Наука vs. Мракобесия. Если ли правильное мировоззрение
Ответить
Аватара пользователя
Мишин
Участник
Баланс:2544
 
Сообщения: 165
Регистрация: 02.12.2019

Теория цивилизации и кризис современности

Мишин » 17.03.2022 22:31

+
5
-
Чем дольше живу на свете, чем больше изучаю историю, социологию, экономику – тем больше убеждаюсь в неоспоримости одной истины.

А именно:

Вся цивилизация исторически, событийно – это вызов, некогда брошенный религией звериному образу жизни.

Вначале этот вызов культовых святынь «естественно»-зоологическим инстинктам, управляющим мотивацией биологической особи носил очень узкий фанатичный характер. Затем, постепенно развивая прорыв, из него «отпочковывались» - именно в качестве ветвей, питаемых первоисточником:

– культура (отвечающая за эстетическое оформление культа, что заложено уже в корне слова),

- отстранённо-холодная теория познания (отвечающая за ПРИКЛАДНЫЕ дисциплины, разумеется, совершенно бессмысленные без главной, целеполагающей мотивации культа).

- морально-бытовые нормы (бросающие своей «искусственностью» вызов «естественно» - зоологической силе прямого действия)

Важно понять, что все эти три направления, по виду весьма удалённые друг от друга – в равной мере окажутся бессильны и «обесточены» без идеологической подпитки. То есть той единственной мотивирующей силы, которая и побуждает человека ими заниматься (а не каннибализмом, например).

«Искусственные» морально-бытовые нормы цивилизации вначале носят чисто-сакральный характер (вне культовых практик их невозможно объяснить человеку), а потом – после долгого-долгого употребления, превращаются в условный рефлекс.

Этот условный рефлекс бытовой нравственности (вполне определённого рода, явно не дикой природой порождённой), когда он сложился – действует уже безотносительно ума, осознания, из глубин переформатированного культом подсознания. На каком-то этапе он становится и генетической памятью рода – ведь гены, на наш взгляд, спрессованная и упрощённая память предыдущих поколений.

Возникают определённые модели поведения, которым человек следует ИНСТИНКТИВНО, даже когда не может объяснить своего поведения. Это приводит многих в заблуждение, что якобы «нормы эмпатии» у человека прирождённые, от природы, что, естественно, не соответствует действительности.

Например, омерзение человека перед убийством себе подобного, и, тем более, его пожиранием – кажется ИНСТИНКТОМ, но на самом деле выступает вторичным, в качестве выработанного, а не врождённого условного рефлекса. Обратите внимание, что на скотобойни он не распространяется – на том основании, что религия, культ жёстко отделили человека от животных. Если снять в голове это табу (что многие уже и сделали) – тогда убийство людей методом конвейера превратится в такую же обыденность, как и забой скота на городской бойне.

Вытекающие из культа (его сакралий) морально-бытовые нормы поведения, спрессовываясь под действием долгой практики в условный рефлекс цивилизованного человека – на определённом этапе формулируют себя в виде ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВ.

Параллельно идёт формулирование КРИТЕРИЕВ ПСИХИАТРИЧЕСКОЙ НОРМАЛЬНОСТИ. Они, как и законодательство, даже не вторичны, по отношению к догматическому ядру сакрального культа, а третичны.

Многие легкомысленно упускают из виду, что никаких определений психической ненормальности не может быть там, где не даны сперва определения психической нормальности! Если мы не знаем с уверенностью (в основе опять-таки вера), что такое психическое здоровье, то мы не сможем выделить психическое заболевание.

Именно поэтому в первобытном обществе (об этом много пишут историки и этнографы) всякого рода безумцы и психопаты (с нашей точки зрения) – получали почётную роль шаманов, колдунов, а видения-галлюцинации первобытное общество не умело отличать от фактов объективной реальности.

