Пишем и рассуждаем о физических явлениях
Ответить
Сухарев
Участник
Баланс:1097
 
Сообщения: 92
Регистрация: 11.11.2019

О перспективах науки в России, реформах и кризисе

Сухарев » 21.04.2020 14:11

+
5
-
Директор Института физики высоких давлений (ИФВД) РАН, академик РАН Вадим Бражкин

Изображение


Сейчас наш институт занимается фундаментальной физикой: изучением поведения под давлением кристаллов, жидкостей и стекол, сюда же относятся компьютерные расчеты в той области, где мы не можем создать необходимые давления и температуры или что-то непосредственно измерить. Один из стимулов исследований — узнать, в каком состоянии находится вещество в условиях сильного сжатия: в недрах планет, звезд, например, в центре Земли, где давление составляет примерно 3,5 млн атмосфер. Такие давления можно создавать и в лабораториях — в объемах в несколько десятков кубических микрон.

Второе направление — фундаментальный интерес к изменению свойств вещества. Есть фазовые превращения, например, графит переходит в алмаз, это все знают. Но мало кто знает, что у обычного льда под давлением уже найдено более 15 модификаций: лед-2, лед-3 и так далее, все с разными структурами, свойствами. Почти все вещества при сильном сжатии становятся металлами. Кремний, полупроводник, переходит в металлическое состояние при давлении около 100 килобар и становится похож по структуре и свойствам на олово. Сера или кислород становятся металлами при давлениях примерно миллион атмосфер. Мечта физиков — получить металлический водород, для этого нужно 4–6 млн атмосфер, это близко к экспериментально достижимому пределу.

Примерно треть наших сотрудников по-прежнему занимаются синтезом новых материалов либо в интересах физики, либо для каких-то приложений.


О молодых ученых

А вот в плане молодежи ситуация в нашем институте разным причинам неудовлетворительная. Если раньше человека задерживало то, что было общежитие, служебное жилье, было все более или менее понятно про завтрашний день, я знал, что, если буду хорошо работать, защищу кандидатскую, потом докторскую, чего-то добьюсь. Человек был привязан к институту, науке. Сейчас иногородним мы не можем предоставить жилье. Единственный выход, если они поступают в аспирантуру при своем вузе, как-то решают жилищный вопрос и работают у нас.

Отличие от прежних времен также в большей мобильности студентов и аспирантов, они стали во многом взрослее, чем были мы, они более информированы: есть интернет. Я, условно, могу распинаться, какие мы замечательные, а они двумя кликами мышки выясняют: состав лаборатории — три человека, им всем за 60, видят оборудование, где спектрометру за 40 лет. Они могут выбирать, у них есть возможности аспирантуры, позиций постдока как в России, так и за границей. В естественных науках, к счастью, у нас осталось много групп мирового уровня, не хуже западных. Я убеждаю молодежь, что лучше уж получить знания здесь, защититься и пойти на постдок, тем более что весь мир работает по этой системе, и там уже другая зарплата. Аспирант едет как раб, за еду делает, что ему велит руководитель, а постдок может приезжать со своими темами.

Много проблем с молодежью решится на государственном уровне, если сделать систему мобильной аспирантуры и постдоков. У нас масса вузов, многие из них хорошие, выпускают много неплохих студентов, но хороших научных школ в провинции мало. Нужно сделать так, чтобы талантливые студенты, аспиранты, могли работать там, где им интересно. Для этого нужно построить при сильных научных центрах гест-хаусы. На весь Троицк нужно общежитие на 200 мест, маленький трехэтажный домик, который оплодотворит все девять институтов. Постдоков почти не нужно учить, они все закончили аспирантуру, занимались наукой и что-то уже умеют. Они сразу же включатся в работу.


