Наука vs. Мракобесия. Если ли правильное мировоззрение
Ответить
Аватара пользователя
Мишин
Участник
Баланс:5247
 
Сообщения: 259
Регистрация: 02.12.2019

Социализм научный и утопический. Свобода личности («права и свободы человека и гражданина») и свобода человека от греха

Мишин » 30.06.2023 16:42

+
7
-
на основе статьи https://cont.ws/@vixin76/2578148

Животный мир не знает различения Добра и зла. В нём есть только переменчивая конъюнктура выгоды, в каждой ситуации своя и лишённая стабилизирующего обобщения. Животный мир определяет инстинкт продолжения рода: кто сумел выжить и оставить жизнеспособных потомков – тот вид и живет, а кто не сумел – того больше нет. Отсюда непрерывная и жестокая конкуренция среди животных (внутривидовая и межвидовая) – иначе особь просто не выживет.

Изображение

Цивилизация возникает там и тогда, где и когда абстрактное мышление формулирует обобщенное представление о Добре и зле. Возникают универсальные формулы, «что такое хорошо и что такое плохо», которые отделяют идею Добра от ситуационной выгоды конкретной особи.

Отделить «добро вообще» от «выгодного мне здесь и сейчас» может только развитое абстрактное мышление. Где оно появляется – там и рождается цивилизация (в исходном виде совокупность абстрактных идей), а где родилась цивилизация, там началось и движение к социализму в научном смысле слова.

Когда-то и почему-то человек стал способен формулировать идеал совершенства, абстрактный образ «правильного», «нормального». Он сделал для себя «великое открытие»: оказывается, не всё, что вокруг него творится, правильно и нормально!

- Мы неправильно живём! – открывает для себя человек на достаточном уровне развития абстрактного мышления (способности к обобщению идей, созданию универсальных формулировок). – Живём неправильно, во грехе, а надо жить правильно.

Стремление поправить жизнь в соответствии с идеалами создаёт и выдаёт социалиста.

+++

Социализм рождается на конфликте Идеала с реальностью. По формуле «надо вот так, а в жизни оно не так». Можно плюнуть и махнуть на всё рукой – это называется «капитализмом». А можно пытаться исправить ситуацию – это и называется «социализмом» в самом общем (правда, и в самом смутном) виде.

Научный социализм, в отличие от утопического, – это не только главный, но и единственный вектор цивилизации, вся суть которой: преодоление естества (спонтанно складывающихся ситуаций) искусственными конструктами.

Если вас устраивает текущая жизнь, складывающаяся как попало, если вы не хотите заменить её Идеалом – то зачем вам бороться с естеством? Зачем громоздить искусственные конструкты? Которые, будем честны: враждебны этому естеству! Но, если мы люди (т.е. достаточно умственно развиты), то нам не нравится зоологический уклад, «закон джунглей». Нам подавай иное!

Тернии и волчцы земля растит сама, никакого труда рост сорняков от нас не требует, но нас, видите ли, сорняки не устраивают! Нам хочется помидоров, а помидоры сами не растут, они, в отличии от терний и волчцов, требуют себе огородника и культивирования.

Обобщая: естество возникает само по себе, без моих или ваших усилий. Мы можем радоваться дождю или злится на него, но он идёт независимо от наших желаний.

Искусственный конструкт требует себя создать и поддерживать. Зато поливальная установка даёт дождь по нашему желанию.

Если мы хотим, чтобы в жизни воплощался наш идеал, а не что попало – нам нужно усилия прилагать. Требуется ум и старание – чтобы поддерживать искусственный конструкт от сползания в естество, – что обусловлено энтропией.

Энтропия — уменьшение порядка в любой системе, необратимое рассеивание энергии наружу, переход любой системы в самое примитивное из всех возможных своих состояний. Для сохранения и усложнения системы требуется упорядочивание, привнесение энергии – т.е. требуется усилия живого организма.


