Задаем любые вопросы, связанные с психикой
Ответить
Сухарев
Участник
Баланс:2360
 
Сообщения: 174
Регистрация: 11.11.2019

Откуда появились бандеровцы

Сухарев » 15.04.2022 08:41

+
5
-
Мало кому неизвестно, что зомбирование = внушение + отсечение. Нечто внушают, как абсолютную истину, и при этом отсекают всё, что не вкладывается в эту картину мира.

В итоге зомби имеет в голове маниакальную «сверхценную» идею и ничего кроме неё. Он уже не организм, а механизм, запрограммированный извне. Зомби лишён собственного «Я», его «Я» является его программист, к которому он прикладывается запасным, расходным телом, или инструментом дистанционной функции.

И вот интересный вопрос: как такое получается?

Начнём с того, что в нашем поведении важную роль играют «рефлекторные дуги». Это реагирующий механизм восприятия, врождённый или выработанный тренировками, и при этом УЖЕ ушедший в подсознание, проявляющийся автоматически. Это врождённые инстинкты + условные рефлексы.

Вот человек что-то увидел. У него в голове происходит «считывание» объекта. Опознанный объект вызывает желания того или иного действия, и желание ведёт к действию.

В простейшем виде: красивая девушка – половое влечение – сексуальный контакт. При это разные люди видят «красоту» по-разному! Достаточно почитать, какой стандарт женской красоты И.А. Ефремом считал «вечным», «выработанным миллионолетиями эволюции» в 60-х годах, и тут же поймёшь, насколько меняются представления о женской красоте. Какие там «миллионолетия» - прошло полвека, и огромная задница, так вдохновлявшая великого фантаста, стала считаться уродством!

Тут надо понимать, что действует рефлекторная дуга между образом красоты в голове – и подобием этому образу, обнаруженному в реальности. Эта дуга таким или другим образом сложилась. У Ефремова так, что он приходил в восторг от широкого таза подруги, а у нас с читателем… Но не будем углубляться в эту щекотливую тему, мы ведь не об этом! Я просто демонстрирую – как работает рефлекторная дуга, вызывающая притяжение или отталкивание.

Наше мышление состоит из рефлекторных дуг непосредственного восприятия и логических цепочек абстрактного мышления.

И если человек психически здоров, то одно с другим у него коррелирует. Он не действует непосредственно под влиянием порыва, он пропускает свои ощущения через фильтры культуры и воспитания. В рамках цивилизации фильтрами для биологических инстинктов человека стали сакральные ценности религиозного культа. Они – в прямом и буквальном смысле – сделали из животного человека.

Например, половое возбуждение не приводит к немедленному изнасилованию девушки, потому что абстрактное мышление контролирует через логику сортировки поступков рефлекторную дугу желания «объект - опознание - действие». Понятно, что если человек будет бросаться на всех, от кого он возбудился в половом смысле, то это психически нездоровый человек. Для нас – понятно. Для животных – вовсе не понятно. Объясните-ка мартовскому коту, что нельзя бросаться на первую же встречную кошку, или даже подобие кошки!

Цивилизация породила две формы контроля над нашими рефлекторными дугами (заодно создав ЦОЖ – цивилизованный образ жизни). Это:

1)Самоконтроль
2) Рациональный контроль

Самоконтроль (самоцензура) – это когда мы желание пропускаем через понятие греха, задаёмся вопросом – а не грешно ли оно?

Рациональный контроль – это когда мы выясняем разумность желания, не приведёт ли оно к бедствиям и несчастьям с точки зрения холодного, но полезного просчёта причинно-следственных связей.

В итоге у психически здорового человека формирование рефлекторных дуг в гармонии и соответствии с логическими цепочками. Мы не только чувствуем и желаем, но ещё и осмысляем, анализируем свои желания.

Мы приводим инстинкты в соответствии с разумом и нормами цивилизации. Сдерживание внезапно вспыхивающих вожделения или ярости – отличает нас от животных и самых примитивных дикарей.

Таков, например, монограмный брак как цивилизованная форма удовлетворения полового инстинкта. С одной стороны, половой инстинкт не отрицается, и даже подбор партнёра идёт согласно внутреннему запросу рефлекторной дуги (о таком говорят – «брак по любви»). С другой стороны, половой инстинкт сдерживается, нормируется, вводится в очень строгие формы удовлетворения.

+++

Что КПСС, что либералы – в равной степени (и зачастую трагически) не понимают взаимосвязи цивилизованного человека с догматическим ядром сложения его личности и сакральными культами.

И марксисты, и либералы пытаются выстроить «теоремы без аксиом», то есть умозаключения без уважения к исходным догматам. В итоге у них любое умозаключение, каким бы вычурным и замысловатым ни было, приобретает шизофренический оттенок. А отсюда уже шаг ко всем и всяческим извращениям, поведенческим патологиям, ВСЕ из которых начинаются по формуле «а почему бы и нет?».