О возможностях

В Англии, Америке люди больше спешат, потому что им еще нужно преподавать в университетах, и у них очень много делает молодежь: аспиранты и постдоки. Во Франции и Германии люди реально сами много работают. В Японии есть восточный менталитет, специфика взаимоотношений старший—младший, кто «сан», а кто «сэнсэй», хотя есть и вполне демократические отношения. В большинстве западных стран в исследовательских центрах практически не осталось механиков, если им нужна какая-то деталь, они заказывают ее на стороне. Такой мобильности у нас нет, и фирм с такими возможностями мало, но, видимо, будем двигаться в этом же направлении.

Специфика в России еще и в том, что нам сейчас говорят, что нужно войти в пятерку по числу публикаций (сейчас мы где-то на 10–15-м месте, по физике — чуть лучше), это не очень правильно. Может, не идеально было и в СССР, где была возможность чем хочешь, тем и заниматься, порой далеко от мейнстрима, от горячих тем. Сейчас такое практически нереально: основные деньги распределяются по грантам, и мы вынуждены писать много статей. Порой вместо того, чтобы написать одну хорошую, пишем пять средних или десять плохих; вынуждены заниматься горячими темами, которые нам самим иногда кажутся неинтересными. А своими темами — заниматься практически за бесплатно. В советское время был нужен отчет в полстранички в конце года, а сейчас половина времени уходит на заявки на гранты, а половина — на отчеты по ним, а в остальное время, в перерывах,— слабенькие статьи в потогонном режиме. Нам ставят в пример Китай, где за последние годы в три раза выросло количество научных сотрудников и в 20 раз — количество публикаций. Но могу сказать, что 99% публикаций китайцев в моей области можно смело выбросить в мусорную корзину.


О реформах РАН

Тут хорошего мало. Агентство (ФАНО) упразднили, но его сотрудники переехали в министерство на те же должности или даже с повышением. Многие их них — толковые симпатичные люди, иногда слушают ученых, но мы пришли к тому, с чего начиналось ФАНО,— наукой руководят бухгалтеры, пусть и высококвалифицированные. Замминистра Григорий Трубников формально наш, физик-академик, но он отвечает лишь за научную политику и не распоряжается финансами. Сейчас все замерло и затихло, у министра Михаила Котюкова до нас меньше доходят руки. Небольшой сдвиг, который произошел в 2018 году, связан с принятыми поправками к 253-му закону. Президент РАН Александр Сергеев говорил о трех этапах: первый — внести поправки в федеральный закон, второй — получить особый статус для академии: сейчас РАН и институты приравнены к ателье, парикмахерским. Мы «оказываем услуги населению», и это совсем не учитывает творческий характер науки. Третий этап — постепенное возвращение институтов под руководство РАН. Это был план на короткий срок, но он растягивается, идет подковерная борьба. Президент РАН надеялся, что к осени 2018 года закон о РАН уже будет принят, но год прошел, результата не видно.

Александр Сергеев говорит: «Нам поручили всю научную экспертизу». Он вроде бы этим доволен, а многие ученые — напротив. Кроме 11 тыс. тем в академии мы должны провести экспертизу массы тем вне этого списка — десятки тысяч тем университетов и прикладных институтов. А кто это будет делать? Времени и сил у членов академии на это нет, подключать институты у нас, как и у академика Сергеева, оснований нет. Президент РАН говорит: нужно привлекать научные советы, найти экспертов, найти механизмы, чтобы ученых из наших институтов использовать для общих целей, найти средства. То есть все ставится с ног на голову! Академия должна проводить экспертизу серьезных и важных вещей: глобальных инициатив, государственных программ. Но глобальные проекты с академией не обсуждаются, а мы должны заниматься экспертизой проектов доцентов из Улан-Удэ! Все решается на келейном уровне, в других кабинетах. У ректора Высшей школы экономики Ярослава Кузьминова — тесные контакты с властями, Михаил Ковальчук, президент Курчатовского института, вообще небожитель, для которого президент страны легко доступен! Кстати, недавно в заявлении клуба мы спросили, почему правительство ни разу не поручило РАН провести экспертизу программ развития Курчатовского института, «Сколково», Высшей школы экономики, технологической долины МГУ и т. д. Крик души, конечно, никто не поручит, они сами с усами!