+++

Научный социализм – это умозрительно предполагаемое общество, в котором все, или хотя бы почти все люди достаточно функциональны, т.е. соответствуют занимаемым должностям, профессионально пригодны каждый на своём месте, достаточно компетентны и ответственны для качественного выполнения своей функции.

Грубее говоря: учёный занимается наукой, а не лизоблюдством у начальства, правоохранитель ловит преступников, а не вступает с ними в симбиоз, организатор производства занят производством, а не оргиями и б***ством, у него душа болит за предприятие, воин готовится настоящим образом воевать, а не пьянствует, занятый очковтирательством, и т.п.

Также мы понимаем, что углубляющаяся функциональность человека приходит к диалектическому самоотрицанию (закон отрицания отрицания). Как ни крути, но всегда найдутся те, кто злоупотребляет своим положением: служебным (паразитируя на монопольном обладании узко-специальными знаниями и инфрастуктурой) и гражданским (используя общественные механизмы заботы о человеке для личного паразитизма, тунеядства и асоциального поведения). Следовательно, полный и окончательный социализм построить невозможно.

Нам ясна и неизбежная необходимость социализма для человеческой цивилизации, и его вечная незавершённость, окончательная неисполнимость. Но, понимая всё это, мы понимаем, что необходимо стремиться к социализму, иначе люди превратятся в животных.

Научный социализм – это исследование методов и технологий, по которым из биологического человека можно сделать (вырастить, воспитать) функционального человека, умственно и духовно приспособленного к высоким ступеням прогресса.

+++

Цивилизация начинается как насаждение религиозными фанатиками идеалов своего культа в массах. Фанатики священного культа либо гибнут, либо нет. Если они не погибли, то поняли: для воплощения святынь их культа людям нужен материальный достаток. Нужно организовать производство и потребление таким образом, чтобы «община верных» выжила, не померла с голоду и холоду. И немаловажно, чтобы она была привлекательной для потенциальных верующих, манила к себе. Мол, исповедуй наши идеалы – и будешь как сыр в масле кататься, забудешь про нужду, получишь вкусняшки. Так из веры выделяется прагматическое направление научно-технического и производственно-организационного прогресса. Для нужд вовлечения людей в культ цивилизации.

Далее, фанатики могут быть в деле организации производства успешными или не успешными. Если они успешны – то они год от года (век от века) всё более полно удовлетворяют потребности народных масс. Правильно (по уму) организованное хозяйствование опирается на могучую силу Коллективного Разума, совместного мышления и труда, - преодолевшего проклятие зоологической конкуренции, борьбы особей друг с другом за выживание.

И в какой-то момент удовлетворение потребностей человека (а это крайне сложная и трудоёмкая задача) оттесняет то, что изначально породило этот вектор «заботливости о социуме»: культ, религию, сакральные ценности общественных идеалов, стремление обеспечить (через материальный достаток) служение и поклонение святыням данного общества.

А «потребность» - штука коварная! Одно дело – т.н. «нормальные потребности», позволяющие осуществлять идеологический культ святынь. Человеку, чтобы не помереть во время служения святыням, надобно покушать, одеться, не замёрзнуть и т.п. Эти потребности называются «нормальными», потому что обслуживают норму поведения, а не отрицают её.

Другое дело – «просто потребности». Это уже не то, что мне объективно нужно, а то, что я субъективно захотел.

У человека есть потребность иметь обустроенный быт: квартиру-машину-дачу, высокий заработок, красивый досуг и т.п. У человека есть и другая потребность: получить всё это даром, ничего для этого своими силами не делая. Проснулся – а вокруг тебя Эдем, булки вкусные, люди добрые, и ты такой радостный: «и откуда всё это взялось…?!»