Если запрет не сакрален – возникает вопрос, а кто и когда его установил. Тут же возникает мысль об ограниченности запрета во времени и пространстве. Далее следует мысль – я ведь не в этом времени, и не в этом пространстве. И почему бы мне не обойти запрет? Если я Пётр, а запрет введён Иваном, то чем я хуже Ивана? Почему Ивану можно устанавливать свои нормы поведения, а мне свои нельзя?

Стремление личности к «свободе» (понимаемой в либеральном смысле, то есть не к свободе от греха, а поведенческой) через стадию десакрализации и глума выводит мышление в сумеречное состояние (глубокая дезориентировка в окружающей реальности со спутанной памятью о себе и о прошлом).

Сумеречное состояние сознания – это та нулевая точка, точка отсчёта из которой начинают формироваться рефлекторные дуги (если, конечно, человек не погибнет от неадекватности и не совсем сойдёт с ума).

Когда у человека в голове нет приоритетов, иерархии классификаций при опознании явлений окружающего мира, оценочных критериев для окружающих событий, но при этом он хочет жить – то он начинает с ноля формировать эти приоритеты, иерархии, критерии.

Из краха советской идеологии человек, у которого произошло обнуление смыслов, может выйти куда угодно. В истории Германии ХХ века я, как социопатолог, находил немало точек бифуркации, при которой личность колеблется между коммунизмом и фашизмом, между Гитлером и Тельманом – а смещается туда или сюда по случайным, казалось бы, мелким внешним поводам.

Человек «затвердевает», когда уже сделал свой выбор и закрепил его на вполне сформированноой рефлекторной дуге. Пока дуга не сформировалась – человек мягок и пластичен, любой умелый оратор, манипулятор может увлечь его в любую сторону.
Если верны квантовые теории о множестве миров, в которых существуют все вероятности – то наверняка есть Вселенная, в которой Муссолини остался социалистом, Гитлер стал успешным художником, а Сталин – православным священником уровня о. Иоанна Кронштадского.

+++

Игры с сакральными ценностями, глумление над традиционными святынями, умерщвление в душе человека «чувства святого», ликвидация трепета перед идеалами отцов и предков – всегда очень плохо кончаются.

Даже если человек и выберется из сумерек разума, в которые его погружает десакрализация, раскультуривание (в данном случае от слова «культ», а не «культура») – он выберется с огромными потерями и потрясениями, как для себя, так и для окружающих.
Но очень может быть, что человек не выберется из сумерек разума. И ещё возможно, что ему – как дегенератам украинства, оттуда НЕ ДАДУТ ВЫБРАТЬСЯ.

Пока человек твёрд – перелепить его трудно. Сломить можно, запугать, пленить, в клетку посадить можно – но этим нутро не перелепишь.

Совсем другое дело, если человек размягчился, если его ввели в состояние глума над вчерашними святынями («перестройка»). Любому зомбированию всегда предшествует «размягчающая» подготовка.
Прежде чем у человека возникнут новые рефлекторные дуги – нужно разрушить старые. В деструктивные секты (секты-убийцы) попадают только люди в состоянии фрустрации, сходном по ряду признаков с сумеречным состоянием сознания.

Человек разуверился, устал, он не знает, что хорошо, а что плохо, он сомневается и в себе, и во всём, чему его учили – в этот момент деструктивная секта и берёт его в оборот. Для промывания мозгов используются нейролингвистическое программирование, психотропное воздействие, а так же изоляция, погружение в мир, где просто не существует никаких возражений или сомнений сектантскому гуру.

Человек в состоянии фрустрации (например, разуверившийся комсомолец, у которого «оказался наш отец не отцом, а сукою») погружается в мир настойчивых повторений, навязчивых внушений, постепенно в его голове превращающихся в навязчивую идею. Его долбят и долбят, одним тем же, тысячекратно повторяя одно и то же, а для закрепления зомбирования погружают в мистерии, радения, в те «растворения в коллективе», которые известны с древнейших времён.

Идея проникает в опустошённого человека сразу тремя путями: через эмоциональный экстаз, снимающую разум экзальтацию сектантского радения, сверху – от непререкаемого гуру, и с боков – от единоверцев. Ещё и снизу, от дьявола – но этот путь признают только верующие люди. Опустошённый человек наполняется внушением, которое становится его новой личностью. В нём начинает жить нечто очевидно-бредовое, но им самим воспринимаемое, как «путь, и истина и жизнь». Других-то у сектанта нет: ему душу ампутировали, и, чтобы как-то ходить – вместо живой души деревяшку, протез вставили.
Изолированный от всякой дискуссии – сектант теряет способность сомневаться. Бред становится для него очевидностью – и воспринимается им как единственная очевидность, единственная реальность.

Сегодня очень важную роль в зомбировании для оглушения сознания стали играть химические препараты, психотропные средства, наркотики. Их роль в формировании зомби сегодня значительно выше, чем при формировании, например, средневекового баптиста. Но только потому, что в средние века не было таких эффективных химических препаратов, и там приходилось зомбировать «дедовскими способами». В основном, через нейролингвистику (изнурительное и затяжное повторение внушения с пресечением всех попыток возражения или блокировки).

Однако и в средние века была секта гашишинов, в которой зомбировали, активно используя гашиш, так что доли психотропа и нейролингвистики лишь вопрос техники.