О санкциях

Санкции повлияли очень мало, хотя несколько раз было так, что закупки оборудования, которые мы планировали в США, приходилось отменять, потому что они попадали по санкции, приходилось искать корейский или немецкий аналог. В личном общении это вообще не мешает, разве что сейчас затруднено получение виз в Америку и Англию. Вижу также придирчивое отношение к публикациям. Если в 1990-е годы российские публикации приветствовались, даже относительно слабые, то сейчас я вижу, что идет не совсем честная игра. Особенно это касается высокорейтинговых журналов. Мне гораздо легче публиковать статью с соавтором из Англии, чем самому сражаться за нее.


О кризисе

Кризис не в физике, а в отношении общества к науке. У общества нет физического, информационного, технологического голода. У человека есть компьютер или айфон, он его почти устраивает, более качественный ему не нужен. В XIX веке было заблуждение, что потребности человека будут по экспоненте расти все время. Оказалось, нет, и если человек очень голодный и съест много хлеба, то курицу он съест, но без аппетита. А если человек может есть непрерывно и хлеб, и курицу, то без черной икры он вполне обойдется. То же самое и с наукой: общество стало потребительским, и оно потребляет игрушки, которые дает наука, это стало обыденным. Заказа на науку от общества нет, всем управляет государство. Если я скажу, что я открыл неизвестный переход новой природы в жидкости, и это будет переворот в науке, мне скажут — ну и что? Но если я скажу, что жидкость помогает вдвое быстрее производить полиэтилен, скажут, что это перспективно. Физики всегда были вынуждены лукавить, говоря, что это для чего то нужно.

http://1julyclub.org/node/307
Поделиться:

Теги:

Аватара пользователя
MoonBear
Участник
Баланс:1925
 
Сообщения: 115
Регистрация: 02.06.2020

Re: О перспективах науки в России, реформах и кризисе. Казнить нельзя помиловать

MoonBear » 06.06.2020 23:03

+
3
-
Всегда призываю смотреть на любую проблему в системе. Давайте разберем вопрос с наукой, как со структурной частью нашего государства.

Смена политической формации в 1991 году, перенесла все существующие приоритеты на одни весы, где присутствовала бинарная оценка - выгодно, невыгодно. Кроме того, начался процесс настоящего разграбления народной собственности, превращения огромных кусков целых отраслей в неконтролируемые олигархические вотчины.

Вся эта вакханалия сопровождалась уничтожением целых институциональных направлений в деятельности государства, как не приносящих прибыли, но обладающая ликвидным имуществом. Закрывались НИИ, КБ и другие научные организации, являвшиеся основными потребителями высокообразованной элиты государства.

Кроме того, был нанесен огромной силы репутационный удар по самому престижу человека интеллектуального труда: ученому, учителю, врачу и инженеру, когда на пьедестал почитания, вывели торгашей-банкиров, отдав в их ловкие ручонки бразды правления государством.

Для современного олигархата фундаментальная наука оказалась совершенно не нужна, поскольку люди, освоившие из Маркса только одну формулу, товар-деньги-навар, по отношению и к ней с легкость ее применили. Все, что не приносило прибыль в течение года, максимум двух, не рассматривалось для финансирования.

Жиденький ручеек государственных дотация и энтузиазм ученых, оставшихся верных своим принципам, спасли нашу фундаментальную науку от полного краха. Да последние годы ситуация несколько изменилась, но не принципиально. Государственные функционеры начали понимать, что прикладная наука, главный двигатель современной промышленности, не в состоянии существовать без своей старшей сестры - фундаментальной.

Начавшиеся попытки возрождения былого величия Российской науки, "неожиданно" наткнулись на неприятную ситуацию - "утечку мозгов". Действительно, из страны выезжают десятками тысяч высококвалифицированные молодые люди и перспектива их возвращения обратно стремиться к минус бесконечности.

Новое поколение не воспринимает слов патриотизма и предпочитает то место, где ему обеспечены не только отличные условия работы, но и бытовой комфорт. Следует ли говорить, что будущее своих детей они не связывают с Россией.