Умный человек понимает, что две этих потребности (при всей их естественности) нельзя удовлетворить вместе. Нельзя совместить в масштабах всего общества культуру быта и халяву, раздолбайство. Их можно совместить только для немногих с помощью института частной собственности, - чтобы у одних всё было, а им за это ничего не было. Если же мы говорим про общество в целом (без паразитизма, с опорой на собственные производительные силы) – то либо культура быта, либо безответственные халявщики. Вместе не сложить!

В идее частной собственности заложен идеал свободы человека от социальных обязательств, т.е. социальный паразитизм, отрицание необходимости служить обществу и быть профессионально компетентным. Например, наследник химического концерна не обязан знать химии или иметь стаж в отрасли. Он может стать хозяином химиков уже в колыбели, не научившись ещё даже грамоте! Кратко говоря, частная собственность – это права без обязанностей, возможность определять судьбу вовлеченных людей без ответственности перед ними за свои действия.

Именно поэтому цивилизация «всю дорогу» стремилась уничтожить, или как минимум ограничить, загнать в резервацию своего непримиримого врага: частную собственность.


+++

В числе потребностей человека есть и такая, супер-устойчивая, и, по сути, неискоренимая, потребность в свободе. Роботам она не свойственна, всему же живому – свойственна врождённо.

Первое, что, возникнув, попрала цивилизация – свободу личности. Это настолько очевидно, что не видят этого только те, кто не хотят видеть! Цивилизация – это замена свободы личности на функциональность члена единого организма-общества.

Раньше ты делал, чего хотел – а теперь уже нет. Государство возникло, чтобы не дать тебе делать, чего ты хочешь, а раньше государства не было – потому что не было потребности подавлять твою личную свободу в животном мире! Там, в джунглях – кто во что горазд, и любой конфликт касается только непосредственных участников.

Здесь, в цивилизации, – храм, обнесённый крепостной стеной, и чем больше сокровищ скапливает храм, тем упорнее лезут на стену мародёры. А где крепостные укрепления – там неизбежно и закрепощение человека.

+++

Мы очень отчётливо видим (даже на уровне школьного учебника истории), что потребность в свободе личности рождается в дворянских верхах, в низах же общества рождается потребность в справедливости.

Голодному, обделённому, замерзающему, измученному невыносимым трудом человеку нужна не свобода, а организация быта. Ему нужны хотя бы минимальные санитарно-гигиенические условия жизни. Вывод о том, что жизнь устроена несправедливо, не по уму, безбожно, по-сатанински – человек делает из личных невзгод, унижений и обделённости. «Почему одним всё, и от рождения, а другим ничего, сколько бы ни трудились?!».

Человеку наверху, богатому и пресыщенному, эти проблемы чужды и непонятны. Его быт так хорошо обустроен, что стремление «быдла» получить комнатёнку в коммуналке (перебравшись туда из бездомности) вызывает у него презрение. «Бедные такие меркантильные – только о еде всё время говорят и думают!».

«Вольность дворянства» оказывается основной причиной вырождения верхов общества, превращение их из руководителей цивилизации в злокачественную опухоль общества. Те, кто вчера вели за собой, именуясь «аристократия» (т.е. лучшие люди), «бояре» (т.е. наиболее ярые) – превращаются из «отцов-командиров» в кандалы, а иной раз и в камень на шее утопленника.

Дворянские верхи порождают многовековую фронду, народным массам не только чуждую, но и враждебную. Массы нутром чуют, что «вольность дворянства» - выход хищников из клеток, и ничем, кроме роста произвола, безобразий, это не обернётся.

Например, первая победа либерализма, "Великая хартия вольностей", основа британской государственности (1215 год) запрещала королю вмешиваться в отношения феодала с его крестьянами, закрывала саму возможность ограничить произвол феодала в своих владениях. "Свобода" означала то, что никакой защиты у жертв "сильно свободного" лорда больше нет!

