Пишем и рассуждаем о физических явлениях
Ответить
Профессор
Участник
Баланс:1005
 
Сообщения: 64
Регистрация: 26.10.2019

Обзор проблематики проекта "Вторая физика"

Профессор » 19.04.2020 17:30

+
0
-
В.А.Жигалов (zhigalov@gmail.com)

Проект "Вторая физика" находится на стыке между сложившимися теориями и неисследованными областями, между наукой и лженаукой, между объективным и субъективным знанием, на перекрёстке различных методов познания. Такое пограничное положение сталкивает исследователей с множеством проблем. Данный текст останавливается на некоторых из них и рассматривает методологические сложности исследований по теме проекта.

Тематика проекта примерно очерчена в "Обзоре исследований". Эта тематика будет уточняться и дополняться в последующих обзорных работах. Однако в обзор исследований сознательно не были включены многие интересные результаты, крайне важные для дальнейших работ в русле проекта. Почему это так?



Проблема применения субъективных методов

По проблеме существования био-полей и их свойств сломано много копий. Био-поля - объект исследований, изначально сопряженный с субъективными методами изучения. Существует много экспериментов, где в качестве датчика выступает человек (оператор с биолокационной рамкой). Строгость таких экспериментов не выдерживает никакой критики: субъективность и невоспроизводимость результатов выводит эти эксперименты за пределы научного подхода. Для того, чтобы добиться объективности, необходимо применять серийные методы экспериментов с набором большой статистики (например, как это было сделано исследователями из PEAR), и это существенно повышает стоимость и длительность проведения таких экспериментов.

В данной области мне не удалось найти ни одного грамотного исследования с биолокационнымии рамками. Скорее всего, профессиональные учёные, глядя на дилетантов, пытающихся использовать свои результаты в качестве доказательств наличия феномена биополей, просто сторонятся всей этой темы. Это же касается и других субъективных факторов. Например, ощущения экспериментаторов от воздействия торсионных генераторов и "эффекта формы", не могут быть приняты как научный факт, хотя повода отрицать наличие подобных субъективных ощущений и обвинять экспериментаторов в фальсификации тоже нет.

Наибольший интерес с точки зрения естественно-научной парадигмы представляют экспериментальные подтверждения необъяснимых влияний на физические системы. Открытые публикации с результатами грамотных физических экспериментов появились только в последнее время, и они отражены в упоминавшемся выше обзоре. Характерно, что рассматриваемые авторы, как правило, публикуют эти результаты после многолетней проверки, убедившись в том, что эффект действительно есть. Но, видимо, наиболее потенциально опасную проблему с точки зрения традиционного научного подхода создаёт сам факт наличия зависимости между результатами эксперимента и сознанием экспериментаторов, как это следует из тех же исследований PEAR.



Проблема выявления эффектов

По-видимому, изучаемые эффекты сопутствуют уже известным явлениям, проявляясь на мета-уровне. Так, космофизические факторы проявляются в виде макро-флуктуаций гистограмм во всех физических процессах, независимо от их природы. Для процессов, синхронность которых заметна уже на уровне корреляций временных рядов, часто не видно механизмов, их объясняющих на причинно-следственном уровне. Например, влияние флуктуаций геомагнитной активности на биологические системы никем не оспаривается, но никем и не объясняется. Влияние солнечной и геомагнитной активности на многие физические процессы - это тоже научный факт, однако попытки объяснить это влияние известными факторами (например, электромагнитными), как правило, несостоятельны.

При переходе к экспериментам подобные статистические зависимости "всего со всем" в случайных процессах играют уже не на руку исследователям. В лабораторных экспериментах, когда изучается влияние одного процесса на другой (например, влияние вращения на радиоактивный распад) необходимо выделить влияющий фактор среди множества других, и показать, что влияние только известных факторов (выступающих в роли шумовых) не может привести к полученных результатам. Это предполагает, что большое внимание надо уделять именно влиянию шумовых факторов, количественной их оценке.

В данной области совершенно недостаточно зафиксировать отклонение стрелки прибора в результате некоторого воздействия: как правило, на таком уровне постановки эксперимента эффект тонет в шумах и артефактах. Например, в довольно известных опытах Н.А.Козырева с различными модификациями маятника кручения (диск, подвешенный на тонкой нити), хотя и уделяется внимание посторонним факторам (электростатика, конвекция воздуха), но методика эксперимента вызывает недоверие скептически настроенных учёных. Скептицизм подогревается удивительными результатами опытов (влияние неравновесных процессов разной природы друг на друга) и не менее удивительными выводами автора о природе этого влияния. Необходимость более жёсткого контроля за всеми шумовыми факторами требует проведения более аккуратных и всесторонних исследований, доказывающих наличие ранее неизвестных эффектов "от противного", либо их отсутствие. Это справедливо для исследований влияния как на физические, так и на биологические системы.