Вывод прост и сложен одновременно, необходимо комплексное решение этой проблемы, с вливанием миллиардов государственных средств и созданием новых институтов и организаций, обеспечение достойного уровня жизни людей думающих, создающих страну для новых поколений.

Верю ли я в это возрождение, честно скажу, не знаю.

Аватара пользователя
Director
Эксперт
Баланс:6432
 
Сообщения: 450
Регистрация: 20.06.2018

Re: О перспективах науки в России, реформах и кризисе. Казнить нельзя помиловать

Director » 07.06.2020 12:41

+
0
-
Согласен с историческим очерком о российской науке, сделанным коллегой MoonBear.
Что же касается вывода, сделанного коллегой, то надо обязательно уточнить.
MoonBear писал(а):
06.06.2020 23:03
Всегда призываю смотреть на любую проблему в системе....

Вывод прост и сложен одновременно, необходимо комплексное решение этой проблемы, с вливанием миллиардов государственных средств и созданием новых институтов и организаций, обеспечение достойного уровня жизни людей думающих, создающих страну для новых поколений.

Верю ли я в это возрождение, честно скажу, не знаю.
Итак, кроме неконкретного совета про "комплексное решение этой проблемы", коллега MoonBear видит перспективу развития науки в

- "вливании миллиардов государственных средств
- создании новых институтов и организаций,
- обеспечении достойного уровня жизни людей думающих

Заметим, что именно этим занимался СССР и именно к закату СССР "каждый четвертый научный работник в мире был советским".

Ну и чем отплатили научные работники своему народу и родному государству?
Помогли ли ученые спасти СССР от развала и уберечь народ от разорения?

Отнюдь. Более того, именно ученые во главе с академиком Сахаровым были активистами перестройки. Выходили на площади с требованием "Свободы и Демократии!" и "Наука за Ельцина".

Именно академики Шабалкины и прочие Аганбегяны по-научному объективно доказывали простым гражданам ценность рыночной экономики.
Именно профессора Собчак и прочие Гавриилы Поповы по-научному решительно взяли бразды управления государством с свои руки.
Не забудем и докторов с кандидатами разных наук Чубайса, Березовского и прочих Авенов, ловко намутивших воду и наловивших рыбки в свой личный карман.

Поэтому я никак не могу согласиться со списком коллеги MoonBear.

Выдавать деньги и обеспечивать достойный уровень надо людям именно что думающим и именно что отвечающим за свои слова и дела.
Большинство деятелей российской науки, к огромному сожалению, не такие.

Поэтому государство сначала должно создать условия, при которых к науке не смогут присосаться фарисеи, начетчики и прочая дрянь с бестолочью.

А уж только потом - "вливание миллиардов государственных средств".

IGOR PROKHOROV
Участник
Баланс:309
 
Сообщения: 14
Регистрация: 24.05.2020

Re: О перспективах науки в России, реформах и кризисе

IGOR PROKHOROV » 07.06.2020 14:17

+
5
-
Развал советской (и затем российской) науки был закономерен. Это следствие монопольного положения АН СССР в системе научного поиска. Любая организация, которая занимает монопольное положение в своей области, рано или поздно начинает обюрокрачиваться и перестает развиваться. В СССР Академия наук была монополистом в науке (университеты в основном занимались образованием, а наукой они занимались намного меньше). И в итоге АН СССР постепенно застывала в своем развитии и бюрократизировалась.

Когда СССР развалился, этот процесс развала российской науки пошел вперед семимильными шагами: деньги на науку отпускаются, а результатов все меньше и меньше. Правительство осознает эту ситуацию и пытается как-то ее исправить. Но та как никто не может сказать, что именно нужно делать и какие меры принимать для повышения эффективности научного поиска, приходится действовать вслепую методом проб и ошибок. И все эти ФАНО и прочие реформы - это и есть попытки исправить ситуацию методом проб и ошибок: давайте вот так попробуем, может чего и выйдет. Когда появились первые ФАНО, я тогда в споре со своим коллегой сразу сказал, что эта мера временная и ФАНО в будущем обязательно закроют.