Отсюда кажущийся парадокс: научный социализм наиболее приживается в среде голодных и нищих. Нищее общество, под страхом голода, дурака не валяет, клоунадами самовыражения не занимается. Оно требует функциональности от каждого на его месте, профессиональной пригодности от тех, кому поручает производство необходимых благ. Нищему обществу нужно, чтобы кончилась разруха и кошмары людей, брошенных свободой в трущобы на произвол судьбы.

Но чем в больше степени удовлетворены базовые потребности человека в обществе, тем более он склонен заболевать «барской болезнью» - страстью к свободе личности. Эта потребность человека проявляется по мере удовлетворения элементарных жизненных потребностей.

Научный социализм хочет этого избежать, вернуть людям функциональность общественного служения.

+++

Христианство сформулировало решение проблемы потребности личности в свободе - «единственная настоящая свобода – это свобода от греха». Только в таком виде можно совместить свободу личности и функциональность исполнителя, исполнение служебного долга в рамках системы.

Отец немецкого социализма О. фон Бисмарк, борясь за объединение Германии, не мыслил себе иной, кроме религиозной, основы будущего централизованного государства. Бисмарк полагал, что в без религии вместо правильного государства получится лишь агрегат из случайного набора прав, некая разновидность механизма для предотвращения войны всех против всех.

Бисмарк, обозначая точки соприкосновения правды Священного Писания и норм земного права, пытался соединить христианство с рациональным государственным механизмом. Иными словами, Бисмарк как христианин надеялся «очеловечить» государственную машину. «Любая попытка умаления христианства в государственно организованном обществе отнимает у народа веру в то, что законодательство черпает себя из христианского источника и что государство имеет целью реализацию принципов христианства, даже если этой цели не всегда достигает».


+++

Все виды свободы, кроме религиозной «свободы от греха», превращаются в вирусы, убивающие цивилизацию. Проблема любой «либеральной» свободы в том, что она отрицает функциональность человека. Если человек вместо того, чтобы честно и ответственно выполнять свои функции, начнёт заниматься какой-то хернёй и «хотеть странного» - то у него на порученном участке начнётся разруха. А она как пожар: в условиях разделения функций (т.е. разделения труда на основе узкой специализации) моментально перекидывается на соседние участки.

Но как можно запретить свободной личности заниматься хернёй? Если вы ей запрещаете, то это само по себе означает, что личность несвободна, а закрепощена вами!

Как должен поступить социалист? Ударить халтурщика, анархиста по рукам? Порвать как Тузик грелку «писаную торбу» свободной личности – его «неотъемлемые права и свободы»? Это сталинский путь научного социализма, при нем всё строится по плану, темпы роста общества колоссальные, но с личной свободой, извините, туго.

Или же социалисту попытаться вписать в своё учение зоологический, энтропийный анархизм животного? Мол, есть И права человека, И есть свободы человека, а противоречия между ними я как бы не замечаю. Так и пишу: «обеспечить права и свободы человека». Бумага всё стерпит! Нечем ей, бумаге, думать, что права – это фиксация, а свобода – отсутствие фиксации, и в итоге получилась формула «горячий лёд»!

Так возникает утопический социализм, который вовсе не считает, что для полноты гражданской свободы достаточно только «свободы от греха». Утопический социализм декларирует необходимость удовлетворить ВСЕ потребности человека (а не только «нормальные», т.е. способствующие, а не препятствующие нормам и ценностям данной цивилизации), и тем самым зачерпывает в себя бациллы либеральных свобод.

Либеральная свобода везде, куда бы её вирус не занесли, что в социализм, что вне его – равным образом толкает человека к кривляниям и паясничанию, юродству и выделыванию дегенеративного характера.

Почему? Потому, что свобода даёт выбор, а обычный человек, выбирая, выбирает что попроще, полегче, приятнее его животной натуре. В итоге человек деградирует, хотя, казалось бы, его к этому и не принуждали. Человек перестает читать не потому, что книги сжигают (тогда бы он, может быть, заинтересовался книгами из чувства противоречия, ибо «запретный плод сладок») - человек перестает читать из лени. Человек, не всегда это осознавая, тяготеет к тому, что легче: сесть, а не стоять на ногах, лечь, а не сидеть – при первой же возможности. Доколе таковая возможность у него имеется.

