
   ПОМОЩЬ по форуму!