Комплекс взглядов на что-либо.
Ответить
Аватара пользователя
Мишин
Участник
Баланс:3048
 
Сообщения: 197
Регистрация: 02.12.2019

Система приоритетов: выбор определяется верой

Мишин » 17.08.2022 11:06

+
6
-
Вопрос о цивилизации – в сущности, сводится к вопросу о приоритете идеи над материальными благами. Храмовая теория происхождения цивилизации (государства, социума, науки, культуры, законодательства и морали) показывает нам логику становления ЦОЖ (Цивилизованного Образа Жизни). Ни в какой иной теории происхождения мы логики не можем отыскать. Если у человека главный приоритет в жизни – личное обладание материальными благами, то это превращает его в хищника и террориста. Отсюда и афоризм, который следует очистить от эмоциональной накипи: «человек или фанатик, или подонок». Либо человек служит какому-то огромному проекту, превышающему и пространство и время его биологической жизни, или он служит только самому себе.

Изображение

Теория познания говорит нам о пользе СВЯЗНОГО мышления, как о чём-то само собой разумеющемся. Разорванное мышление относится к психической патологии. Но локальный человек, замкнутый в пузыре своего биологического пространства-времени, обречён на разорванное мышление, его смертность делает обрыв логических цепочек неизбежным. Связное мышление – только то, которое рассматривает в себе мир от таинственного Первоначала до бесконечности. Цивилизованный человек с большим интересом откапывает древние каменные орудия, стремясь мыслью к началу своей цивилизации, и всерьёз обеспокоен вопросом создания искусственного Солнца через миллиард лет, когда обычное, по его расчётам (разумеется, выходящим далеко за пределы его биологической жизни) начнёт угасать. Это и есть хвалёное «связное мышление», в котором всё связано со всем, истина едина, добро и зло постоянны, познание объективно – то есть отделено от субъекта. Например, таблица Пифагора действует и после биологической смерти Пифагора, таблица Менделеева – после Менделеева, и т.п.

Особенности находок связного мышления в том, что они не исчезают вместе с нашедшим, остаются в виде культурного наследия, что (преемственность в передаче полезных знаний) и составляет основу цивилизации.

Храмовая теория происхождения цивилизации подчёркивает, что такая объективизация познания (независимая от смены носителей знания), формирующая культурное наследие, была бы невозможна вне храмовых культов с их этикой служения. Субъективный приоритет (зацикленность на своём биологическом «Я») не хочет, да и попросту не может выходить на широкие обобщения мысли за пределами зоологических интересов и частных выгод особи. Особь отбрасывает всё то, что её не касается – и автоматически попадает в тип «разорванного мышления». Если таких особей немного – то с ними борются правоохранительные органы и психиатрия.

Если же таких «локалистов» становится много – тогда цивилизация обречена погибнуть. Разорванное мышление разорвёт и связность всего культурного наследия. Разница между личными и общественными интересами окажется роковой (что уже проявилось в «приватизациях»).

Истина существует двояко. Во-первых, как «вещь в себе» - независимо от того, знаем мы о ней или не знаем. Во-вторых, как «идея, овладевшая массами», и ставшая преобразующей силой.

Истина, как «вещь в себе» - не является силой и никакого влияния на жизнь людей не оказывает. Например, свойство нефти быть топливом и сырьём для производства топлива было всегда, но использовать его стали только в XIX веке. Это ведь не означает, что до XIX века нефти не было; но факт, что для человечества её – как базового топлива – до XIX века не существовало (хотя как «вещь в себе» она существовала, с ума сойти можно, когда над этим задумываешься!).

Чтобы понять кажущийся парадокс одновременного существования и несуществования Истины (она сама по себе есть, но её для нас нет) – необходимо понимать разницу между связным и разорванным мышлением.

Если Гегель бесполезен – то почему его чтут несколько поколений философов, почему создают «кружки по изучению гегелевской диалектики», настаивают на сверхценности его открытий? Но если он полезен – почему тогда миллионы и миллиарды людей живут, ничего о нём не зная?

По причине невежества? Но тут следующий вопрос: как они тогда выживают? Если Гегель не нужен для жизни – зачем нам его труды? А если он нужен – то, получается, без него не выжить, однако ж выживают…

Цивилизация решает этот вопрос через чисто-религиозное становление идеала жизни. Есть высшие (то есть близкие к Небу, где средневековое мышление располагало Бога) формы жизни. А есть низшие (то есть близкие к подземным слоям, где то же самое мышление располагало ад) формы жизни. Понятно, что к высшим нужно стремиться, а от низших убегать.