+++

Функциональность цивилизованного человека – это «очень много включённых лампочек». Смысл этой аллегории: цивилизация – это очень и очень энергозатратная штука. Ответственное служение, упорный труд, качественная учёба, участие в общественных делах, любой энтузиазм – всё это требует много энергии. «Жрёт энергию». Требования цивилизованного общества заставляют лежачих не только встать и ходить, но и бегать, как нашпаренные.

Если речь идёт о 1941 годе, то такая гиперэнергичность продиктована простым выживанием, и потому принимается легче (хотя и тогда не всеми). Но если речь идёт о 1985 годе, то человек неизбежно замечает громадное превышение энергозатрат над потребностями простого выживания. Он видит, что цивилизация требует от него гораздо больше энергичности, чем потребовалось бы животному в его положении. И, под давлением энтропии, человек начинает халтурить. Он начинает обманывать систему, подменяя свою функциональность своей свободой. Всё чаще делает не то, что нужно священной миссии, а то, чего ему хочется, что ему и приятно, и легко.

Об этом ещё в 1969 году с тревогой писал мыслитель Иван Антонович Ефремов: «…Некомпетентность, леность и шаловливость «мальчиков» и «девочек» в любом начинании является характерной чертой этого самого времени. Я называю это «взрывом безнравственности», и это мне кажется гораздо опаснее ядерной войны. Мы можем видеть, что с древних времен нравственность и честь (в русском понимании этих слов) много существеннее, чем шпаги, стрелы и слоны, танки и пикирующие бомбардировщики. Все разрушения империй, государств и других политических организаций происходят через утерю нравственности. Это является единственной действительной причиной катастроф во всей истории, и поэтому, исследуя причины почти всех катаклизмов, мы можем сказать, что разрушение носит характер саморазрушения.

Когда для всех людей честная и напряженная работа станет непривычной, какое будущее может ожидать человечество? Кто сможет кормить, одевать, исцелять и перевозить людей? Бесчестные, каковыми они являются в настоящее время, как они смогут проводить научные и медицинские исследования? Поколения, привыкшие к честному образу жизни, должны вымереть в течение последующих 20 лет, а затем произойдет величайшая катастрофа в истории в виде широко распространяемой технической монокультуры, основы которой сейчас упорно внедряются во всех странах, и даже в Китае, Индонезии и Африке…».

Величайшая катастрофа действительно началась через 20 лет (1969 + 20 = 1989). На текущий момент, в 2023 году, разложению цивилизации еще не видно конца и края.
Под "технической монокультурой" Ефремов, вероятно, имел в виду развитие мира исключительно по западному технократическому образцу: беспрерывное увеличение объема производства, а не сознательное ограничение производства и потребления товаров.


+++

Утопический социализм потому и приводит к катастрофам масштаба «перестройки», что, вопреки здравому смыслу и житейской опытности, упорно, на бумаге, совмещает культуру быта и свободу личностей. В утопической надежде, что «личность, желая хорошо жить, станет хорошо работать».

Личность, безусловно, желает жить хорошо. Кто бы спорил. Но она при этом чаще всего не желает хорошо работать. И вообще работать – не очень желает. Личности хочется, чтобы работали другие, а она бы только жила хорошо, на работу не отвлекаясь.

Хорошо работать личности начинают только когда их сильно напугают. А до этого рубежа свободные личности выкручиваются, выделываются, хитрят, притворяются, спекулируют, паразитируют и т.п.
Проще говоря: человеку нравятся фонари цивилизации, но за электричество он платить не хочет. Идеальный вариант – когда все эти фонари светят, но счета за свет оплачивает кто-то другой. Этих других умные называют дураками (первым так дразниться стал Вольтер): «Давай, служи, дурачок, получишь значок! Питай нас своим энтузиазмом, снабжай нас роскошью – а мы потратим жизнь на веселье и расслабон! Потому что мы умные, и умеем жить, а ты дурак и расходный материал!»