Все доступные нам источники говорят, что при создании современных бандеровцев наркотики играли и продолжают играть очень большую роль, выступая одним из основных «размягчителей» сознания, необходимой «предвариловки» зомбирования. Современная наука, особенно у англосаксов, добилась больших успехов, создав широкую линейку психотропных препаратов для помутнения сознания и сбивания ориентиров психической деятельности. Однако нельзя отрицать и роль других инструментов деструктивной секты, тоже неплохо изученных англосаксами, искусство долбящего мозг внушения и искусства изоляции разума от альтернатив внушаемому.
В подготовке зомби следует отметить такие универсальные этапы:

1) Поиск фрустрированного или введение во фрустрацию (стадия «перестройки») + Дебилизация (безмозглый футбольный фанат-погромщик оказался отличной заготовкой под зомби-нациста)
2) Методы подавления и стирания остатков личности
3) Изоляция мышления от любых альтернатив внушению
4) Нейролингвистика внушения (давящее и навязчивое повторение одного и того же).
5) Мистерии, радения – как повторение усвоенного сектантом + эмоциональное его вовлечение.
6) Усиление внушения психотропными препаратами
7) Закрепление пройденного через присяги и символические жесты принятия, растворения человека в предмете зомбирования.
8) Выработка т.н. «отталкивания» - то есть рефлекторная дуга всякий раз затыкать уши и закрывать глаза, если слышишь или видишь любую форму возражения предмету зомбирования.

+++

Конечный продукт всех этих усилий – бандеровец в том виде, в каком мы его (к ужасу нашему) встречаем. Этот человек является одновременно и представителем и жертвой деструктивной секты, выстроенной в точном соответствии со всем, что англосаксы-исследователи знают о строении деструктивных сект.

Секта украинства отвечает всем признакам секты. В частности, у неё примитивная первобытность мыслительных ходов, инфантильно-сказочное, грубо-мифическое представление о прошлом, одержимость в настоящем, экстаз беснования и полное отсутствие (!) перспектив на будущее.

У бандеровщины нет будущего – взорвав Россию, оно само погибнет, и это заранее заложено в его конструкцию.

Украинство – это пояс шахида на зомбированном дурачке, и ничего больше. В украинстве нет ни причин не следствий: бомба не сама себя создала, и после взрыва продолжаться не может. Вместо рефлекторной дуги удовлетворения добродетелью внедрена рефлекторная дуга кровожадной ненависти, суицидальной некрофилии, иррационально заменившие собой смысл жизни.
Наука Запада поработала нешуточно, чтобы человеку «вынести мозг» - и взамен вставить нужные Западу рефлекторные дуги, уже лишённые способностей абстрактного мышления к логическому анализу.

Главная особенность сектанта: его мысли не выводы из логических цепочек, не продукт аргументации – а даны в готовом виде, ниоткуда не выведены (т.е. не выводы). Человек не пришёл к умозаключению – потому что ему нечем «ходить», он ментальный инвалид. В человеке записана программа, и он её выполняет, а когда выполнил – оказывается просто парализованным, ибо его функционал исчерпан.

Англосаксы, готовя нам бездумных и ограниченно-вменяемых убийц – взяли людей и превратили их в автоматы узкой функциональности, к тому же, очень часто, одноразового пользования.
Это чудовищно – но это так. Никто не думает, что будет с «человеком-бомбой», когда он взорвёт себя в нужном заказчику месте. «Человек-бомба» - расходный материал. Тот, кому нужен теракт в назначенном месте – заранее списывает «человека-бомбу» с баланса.

Сегодня это можно сказать о целой стране, оказавшейся в «поясе шахида» для антирусского теракта. Нетрудно заметить, насколько цинично и равнодушно относятся к Украине и украинцам те, кто зомбировал их на бешеную атаку против русских! Все украинцы заранее списаны в утиль, как граната, из которой вырвали чеку.

Бомба убьёт того, в кого брошена или не убьёт, но то, что сама бомба разлетится в труху – никто не сомневается. Туда ей и дорога, для того её и делали: «бомба цветёт один только раз»…
Никто не знает, сколько тысяч бывших людей усилиями деструктивной секты украинства превратили в самоубийц, в камикадзе, в живые снаряды. Зато мы знаем другое: технологии зомбирования, отработанные в деструктивных харизматических сектах – не шутки и не ерунда. Это – на современном уровне изучения – очень серьёзное оружие массового поражения. Оно, как видим, способно накрывать целые страны.

В итоге у бывшего человека, давшего себя сделать одноразовым автоматом-убийцей, «беспилотником» - что-то в голове, но он не знает, откуда это взялось и зачем, не воспринимает ничего иного, кроме того, чем его зомбировали, и находится в состоянии постоянной истерической возгонки предмета зомбирования.

Возможна ли реабилитация после такого глубокого погружения в деструктивную секту? На этот вопрос ответ даст только время…

А. Леонидов
https://cont.ws/@vixin76/2260641
Поделиться:

Ответить    ПОМОЩЬ по форуму!