Потому невежественный человек, который не знает Гегеля – должен (с точки зрения цивилизации – обязан) его узнать, чтобы перейти от низших, животных форм жизни к высшим… каким?!

Где вообще в атеистическом космосе «верх» и «низ», он же во все стороны одинаково протянут!

Христианская цивилизация решала этот вопрос органично: главным смыслом человеческой жизни объявлялось «обожение» или «теозис»* человека, в двух словах – реализация человеком образа и подобия божия.

Отсюда все эти, молодёжным языком говоря, «загоны» по поводу «высшего», «низшего», совершенно отвязанные от удобств или неудобств биологической особи, взятой отдельно от культа.

Никто не рискнёт сказать, что нельзя стать богатым без знания Гегеля. Звероподобные приватизаторы, обуреваемые низшими, зоологическими страстями и мотивациями, доказали всем, кто раньше, может быть, сомневался, что - можно. Никто не рискнёт сказать, что нельзя остаться бедным (даже нищим) со знанием Гегеля, пусть даже глубочайшим и фундаментальным, университетским.

Философия языка нам в данном случае подсказывает (криком кричит!) о том, что слово «богатый» изменило своему корню, изменив приоритетам обожения. Оно – вопреки корнесловице – означает уже не близость к Богу, а зоологическое доминирование особи, выраженное в преимущественном преобладании над миром материи. Вслед за ним изменило смысл и слово «комфорт» (изначально означавшее в английском языке молитвенный экстаз, медитацию).

Но с изменением смысла деятельности – изменяется и сама деятельность. Если у цивилизованного человека изменился смысл его жизни, то он уже не сможет поддерживать цивилизацию, по крайней мере, в её прежнем виде. Ведь вся она была сформирована предыдущим смыслом деятельности!

Давайте потренируемся на простых ситуациях. Если человек отказался от курения – то в его доме пропадают табачные изделия. Даже если и остаются – то в минимальных количествах, для гостей. Но, скорее всего, он откажется даже от минимума табака – чтобы не было соблазна вернуться к курению. Если человек отказался от чтения книг – зачем ему покупать новые книги, тратить деньги? Да и старые хранить, пусть это и бесплатно – тоже: они же место занимают…

Когда-то в каждом доме был проигрыватель виниловых пластинок и кассетный магнитофон: теперь они остались только у коллекционеров. Резко сократилось и поголовье лошадей – они остались только в отсталых сёлах, да на ипподромах.

Меняется цель – меняются и действия, вся суть которых состояла в реализации именно этой цели. А для другой цели – и совокупность действий будет другой.

Все действия цивилизованного человека – обеспечивали культ, идеологию, к которой он принадлежал. Базовые ценности, ядро высших приоритетов, священное и неприкосновенное (аксиоматическое) – определяло всю совокупность поведения мыслящего существа. Ради главного можно и нужно пожертвовать второстепенным – но как определить, что главное?!

Стремление биологической особи к материальному богатству, и иным формам доминирования, предполагает не опубликование, а засекречивание, монополизацию любых полезных достижений мысли. Если ты узнал что-то полезное, то самое выгодное (с финансовой точки зрения) – чтобы ты оставался единственным носителем этого знания. Кто же не знает, что монополия выгоднее олигополии, а олигополия выгоднее состязания на равных?

Если стремление к материальному богатству стало высшим приоритетом жизни – то человек не просвещает, а наоборот, сводит с ума всех окружающих (что мы и видим в гниении современной буржуазной субкультуры). Стремление увековечить своё личное преимущество немыслимо без стремления монополизации всех полезных знаний в тайне, в режиме заговора, в рамках масонерии с её хорошо продуманными «градусами посвящения».

Если учёный стремится дать человеку-вообще власть над природой-вообще, и за это частенько умирает в нищете, то маг – стремится взять власть в конкретно-свои руки. Если астроном рассказывает, как устроена механика небесных сфер всем желающим слушать, то астролог наживается на небесных сферах. Это не значит, что у астролога нет никаких астрономических знаний: зачастую они обширны (маги в древности почти все были по совместительству звездочётами). Но у мага любые знания из области астрономии служат для главной его цели: поразить воображение тёмных и суеверных людей, и тем укрепить своё личное превосходство над ними.