А когда дуракам станет за себя обидно, то фонари цивилизации погаснут для всех, потому что вы же их не питали, на дурачков надеялись…

Утопический социализм, обещая человеку И функциональность всех систем, И свободу работающих над этим личностей – в итоге теряет и то, и другое. Он получает вечно недовольных, ленивых и лукавых рабов, только и думающих, как бы им увильнуть от нагрузки, и при этом – постоянные перебои с функциональностью систем.

Потому что в сухом остатке настоящий социализм (как неизменная цель человеческой цивилизации) – это функциональность всех систем, а не удовлетворение всех, даже самых извращённых, потребностей «свободной личности», рождённых зоологией и ведущих цивилизацию в никуда.

Николай Выхин, 28.06.2023
Поделиться:

Аватара пользователя
Director
Эксперт
Баланс:19018
 
Сообщения: 1159
Регистрация: 20.06.2018

Re: Социализм научный и утопический. Свобода личности («права и свободы человека и гражданина») и свобода человека от г

Director » 01.07.2023 18:42

+
8
-
Благодарю коллегу за очень интересный материал.
Выскажу свои мысли и замечания.
Мишин писал(а):
30.06.2023 16:42
Цивилизация возникает... когда абстрактное мышление формулирует обобщенное представление о Добре и зле.
...
Научный социализм...: преодоление естества ... искусственными конструктами.
... естество возникает само по себе, без моих или ваших усилий...

Искусственный конструкт требует себя создать и поддерживать...Требуется ум и старание – чтобы поддерживать искусственный конструкт от сползания в естество, – что обусловлено энтропией.
"научный социализм" тут не при чем.
Так формулируется определение любого человеческого общества.
И даже, если взглянуть шире, это определение любого живого организма, который жив доколе проявляет усилия по преодолению энтропии: находит и потребляет пищу, производит новые клетки тела, т.д.

Научный социализм – это умозрительно предполагаемое общество, в котором ... люди достаточно функциональны.
Под такую формулировку замечательно попадают общества типа муравейник, в котором все особи сугубо функциональны.

... но всегда найдутся те, кто злоупотребляет... Следовательно, полный и окончательный социализм построить невозможно.
... понимая всё это, мы понимаем, что необходимо стремиться к социализму, иначе люди превратятся в животных.
А вот это исключительно важная мысль: Идеал недостижим, но упорное стремление к нему необходимо.

Цивилизация начинается как насаждение религиозными фанатиками идеалов своего культа в массах.
Воистину.
из веры выделяется прагматическое направление научно-технического и производственно-организационного прогресса...
хозяйствование опирается на могучую силу Коллективного Разума, совместного мышления и труда...
Это тезис крайне важен. Научно-технические улучшения жизни возможно только в религиозных обществах.

В числе потребностей человека есть и такая, супер-устойчивая, и, по сути, неискоренимая, потребность в свободе. Роботам она не свойственна, всему же живому – свойственна врождённо.

Первое, что, возникнув, попрала цивилизация – свободу личности...
Цивилизация – это замена свободы личности на функциональность члена единого организма-общества.
Это еще более важный тезис, который требует предельной ясности в формулировке.

Сначала необходимо заменить неясный термин "свобода личности" на "свободу воли".
Свобода воли есть у любого человека, потому что человек ВСЕГДА имеет возможность выбрать как ему поступить. Например, выбрать себе лютую смерть вместо мелкого унижения. Или выбрать наоборот.