Представления о психической нормальности строятся на безусловном убеждении в том, что есть нормальная модель поведения. И только тогда фиксируются отклонения от неё. А если её нет? Если убеждений о том, как должен вести себя человек, отсутствуют, или, мягче говоря, они не безусловны? Тогда всякого рода отклонения от нормы включаются в расширительное толкование нормы (на наших глазах это случилось с содомией, которую вывели из числа психических расстройств).

Что же касается юридических законов, то они не действуют, да и не могут действовать сами по себе. Ждать того, чтобы закон, оторванный от породившей его моральной среды, будет продолжать действовать – всё равно, что ждать от электролампы, что она будет светить в отрыве от источников питания!

Если для человека, сталкивающегося с требованием формально-юридического закона, этот закон не наполнен смыслом – то человек либо игнорирует навязываемую ему норму поведения, либо попросту отменяет её, изменяя законодательство. Для этого всего-то и нужно: собрать толпу единомышленников и проголосовать. Но, поскольку это хлопотная процедура, то часто старые законы не отменяются, их просто… забывают. Например, распад СССР так и не был, с формально-юридической точки зрения, оформлен. Не то, чтобы это трудно сделать – просто этим никто, как говорится, «не заморачивался».

Такова судьба всех законов, которые, с точки зрения субъективного восприятия, лишены (или лишились) смысла. Но у закона не может быть собственного, внутреннего смысла! Если заповедь «не убий!» распространить на скот, то мы останемся без мяса. Если на овощи – то вообще без еды. А если на маньяков и потрошителей – наши города утонут в крови, как на адской земле, на Украине.

Мы же должны понимать (а не все понимают) – что любой закон действует только в привязке к породившей его моральной догме, а та, в свою очередь – вытекает из сакрализации модели поведения в рамках культа (идеологии).

+++

«Естественно»-зоологическая регуляция, управляющая животным миром, или фашистскими режимами лишена базовых представлений цивилизации, которые возникли в цивилизации по итогам культового служения общин.

Так, например, первобытное значение слова «добро» - это не состояние души, а имущество, барахло. Слова «справедливость» и «расправа» однокоренные, но в христианском языке жёстко различаются по смыслу. Однако их корнесловица даёт понять, что когда-то, в языческом мире (и в мире неоязычества наших дней) они означали одно и то же. Суть в том, что расправа – есть право сильного, и никакой иной справедливости (с правом ведения) для животного или бандеровца не существует.

Сегодня мы стремительно возвращаемся в мир, в котором «добро» снова понимают только как награбленное имущество, а «справедливость» - как расправу, произвол, вытекающий из технических и физических возможностей обладателя силы.

Запад не только вступил на путь ликвидации законности, как объективно существующей практики, но уже и очень далеко прошёл по этому пути. Суды на Западе ранее лишь имитировали (год от года всё грубее) судебную процедуру, суть которой – в обязанности судьи выслушать обе стороны конфликта, доводы обвинителя и защитника. Суды на Западе выносили «приговор до суда», превращая судебные прения в пустую формальность (раз уж всё решено заранее).

Ныне, безоговорочно встав на сторону фашисткой Украины, Запад уже и формально отменил заложенные в римском праве принципы судопроизводства. Так, например, заранее приняв решение в пользу истца – ответчику отказано даже в праве высказаться, привести аргументы в свою защиту. Принято решение – очень важно, что формальное решение, задокументированное – вообще не заслушивать в ходе расправы адвокатскую сторону.

Такая позиция современного Запада, в прямом и буквальном смысле слова ОЗВЕРЕВШЕГО (а озверение человека – и есть коренная фабула фашизма) – по сути, «закрыла» (не обошла, не обманула, не в исключительном случае временно отменила - а именно уничтожила) юридическую сферу, очень важную в «анатомии» цивилизации.