Таким образом, приоритет материального криминализирует всю науку, равно как и культуру, делает и ту и другую служанками воров (в переходный период, пока они не умерли). То же самое происходит при десакрализации (угасании культа) с законностью (ею начинают вертеть в свою пользу) и с моралью. Когда марксизм объявил мораль «служанкой правящего класса» - он был в строгом логическом соответствии с материализмом, своей базовой платформой. Разумеется, в рамках атеизма и мораль будет обманом, придуманным хитрыми для их рабов, и закон. И наука с культурой тоже, но марксизм испугался это подчеркнуть. Натурально испугался, хотя это вытекает из всей его логики.

Если проституирование морали и законности – было для него эпатажем, то проституирование науки вело к сего самоуничтожению. Которое и случилось в 80-е годы ХХ века (а в головах – значительно раньше). Если наука – служанка ловких мошенников, то зачем тогда ей служить? Надо, чтобы она тебе служила. Она, кстати, и служит – капиталисты у Маркса очень много для себя почерпнули – разумеется, засекретив, сделав «ДСП» для своего узкого круга.

Что роднит, объединяет между собой науку и культуру, мораль и законность, державный патриотизм и философию? Всё это – умственная деятельность. Для удобства классификации она разделена нами на несколько групп, но по сути-то – едина. Сердца же не существует отдельно от организма, хотя анатомы изучают сердце отдельно, заспиртованным в банке.

Точно так же и вся умственная деятельность по сути своей едина и неделима, как организм. В ней есть главное и второстепенное, но нет ничего ненужного или изолированного. Если кто-то думает, что гражданские законы могут возникнуть отдельно от веры людей в святыни, или что наука может развиваться отдельно от породившей её религии – то это очень наивный человек.

+++

Человек не является «чистой доской»: он, как и любое живое существо обладает совокупностью ВРОЖДЁННЫХ идей. Врождённые идеи – это такие идеи, которые не нуждаются в изучении, и наоборот: образование им вредит, оттесняет их. Наиболее полно врождённые идеи проявляют себя тогда, когда человеком никто не занимался, то есть в условиях полного невежества. Это комплекс зоологических инстинктов.

Роковую для цивилизации роль в этом комплексе играет сочетание инстинкта доминирования и инстинкта экономности действий. Она они возникли не на пустом месте! В мире животных инстинкт доминирования отражает высшую форму инстинкта самосохранения, самоутверждения особи (в том числе и путём передачи потомкам своих генов). А инстинкт экономности действий связан с сохранением кормовой базы животного: если оно, насытившись, не станет ленивым, то оно – через расходы энергии тела – сожрёт всё, чем питается. Потому активность сытого животного автоматически минимизируется, что способствует сохранению трофических балансов.

Когда это сталкивается с искусственным миром цивилизации, с антропогенным ландшафтом, то возможны различные комбинации.

1) Искомый коммунизмом человек, который преодолел и инстинкт доминирования, и инстинкт экономности действий. Такой человек всё время работает, причём не на себя, а на общество.

2) Идеальный человек пуританской секты – который преодолел инстинкт экономности действий, но не преодолел инстинкта доминирования. Для такого человека главное, чтобы всё строилось и созидалось под его контролем, господством. Выпячивая и возвеличивая его индивидуальность. Это хищник, но созидательный хищник: своё величие он подчёркивает величием созданного, построенного.

3) Идеальный человек потребительского общества, который преодолел инстинкт доминирования, но не преодолел инстинкта экономности действий. Такой человек во всём ищет облегчения, снижения нагрузки, и главное для него – чтобы путь к дивану был свободен. Он спокойно терпит чужое лидерство – при условии, что его не напрягают.

4) Человек, в котором оба инстинкта действуют, как им и положено в живой, дикой природе. Такой человек стремится захватить власть, господствующие позиции – чтобы после ничего не делать. Для цивилизации это самое страшное сочетание. Ведь сочетание «руководитель-тунеядец» превращает власть в «собаку на сене»: она и сама ничего не делает, и другим не даёт (чтобы не лишится доминирующей роли).