У животного тоже есть свобода выбора, но она ограничена рамками инстинкта.
Например, муравьи и пчелы жалят врага ценой собственной жизни, но делают это сугубо инстинктивно, у них нет свободы выбора: жалить им или нет.

У человека есть Душа, которая имеет потенциальную способность преодолеть инстинкт.

Итак, свобода воли - это своего рода синоним слова "человек" и слова "Душа".
Душа = Свобода и сила воли = Человек.

Далее. Цивилизацией должна не лишать людей свободы воли (тем самым превращая людей в животных), а наоборот - всячески укреплять волю и, значит, Душу.
Христианство сформулировало ... «единственная настоящая свобода – это свобода от греха».
Сформулировано конечно красиво. Но требует дополнительных разъяснений.

в цивилизации, – храм, обнесённый крепостной стеной, и чем больше сокровищ скапливает храм, тем упорнее лезут на стену мародёры.
А где крепостные укрепления – там неизбежно и закрепощение человек.
Ключевая ошибка.
Не "закрепощение" одного человека другим человеком, а "само-закрепощение" человека.
Т.е. закрепощение Духа человека Душой этого же человека.

Полное закрепощение невозможно, но тут важно стремиться к максимальному обузданию инстинктов.

цивилизация – это очень и очень энергозатратная штука. Ответственное служение, упорный труд, качественная учёба, участие в общественных делах, любой энтузиазм – всё это требует много энергии.
...
чем в больше степени удовлетворены базовые потребности человека в обществе, тем более он склонен заболевать «барской болезнью» - страстью к свободе личности.
... обычный человек, выбирая, выбирает что попроще, полегче, приятнее его животной натуре. В итоге человек деградирует... Доколе таковая возможность у него имеется.
Да, так и есть. Именно эту деградацию материально-обеспеченных людей мы наблюдаем последние лет 70.

Деградация ярко проявляется в дегенерации. Обычные люди стали вырождаться сразу же как перестали страдать от голода, холода и физических наказаний.

В настоящее время в РФ менее 7% семьи имеют троих и более детей - это и есть вырождение. Наше общество - это общество дегенератов, причем не только в демографическом смысле.
ещё в 1969 году с тревогой писал мыслитель Иван Антонович Ефремов:
"… Когда для всех людей честная и напряженная работа станет непривычной, какое будущее может ожидать человечество?
...
Все разрушения империй, государств и других политических организаций происходят через утерю нравственности. Это является единственной действительной причиной катастроф во всей истории... разрушение носит характер саморазрушения..."
...
Все виды свободы, кроме религиозной «свободы от греха», превращаются в вирусы, убивающие цивилизацию... в условиях разделения функций (т.е. разделения труда на основе узкой специализации)
Проблема заключается в ослаблении силы воли Души (Ефремов называл это утерей *нравственности и чести", христианство называет это "потаканием грехам").

Проблема не заключается в частной собственности
В идее частной собственности заложен идеал свободы человека от социальных обязательств, т.е. социальный паразитизм, отрицание необходимости служить обществу и быть профессионально компетентным.

Кратко говоря, частная собственность – это права без обязанностей, возможность определять судьбу вовлеченных людей без ответственности перед ними за свои действия.

Именно поэтому цивилизация «всю дорогу» стремилась уничтожить, или как минимум ограничить, загнать в резервацию своего непримиримого врага: частную собственность.
Конечно, частная собственность - это великий соблазн. Но и сильный мотиватор, и сильный инструмент развития.

Но, повторю, проблема сохранения и развития человеческой цивилизации заключается в нравственности обычных людей - насколько сильна их воля, их "нравственность и честь, их "свобода от греха".


Ну а пока у нас, в государствах вырождающихся людей, по прежнему официально декларируется священность частной собственности и святость прав и свобод человека.
«обеспечить права и свободы человека»... права – это фиксация, а свобода – отсутствие фиксации, и в итоге получилась формула «горячий лёд»!

Ответить
   ПОМОЩЬ по форуму!