Проблема независимого подтверждения результатов

Количество грамотных экспериментаторов, работающих по тематике проекта, невелико. Каждый копает какую-то свою тему, и, хотя эти темы часто пересекаются, сами экспериментальные работы часто ведутся разными методами, и изучаются на первый взгляд разные эффекты. Один опыт не может быть сведён к другому, попытки их обобщения порождают лишь спекуляции, но не интегрирующие эксперименты.

В научной практике результаты эксперимента, проведённые лишь одной группой исследователей, без независимого подтверждения, не считаются достаточно надёжными. В областях науки, в которых работают десятки научных коллективов, результатов независимых повторных экспериментов не приходится ждать долго. Даже на уникальном оборудовании, существующем в единичном экземпляре, другая группа может повторить эксперимент и либо подтвердить оригинальные результаты, либо опровергнуть. Чем более необычный результат получен первоначально, тем, на первый взгляд, больше стимул независимой проверки.

В опытах, которыми мы иллюстрируем тему проекта "Вторая физика", необычность результатов превосходит все мыслимые пределы. В чём же причина того, что мы не видим результатов независимых исследований, либо подтверждающих, либо опровергающих эти невообразимые яления? Можно назвать несколько причин:

1. Нет стимула провести эти эксперименты: области исследований считаются "лженаучными", и люди, принимающие финансовые решения в науке, тратить ресурсы на это не отваживаются - они выступают как менеджеры, сокращающие риски вложений, и их инвестиции далеки от венчурных.

2. Нет решительности проводить такие эксперименты - учёные часто вообще не желают связываться с "зачумлёнными" темами, боясь прослыть лжеучёными.

3. Нет доверия к странным результатам экспериментов, особенно в таких скандальных темах, как био-поля и торсионные взаимодействия.

4. Независимые исследования проводятся, но их результаты не публикуются в авторитетных научных изданиях: положительные результаты пугают теперь уже рецензентов научных журналов, а отрицательные результаты никого не удивляют и при ограниченном объёме научных изданий также не проходят редакторское сито как не слишком актуальные для продвижения науки вперёд.


Итак, основные причины - осторожность и страх, пронизывающие официальную науку на разных уровнях, вкупе с крайним недоверием к любым положительным исходам экспериментов в нашей области. В результате мы имеем то, что имеем: наколеночные опыты иногда может поставить и школьник, и даже получить некоторый любопытный эффект, но очистить результаты от артефактов и шумовых влияний в опытах школьного уровня невозможно - тут уже нужен опытный профессиональный экспериментатор с хорошей аппаратурой, а не энтузиаст в своём гараже. И даже если появляется публикация хорошей экспериментальной работы, говорящей о наличии странных эффектов, вероятность независимой качественной проверки таких эффектов и её публикации очень невелика.

Иногда проверка результатов требует значительных усилий. Так, экспертный метод сравнения гистограмм, используемый группой Шноля, требует при "слепом" способе порядка n^2 попарных сравнений. При анализе интервала длиной в 700 гистограмм (для минутных гистограмм счёта альфа-распада это примерно половина суток в числовом ряду результата) необходимо сравнение сотен тысяч гистограмм. Это недели и даже месяцы утомительной ручной работы. Разработка же автоматических средств сравнения гистограмм требуют значительных усилий квалифицированного математика-программиста в силу нетривиальности задачи - простейшие методы наподобие поиска корреляций тут не работают, необходим алгоритм распознавания образов. Все хотят быть первооткрывателями, но мало кто хочет потратить годы работы только на то, чтобы проверить странные результаты даже своего коллеги.



Проблема необъяснимости

Всё это усиливается ещё и фактором необъяснимости. Будет честным признать, что о природе рассматриваемых эффектов мы не знаем ничего. Полновесных теорий, последовательно объясняющих рассматриваемые явления, нет. Зато много спекулятивных псевдо-теорий, не выдерживающих никакой критики, благодаря которым эти темы не рассматриваются "серьёзными" учёными: если теория высосана из пальца, то уж само собой и результаты экспериментов принятуты за уши, либо и вовсе фальсифицированы, а сама тематика исследований - бредовая.

Есть лишь гипотезы начального уровня. На пути к объяснению этих явлений мы стоим в самом начале, подобно тому как на заре исследования радиоактивности из факта нагревания радиоактивных материалов никак не следовала квантовая теория ядра, а из экспериментов можно было заподозрить, скажем, нарушение закона сохранения энергии. Поэтому на данном этапе необходимо накопить критическую массу экспериментальных результатов, причём смотреть надо довольно широко.