Чем хуже в обществе дела в сакральной сфере (чем меньше идеологического фанатизма) – тем активнее прорастают на необработанной грядке сорняки «врождённых идей». А это запредельное властолюбие запредельной ленивости. Криминальный типаж «приватизации». Если человек второго типа лишён добродушия, но не лишён разума, если человек третьего типа лишён разума, но не лишён добродушия, то человек «исходный» (десакрализированный) лишён и того, и другого.

Власть его – как власть Ельцина и Чубайса, или как современный украинский фашизм – представляет из себя деструктивное зло. Зоологическое насилие, в отличие от идеологического, лишено творческого начала. У доминирования зверочеловека нет иной цели, кроме безделья, а у безделья иной цели, кроме доминирования. Конфликт жажды господства и жажды ничего-не-делания разрешается в рамках кастового строя, который сейчас активно строится. Представитель высшей касты имеет все права, и никаких обязанностей. Таким образом удовлетворяется и инстинкт доминирования, и инстинкт экономности действий: два в одном.

«Мы никому ничего не отдадим!» - говорит, разумеется, с чужого голоса актёр Зеленский, нанятый сыграть президента. Но – как доказывает 30-летие украинского фашизма, никому ничего не отдавая, он и делать ничего полезного на захваченной территории не намерен. Властолюбивый паразит удерживает территорию, чтобы с неё брать, высасывать её. Он не хочет, да и не может, не способен что-то ей дать. Вся его деятельность сводится к истощению донора, с гибелью которого погибнет и паразит, но паразитов такие вопросы никогда не волновали.

Это и есть (в форме запредельного цинизма) зоологическое сочетание инстинкта доминирования с инстинктом экономности действий. Зверь охраняет свой охотничий участок, но никоим образом не развивает, и не обустраивает его. Если ранний капитализм был пуританским, сектантским, пропитанным «протестантской трудовой этикой», сочетая доминирование личности с созиданием общественных благ (тех же паровых машин, например или железных дорог), то, по мере его атеизации, «всё возвращается на круги своя».

Я полагаю, что в данном разрезе – не феодализм есть недоразвитый капитализм, а наоборот, капитализм есть недоразвитый феодализм. Если дать всем процессам идти своим ходом, не взбаламутив болото идеологическим фанатизмом, пусть даже и сектантского толка, то гиперактивный капиталист вырождается в паразита-помещика. А не наоборот, понимаете?!

Капиталист, который всё время крутится и вертится, сочетая власть с вечным беспокойством – для зоологии аномалия. Инстинкт доминирования взял своё – но ведь и инстинкт экономности действий тоже своё возьмёт. Капиталу свойственно омертвление, цель капитала – переход активного предпринимательского дохода в пассивную ренту, по принципу «где бы ни работать – лишь бы не работать». Марксизм же почему-то предположил обратный ход: от мёртвой, пассивной ренты к гиперактивной организации великих работ.

То есть у человека всё есть – а он никак успокоиться не может! Для зоологии это аномалия, непорядок. Почему сытый хищник не спит? Он же всю планету сожрёт нафиг, при таких энергетических расходах!

И биологическая природа принимает свои меры к нарушителю: подсылает к нему инстинкт в роли советника: мол, всё уже, ты победил, успокойся уже! Чего ты бесишься, как голодный? Ты сыт – спи!

И получается ельцинская власть: хищники нахапали предприятий, и угробили их. Потому что зверь ведь захватывает пространство саванны не для того, чтобы там травоядных разводить ударными темпами! Он этих травоядных жрёт, какие есть. А как насытится – бездельничает, мол, оставшиеся олени – на завтра…

+++

Вырождение власти в животное доминирование, конвергенция признаков государства – и доминирующего хищника дикой природы связаны с десакрализацией идейного пространства. Мы же не дети! Мы понимаем, что сложно-обустроенная, цивилизованная власть, у которой кроме прав – куча вменённых обязанностей – была не всегда. Вначале-то всё было именно на зоологических основаниях, под руководством инстинктов!

А потом почему стало усложняться? Потому что производительные силы стали развиваться? А с чего они вдруг стали развиваться? Миллионы лет не развивались, всех устраивал замкнутый цикл – а тут вдруг, смотри, как рванули, этап за этапом!

Производительные силы не развиваются сами по себе. Это такой же абсолютно установленный факт, как и то, что самолёты сами себя не собирают, дома сами себя не строят, тексты сами себя не пишут.