Но это – лишь иллюстрация того, что юридическая сфера не может существовать сама по себе, без веры в неё, вытекающей вообще из веры общества. Некоторое время на звереющем Западе говорили о «культе закона», что само по себе нелепость, теперь не говорят уже даже и о нём.

Ну, в самом деле, закон – даже не инструмент, не оружие, а всего лишь инструкция, памятка для праведного сердцем! Вы должны что-то сделать, и, чтобы не забыть, узелочек на память завязываете – и ничего больше.

Никакая брошюрка с типографским текстом – не имеет собственной силы, собственной власти и влияния. Только вера в текст делает текст действенным, иначе же это растопка для костра…

Точно так же происходит вполне закономерная пульверизация (распыление) нравственных норм и критериев психиатрической вменяемости, обесточенных кризисом религии, забвением, угасанием культа, остыванием матричной веры.

Если Джек Потрошитель в Лондоне XIX века – одиночное и исключительное явление, безумие и аморальность которого всем понятны, то на современной Украине наплодили колоссальное количество маньяков-убийц, действующих в больших группах, составляющих целую армию! Стремительный рост как криминальных маньяков, так и политических маньяков (террористов) в современном мире показывает нам динамику пульверизации как моральной модели, так и модели психической нормальности.

Безобразное – лишённое образа. Но какой образ может быть у атеиста? Как определить безобразие безобразного в отсутствие сакрального образца? Почувствуйте философию корнесловиц: иконописный образ – образец – безобразие – образ жизни.

+++

Мы оказались в ситуации, когда фашистские режимы, овладевая умами и сердцами миллионов зоологизированных (озверевших) обывателей, «бывших людей», расчеловеченных процессами пульверизаций морали, законности и вменяемости – оказались «по ту сторону добра и зла», а точнее, без ницшеанства, просто в ситуации неразличения добра и зла (что зоологическим объектам от природы и свойственно).

Важно понимать, что наши представления о добре и зле не существуют сами по себе, не вытекают из непосредственной практики. Если бы они вытекали из непосредственной практики, то тогда они превратились бы (и превратились!) в парные понятия «выгодно» и «невыгодно», «приятно» и «неприятно».

Устойчивые представления о добре, как и о зле, отделяющие себя от текущих выгод биологической особи – это продукт сакрализации норм и отношений, «высеченных на камне» в рамках культа. Почему на камне? Чтобы подчеркнуть их неизменность – и противопоставить их крайне переменчивой конъюнктуре.

+++

Глубокий кризис познающего Разума и эстетическая деградация человека (растущее бескультурье и патологические формы антикультуры) связан с тем, что система познания в рамках традиционной цивилизации делалась под Коллективный Разум общины единоверцев. Эта модель познания, создавшая могучую науку – не делалась под интересы автономной биологической особи.

А потому автономизация зоологической особи ломает традиционную модель познания, вышибает фундамент из-под всех наук, включая и технические, прикладные.

Носителю (агенту) цивилизации важна всеобщая грамотность, рост Коллективного Сознания. Эгоисту же, напротив, выгодна всеобщая неграмотность, исходя из интересов личного доминирования, он стремится не просвещать, а наоборот, максимально оглушить, затемнить сознание окружающих его конкурентов.

Если главной целью системы образования является как можно более широкая передача, раздача достижений разума, то главной целью монополиста наоборот, является максимальное незнание и непонимание жизни всех остальных.

Борьба за существование предполагает, в конечном изводе, смерть окружающих подобий, а борьба за цивилизацию – всемерная помощь им в как можно более комфортном выживании. Как это совместить?

Как объяснить человеку, что он должен всем и каждому раскрывать, показывать грибные и рыбные места – а не скрывать их от посторонних, чтобы в одиночку ими пользоваться? Раньше этим занималась религия, пыталась заниматься коммунистическая идеология – а теперь кто этим будет заниматься, и главное – зачем?!