Основная проблема

Основную проблему я сформулирую как итог проблем, рассмотренных выше: в результате всех этих факторов (как объективных, так и субъективного характера, но действующих с неумолимостью объективного закона) тематика "Второй физики" оказывается практически за пределами внимания научного сообщества, вне мэйнстрима науки. Темами био-полей, полей кручения и синхронных взаимодействий занимаются единицы профессионалов при отсутствующем либо случайном и недостаточном финансировании, а также некоторое количество дилетантов. И есть ещё инженеры-практики, заинтересованные в получении практического выхода эффектов, но не слишком заинтересованные в том, чтобы передать свои знания научному сообществу.



Умирающая наука

К этому добавляется ещё и фактор умирания российской фундаментальной науки, а также совершенно нездоровое состояние Академии Наук, одной рукой борющейся со "лженаукой", другой рукой дерущейся с властями страны за арендные площади (т.е. деньги), а также против вмешательства государства в свои дела (т.е. за власть), и, в целом, стоящей на грани выживания/вымирания. При таком положении никакой помощи от российской официальной науки ждать не приходится - мало того, что она ортодоксальна иногда на грани невменяемости, но ко всему прочему она ещё и постепенно становится физически недееспособна. Фактор же возможного сокращения рядов учёных парализует последние ростки вольнодумия в структурах РАН.

Эта безрадостная картина с явно сгущёнными красками иллюстрирует простую мысль: деньги на исследования в рамках проекта надо искать в других местах. А исследователи, которые будут делать эксперименты в данной области, должны быть готовы к любым поворотам их академической научной карьеры (при её наличии): церковь не прощает вероотступников, и судит исследователей не по качеству их работы, а по тематике изысканий и степени странности и необъяснимости результатов. "Вторая физика" - в основном проект тех, кому нечего терять. Даже учёный, уже сделавший научную карьеру и пользующийся авторитетом, может из-за тематики исследований попасть в вакуум непонимания со стороны более традиционных коллег, а то и в академическую опалу. Что уж говорить про начинающих учёных, перед которыми маячит риск провалиться на защите кандидатской. Эти факторы ослабляют ряды исследователей в русле "Второй физики".



Феномен лженауки

В.Гинзбург определяет лженауку как "утверждение, которое противоречит твёрдо установленным научным фактам". Мне ближе определение П.Капицы: лженаука - это непризнание учёным своих ошибок. Водораздел наука/лженаука проходит не по тематике и результатам исследований, а по их качеству и честности и непредвзятости исследователей. Это определение даёт больший шанс науке быть развивающейся системой знаний, а не застывшим сводом официальных теорий-догм.

Как правило, в лженауке идёт смешение границ: процесс (где можно и нужно ошибаться, чтобы добыть научную истину) часто путается с итогом научной работы (где все результаты перепроверены, а выводы многократно взвешены). Более того, иногда идёт смешение научного способа познания, и, скажем, мистического.

Ещё одно коренное отличие между наукой и лженаукой - качество получаемого знания. Строгий научный метод предполагает очень высокие требования к результатам работы учёного. Работы же "альтернативщиков" чаще всего представляют собой бульон, где гипотезы плавают под статусом теорий, непроверенные факты выдаются как достоверные, а очень поверхностное знание базовых теорий и математики ведёт к явным ошибкам. Крупицы истины приходится из этих "теорий всего" намывать, как золото в руде, и ортодоксальные учёные, как правило, бросают читать эти работы на первом же сомнительном месте, ставя клеймо "лженаука". И эти крупицы истины остаются похороненными, а самих этих пограничных областей исследований учёный мир начинает сторониться.



Заключение

Цель этого обзора - конечно же, не напугать, а скорее предупредить исследователей, которые вступают на территорию тематики исследований проекта "Вторая физика". Эта тематика знала многих исследователей, которые скатились в ямы лженауки. Каждое такое падение затрудняло путь идущим по их следам - хотя бы потому, что теперь им приходилось продираться через возрастающее негативное отношение научного сообщества к "запретным" темам.

Тем не менее продвижение вперёд по этим темам совершенно необходимо для развития естественных наук. Этот обзор я хочу закончить словами Ричарда Фейнмана:

"Мы стоим в самом начале существования человечества. И наша схватка с проблемами не так уж безрассудна. Но перед нами простираются десятки тысяч лет будущего. Наша задача - сделать всё, на что мы способны; узнать всё, что мы сумеем; усовершенствовать свои решения и передать их следующему поколению. Наша цель - оставить людям будущего свободу действий. Будучи импульсивной молодёжью человеческого рода, мы можем совершить серьёзные ошибки, которые надолго остановят наш рост. Именно это мы сделаем, если станем утверждать, что уже сейчас, молодые и невежественные, коими мы и являемся, мы знаем ответы.

Если мы подавим любые дискуссии, любую критику, провозглашая: "Вот ответ, друзья мои; человек спасён!", - мы на долгое время пригвоздим человечество к цепям авторитета, ограничив его пределами нашего настоящего воображения. Это не раз делалось раньше".
Поделиться:

Ответить    ПОМОЩЬ по форуму!