А вот деревья или животные сами по себе растут, без воли и желания человека. Они и являются первичными производительными силами, без храмового культа и окончательными тоже. Всё, что само по себе вырастает – дано нам без проекта. Иному же предшествует проект. То, что не растёт само по себе, прежде чем появиться в материальном виде – вначале было придумано, создано в уме.

И если первичные, естественные производительные силы вдруг стали развиваться – то для нас это верный знак: появился проект! У человека появился идеал, противоречащий окружающей его материальной реальности, и этот идеал потребовал преобразить реальность. И объявил это преображение священной миссией, культом, служением высшим силам.

Как это развернулось – так это и свернуться может. В обратном порядке, но в той же логике. Если я не вижу в том, что делаю, священной миссии, сакрального служения – возникает вопрос: зачем я это делаю?

Удовлетворяя зоологические инстинкты? А всё ли, что я делаю – им удовлетворяет? По привычке, забыв, зачем и с чего это начиналось? Но такая привычка лишь инерция, и она обречена развеяться.

Только идея, плановое сознательное управление может избавить замкнутую систему от накопления в ней энтропии. Энтропии (а это антиэнергия и антипорядок) свойственно накапливаться. Если её не вычерпывать – она заполнит всё пространство.

Суть довольно проста: не управляемая извне система стремится к наиболее вероятному из своих состояний, а наиболее вероятное её состояние – наиболее примитивное. Правило универсальное, можно поставить его на чём угодно, хоть на механических часах, хоть на средней школе, хоть на кефире, хоть на государстве. При свободном выборе между вариантами любая система становится заложником вероятности, а это и есть накопление энтропии в ней. Маловероятное случается редко, наиболее вероятное – наиболее часто, что и определяет исход.

Что мы и видим в дегенеративном XXI веке повсюду вокруг себя…

А. Леонидов
https://cont.ws/@vixin76/2354311
Поделиться:

Аватара пользователя
Director
Эксперт
Баланс:16103
 
Сообщения: 938
Регистрация: 20.06.2018

Re: Система приоритетов: выбор определяется верой

Director » 18.08.2022 19:50

+
6
-
Очередная статья Александра Леонидова, которая кратко и ёмко задает основные понятия человеческого общества

Я лишь особо подчеркну некоторые тезисы, а пару тезисов немного дополню.
Мишин писал(а):
17.08.2022 11:06
Вопрос о цивилизации – в сущности, сводится к вопросу о приоритете идеи над материальными благами...

Либо человек служит какому-то огромному проекту, превышающему и пространство и время его биологической жизни, или он служит только самому себе.
Отсюда и афоризм...: «человек или фанатик, или подонок».
Тут надо обязательно оговорить, что в мире не бывает 100%-чистых альтруистов-фанатиков и настолько же чистых эгоистов-подонков. Это два полюса, задающих пределы понятия.

Каждый же конкретный человек, перефразируя афоризм, - "либо ближе к фанатику, либо ближе к подоноку".

Теория познания говорит нам о пользе СВЯЗНОГО мышления, как о чём-то само собой разумеющемся.
Разорванное мышление относится к психической патологии.
Вообще-то мышление - это и есть процесс установление взаимосвязей между "вещами мира" (предметами, явлениями).

Соответственно, качество мышления определяется истинностью декларируемой человеком взаимосвязи: если в природе есть такая взаимосвязь, причем именно в декларированной форме, то мышление верное, правильное.
Если же в природе такой взаимосвязи нет, то мышление неверное, неправильное.

Связное мышление – только то, которое рассматривает в себе мир от таинственного Первоначала до бесконечности....

в котором всё связано со всем, истина едина, добро и зло постоянны, познание объективно – то есть отделено от субъекта.

Например, таблица Пифагора действует и после биологической смерти Пифагора, таблица Менделеева – после Менделеева, и т.п.
Истина существует двояко.
Во-первых, как «вещь в себе» - независимо от того, знаем мы о ней или не знаем. Во-вторых, как «идея, овладевшая массами», и ставшая преобразующей силой.

Истина, как «вещь в себе» - не является силой и никакого влияния на жизнь людей не оказывает.
Например, ... нефть ... для человечества – как базового топлива – до XIX века не существовало, хотя как «вещь в себе» она существовала...
Тут надо уточнить.

Истина - это утверждение (объявление, декларация, например словесная) что некая "вещь в себе" существует (как говорится, имеет место быть), И эта самая "вещь в себе" действительно существует.