Мотивацию, дайте мне мотивацию! Мало доказать, что какое-то действие идёт на пользу обществу в целом! Ну, доказал, что всем будет хорошо, и что потом?

И.С. Тургенев вложил в уста атеиста Базарова такие слова: «А я возненавидел этого последнего мужика, Филиппа или Сидора, для которого я должен из кожи лезть и который мне даже спасибо не скажет.. . Да и на что мне его спасибо? Ну, будет он жить в белой избе, а из меня лопух расти будет, ну, а дальше?»

Надо ещё и доказать, что конкретной особи нужна эта пользу обществу! Разумеется, «ликбез» полезен обществу – но если его заставят оплачивать из личного кармана, чтобы оплатить учителей для босяков – многие призадумаются…

+++

Социализация отделила:

- «добро», как состояние души от «добра», как имущества,

- «справедливость» от «расправы»

- «закон» от «кона» (текущего тура игры).

Биологизация осуществляет их обратную конвергенцию. Мы уже видим, что под влиянием хищности и скотства у целых государств, перестающих быть государствами, «за коном» игрищ ничего не стоит, и никакого добра, кроме лично тебя обслуживающего, не существует.

Попытки прогрессивных сил опираться на условные рефлексы нравственности и добродетели, которые по инерции сидят в подкорке, в подсознании, в поведенческой модели потомков праведников – работают с исчерпаемым ресурсом.

Условный рефлекс – не врождённый инстинкт. Если его не подпитывать – он угасает, человек, у которого в голове разделились «добро» и «ум» (то есть добром он полагает нечто неразумное, непрактичное) – относится к добру с пренебрежением по нарастающей. Человек по инерции ещё делает хорошие поступки – но зачем, объяснить не может, отговаривается, что «папа с мамой так воспитали», он уже капитулировал перед зоологизмом: «хороший поступок есть глупый поступок».

Человек, у которого понятие «добро» отделилось от понятия «ума», нравственное от разумного – даже если он на стороне добра, всё равно уже расщеплён, лишён воли, или по крайней мере, цельности своей воли. Он как бы парализован, очень мощные силы внутри него парализуют его движение к тому, что он считает добром.

Современная эстрадная группа поёт с пафосом, призывая к патриотизму:

«Мы силы добра, мы ещё не разбиты».

Песня хорошая, правильная – но откуда попало в строку словечко «ещё»? Нет ли в этом гимне патриотов подсознательной обречённости? Мы ещё не разбиты – в том смысле, что конец виден, но мы ещё побарахтаемся какое-то время, так?

+++

Я очень не хотел бы, чтобы эта моя работа стала реквиемом по цивилизации. Реквиемом по всему тому, что мы любим и ценим, помним и храним бережно, по всему тому, что нам нравится в человеке. И реквиемом по всем прикладным хитроумным знаниям, которые помогали человеческому роду идти вперёд и вверх, а не убивать друг друга…

Но объясните мне, друзья, где это в представлении о космосе у атеистов «вперёд», и где «вверх»? И чем в этих дурных беконечностях, которые, как «пифагоровы штаны – во все стороны равны» «вперёд» отличается от «назад», верх от низа? Все эти вектора, которые заданы душе религиозной картиной мира (сверху Бог, снизу ад) – где они в мёртвом космосе?!

Украинский фашизм, бессмысленный и беспощадный, приоткрыл нам завесу над чудовищным вариантом будущего, которое – под влиянием озверения и оскотинивания широких масс, утративших ориентиры, дестабилизированных психически крахом догматического ядра – превращается на наших глазах в безумный кошмар. В сполохи мечущихся человеческих туш, потерявших всякое различение добра и зла, истины и лжи, реальности и галлюцинаций.

Нам нужно очень и очень много работать для восстановления человеческой психики, для возвращения человеку человеческого, взамен животного, выданного либералами.