Вот что делается сегодня на самом высоком уровне. Основной упор переносится с Академии на независимые научные группы (я не знаю, останется ли Академия в будущем или будет полностью закрыта, но монополистом она перестанет быть). Научные группы действуют полностью независимо без всякой привязки к РАН. В их состав отбирают людей не со степенями и наградами, а тех кто всей своей деятельностью показал профессионализм в своей области (например, у меня нет даже кандидатской, но я вхожу в состав одной из таких групп). То есть отбирают людей, кому интересна именно наука, а не степени или должности. Поэтому карьерист в такой группе, даже если случайно в нее попадет, долго в ней не задержится, так как группа не сможет обеспечить его тем, к чему он стремится (то есть степени, звания, награды, титулы и т.д.). На сегодняшний день речь идет о примерно 20 группах в разных областях: материаловедение, медицина, транспорт и т.д. Наша группа работает в энергетике. Если будет положительный результат, группа постепенно развивается в целый научно-производственный кластер или консорциум, который ведет одновременно как фундаментальную, так и прикладную науку в своей области. Но при этом он по прежнему не входит в систему академической науки, работает полностью самостоятельно, и никаких титулов или званий своим сотрудникам присвоить не может.

Аватара пользователя
Director
Эксперт
Баланс:6432
 
Сообщения: 450
Регистрация: 20.06.2018

Re: О перспективах науки в России, реформах и кризисе

Director » 08.06.2020 17:17

+
0
-
Сделаю пару примечаний к интересному сообщению коллеги Игоря Прохорова.
IGOR PROKHOROV писал(а):
07.06.2020 14:17
Развал советской (и затем российской) науки был закономерен. Это следствие монопольного положения АН СССР в системе научного поиска.... И в итоге АН СССР постепенно застывала в своем развитии и бюрократизировалась.
С этим тезисом остается только согласиться и напомнить, что во времена Сталина часто проводились публичные дискуссии по сугубо научным вопросам.

Например, генетики из группы Лысенко (которые именовали себя "мичуринцами") публично дискутировали с генетиками из многочисленной группы без ярко выраженного лидера, которые прикрывались именами Менделя и Вейсмана.
Тогда, кстати, "мичуринцы" победили. Что не помешало "вейсманистами-морганистам" (хотя настоящее имя им легион) затоптать их безо всякой публичной дискуссии, а имя Лысенко сделать нарицательным.


...Вот что делается сегодня на самом высоком уровне. Основной упор переносится с Академии на независимые научные группы ...действуют полностью независимо без всякой привязки к РАН. В их состав отбирают людей не со степенями и наградами, а тех кто всей своей деятельностью показал профессионализм в своей области
...
На сегодняшний день речь идет о примерно 20 группах в разных областях: материаловедение, медицина, транспорт и т.д.

Вот про это новшество мне ничего неизвестно. Если, конечно, такие группы не создает и финансирует какое-нибудь частное заведение. Тогда ничего удивительного.

Новшество будет если такие независимые научные группы создает и финансирует непосредственно государство.

Напомню, опять же, что в сталинские времена в каждом мало-мальски масштабном деле старались создать и финансировать минимум две научно-производственные группы.
Например, задание на создание каждого конкретного типа самолета выдавалось двум или трем конструкторским бюро. Победитель получал награды и заказ на изготовление серии, а проигравшие соревнование оставались без наград. Либо ехали на севера, если следователи находили злоупотребления.

Например, Туполев загремел в шарашку за то, что прокутил в США государственные деньги, вместо того, чтобы найти действительно прорывной тип самолета для покупки лицензии на него. А таковые самолеты в США тогда были.

... не входит в систему академической науки, работает полностью самостоятельно, и никаких титулов или званий своим сотрудникам присвоить не может.
Касательно титулов и званий, я бы поспорил.
Лично я полагаю, что практика явной и публичной оценки государством заслуг конкретного гражданина должна быть. Например, в виде присвоения титулов и/или званий.

Ответить
   ПОМОЩЬ по форуму!