Истина противоположна лжи. Ложь - это НЕ то, чего нет.
Ложь - это утверждение что некая "вещь в себе" существует, НО эта самая "вещь в себе" НЕ существует.

Здесь ключевое: соответствие утверждения и существования.
Есть соответствие = Истина.
Нет соответствия = Ложь.


Что же касается, "Истина, как «идея, овладевшая массами» и ставшая преобразующей силой", то тут слово "истина" неуместно.
Есть идеи, овладевшие массами и тем самым ставшие преобразующей силой (например идея "одновА живём" или "бери от жизни всё"), и есть идеи не овладевшие массами.

Цивилизация решает этот вопрос через чисто-религиозное становление идеала жизни. Есть высшие ... формы жизни. А есть низшие ... формы жизни. Понятно, что к высшим нужно стремиться, а от низших убегать...

главным смыслом человеческой жизни объявлялось «обожение» или «теозис»* человека, в двух словах – реализация человеком образа и подобия божия...

Где вообще в атеистическом космосе «верх» и «низ», он же во все стороны одинаково протянут!
Если стремление к материальному богатству стало высшим приоритетом жизни – то человек не просвещает, а наоборот, сводит с ума всех окружающих...

Если учёный стремится дать человеку-вообще власть над природой-вообще, и за это частенько умирает в нищете, то маг – стремится взять власть в конкретно-свои руки...

Если кто-то думает, что гражданские законы могут возникнуть отдельно от веры людей в святыни, или что наука может развиваться отдельно от породившей её религии – то это очень наивный человек.
возможны различные комбинации.

1) Искомый коммунизмом человек, который преодолел и инстинкт доминирования, и инстинкт экономности действий. Такой человек всё время работает, причём не на себя, а на общество.

2) Идеальный человек пуританской секты – который преодолел инстинкт экономности действий, но не преодолел инстинкта доминирования. ... Это хищник, но созидательный хищник: своё величие он подчёркивает величием созданного, построенного.

3) Идеальный человек потребительского общества, который преодолел инстинкт доминирования, но не преодолел инстинкта экономности действий. ... главное для него – чтобы путь к дивану был свободен.

4) Человек, в котором оба инстинкта действуют, как им и положено в живой, дикой природе. Такой человек стремится захватить власть, господствующие позиции – чтобы после ничего не делать. ... это запредельное властолюбие запредельной ленивости.

Конфликт жажды господства и жажды ничего-не-делания разрешается в рамках кастового строя, который сейчас активно строится. Представитель высшей касты имеет все права, и никаких обязанностей...

Зверь охраняет свой охотничий участок, но никоим образом не развивает, и не обустраивает его.

Если ранний капитализм был пуританским, сектантским, пропитанным «протестантской трудовой этикой», сочетая доминирование личности с созиданием общественных благ (тех же паровых машин, например или железных дорог), то, по мере его атеизации, «всё возвращается на круги своя».

сложно-обустроенная, цивилизованная власть, у которой кроме прав – куча вменённых обязанностей – была не всегда. Вначале-то всё было именно на зоологических основаниях, под руководством инстинктов!

А потом почему стало усложняться? ... производительные силы ... миллионы лет не развивались, всех устраивал замкнутый цикл – а тут вдруг, смотри, как рванули, этап за этапом!...

деревья или животные сами по себе растут, без воли и желания человека. ...

То, что не растёт само по себе, прежде чем появиться в материальном виде – вначале было придумано, создано в уме...
У человека появился идеал, противоречащий окружающей его материальной реальности, и этот идеал потребовал преобразить реальность. И объявил это преображение священной миссией, культом, служением высшим силам.

Как это развернулось – так это и свернуться может. В обратном порядке, но в той же логике...

Только идея, плановое сознательное управление может избавить замкнутую систему от накопления в ней энтропии. Энтропии (а это антиэнергия и антипорядок) свойственно накапливаться. Если её не вычерпывать – она заполнит всё пространство.

Суть довольно проста: не управляемая извне система стремится к наиболее вероятному из своих состояний, а наиболее вероятное её состояние – наиболее примитивное. Правило универсальное, можно поставить его на чём угодно, хоть на механических часах, хоть на средней школе, хоть на кефире, хоть на государстве.

Ответить
   ПОМОЩЬ по форуму!