Единственное, что может вызывать оптимизм – ЯДЕРНЫЙ ЗОНТИК над нашей страной. То есть мы прикрыты, более или менее надёжно, мы в цитадели, которую врагу рода человеческого будет очень трудно взять боем.

Это великое оружие самозащиты даёт нам фору в игре, которая, в сущности, на уровне психическом, на уровне состояния человека – уже была бы проиграна, потому что человек – разложился. Он в очень больших масштабах деградировал, опустился, он стал расходным материалом даже для таких дебильных идеологий, как бандеровщина…

Чтобы на такое соблазняться - у человека вообще в голове должно быть полное помутнение и сумерки!

Но – может быть, хочу быть оптимистом – у нас есть ещё шанс развернуть очевидный процесс угасания цивилизации, процессы внутренней деградации духовного мира людей, собрать скотов обратно в человеков.

Я в это верю.
Если в это не верить, если считать, что мы завтра станем такими же, как украинцы сегодня – зачем тогда жить?

А. Леонидов, социопатолог
https://cont.ws/@vixin76/2236975
Поделиться:

Аватара пользователя
Director
Эксперт
Баланс:15001
 
Сообщения: 843
Регистрация: 20.06.2018

Re: Теория цивилизации и кризис современности

Director » 20.03.2022 18:34

+
4
-
Благодарю коллегу Мишина за замечательный материал Александра Леонидова.
Рекомендую его всем для внимательного изучения. Весь целиком.

Я же лишь особо выделю несколько тезисов
Мишин писал(а):
17.03.2022 22:31
Вся цивилизация исторически, событийно – это вызов, некогда брошенный религией звериному образу жизни.

«Естественно»-зоологическая регуляция, управляющая животным миром, или фашистскими режимами лишена базовых представлений цивилизации, которые возникли в цивилизации по итогам культового служения общин.

Важно понимать, что наши представления о добре и зле не существуют сами по себе, не вытекают из непосредственной практики. Если бы они вытекали из непосредственной практики, то тогда они превратились бы (и превратились!) в парные понятия «выгодно» и «невыгодно», «приятно» и «неприятно».

Устойчивые представления о добре, как и о зле, отделяющие себя от текущих выгод биологической особи – это продукт сакрализации норм и отношений, «высеченных на камне» в рамках культа.
Почему на камне? Чтобы подчеркнуть их неизменность – и противопоставить их крайне переменчивой конъюнктуре.

Социализация отделила:
- «добро», как состояние души от «добра», как имущества,
- «справедливость» от «расправы»
- «закон» от «кона» (текущего тура игры).
Биологизация [зоологизация] осуществляет их обратную конвергенцию.

Мы уже видим, что под влиянием хищности и скотства у целых государств, перестающих быть государствами, «за коном» игрищ ничего не стоит, и никакого добра, кроме лично тебя обслуживающего, не существует.

Попытки прогрессивных сил опираться на условные рефлексы нравственности и добродетели, которые по инерции сидят в подкорке, в подсознании, в поведенческой модели потомков праведников – работают с исчерпаемым ресурсом.

Условный рефлекс – не врождённый инстинкт. Если его не подпитывать – он угасает, человек, у которого в голове разделились «добро» и «ум» (то есть добром он полагает нечто неразумное, непрактичное) – относится к добру с пренебрежением по нарастающей.

Человек по инерции ещё делает хорошие поступки – но зачем, объяснить не может, отговаривается, что «папа с мамой так воспитали», он уже капитулировал перед зоологизмом: «хороший поступок есть глупый поступок».

Мы оказались в ситуации, когда фашистские режимы, овладевая умами и сердцами миллионов зоологизированных (озверевших) обывателей, «бывших людей», расчеловеченных процессами пульверизаций морали, законности и вменяемости – оказались «по ту сторону добра и зла», а точнее, без ницшеанства, просто в ситуации неразличения добра и зла (что зоологическим объектам от природы и свойственно).

Ответить
   ПОМОЩЬ по форуму!