Создаем и комментируем темы и сообщения, связанные с медицинской тематикой.
Ответить
Мухин Ю. И.
Эксперт
Баланс:15386
 
Сообщения: 17
Регистрация: 09.02.2020

Жестокость и злобность медицины

Мухин Ю. И. » 27.07.2020 13:56

+
7
-
Игнорирование доводов

Жестоки, беспринципны и злобны представители всех наук – они живьём готовы сожрать всех, кто своей критикой вызывает сомнения в их профессионализме и этим на их доходы покушается. Но в медицине эти представители – нечто особенное.

В связи с моими работами по афере коронавируса, меня клюют только дружески ко мне настроенные оппоненты-медики – сторонники ковид-паники. Враждебно настроенные представители медицины моих работ вообще не замечают, как, впрочем, не замечают ничьих работ, выходящих за рамки их «научных представлений».
Но даже от друзей обидно читать критику, основанную на их некомпетентности, и, собственно, на игнорировании того, о чём я до этого писал.

Несколько примеров.

В статье «Позвольте полюбопытствовать – а с чем вы боретесь?» я дал интервью, взятое американским журналистом Делом Бигтри у американского врача Эндрю Кауфмана



А для тех, кому лень слушать, я дал и стенограмму этого интервью, в частности, о том, что вирус SARS COV-2 до сих пор никем не выделен, то есть до сих пор никто не знает ни как он выглядит, ни каков его геном, каковы его свойства. У других коронавирусов даже фото с электронного микроскопа есть, а что касается SARS COV-2, то до сих пор не известно, есть ли в природе этот вирус вообще.

Так вот, на вопрос Бигтри о сомнении Кауфмана в наличии вируса SARS COV-2, тот ответил (выделено мною):

«Я хочу всего лишь разделить два понятия: это название SARS COV-2, которым они назвали то, что считают вирусом, и COVID-19, как заболевание. Я, в принципе, отвергаю оба варианта, но это не значит, что я отрицаю смерть людей во время пика смертности с конца марта по май месяц. У меня просто другое объяснение этим смертям.

В самом начале, когда я заметил подозрительны вещи в политике властей по борьбе с пандемией, – а эта политика полностью противоречит всему тому, что предпринималось в прошлом, – я изучил статьи, в которых утверждалось, что вирус был выделен. Этих статей было четыре. Я их внимательно прочитал, но мне пришлось кое-что уточнять по причине использованных в них терминов, – мне потребовалось время, чтобы понять, что именно они сделали. Я обнаружил, что они не выделили и не определили, что это за вирус.

Для того, чтобы выделить вирус – а вирус – это частица с мембраной, внутри которой находится генетический материал, а снаружи – протеин, – надо использовать повреждённую вирусом ткань больного человека, в данном случае – лёгочную жидкость потому, что больные имеют симптомы респираторной болезни. Но они не выделяли эти частицы из лёгочной жидкости и не проводили посев!

Недавно вышла статья, в которой задали прямой вопрос авторам этих четырёх статей – вы можете доказать наличие выделенного вируса? Все четверо ответили, что они не выделяли вирусные частицы и им неизвестно, о происхождении генетического материала».


Но могло сложится впечатление, что уж наши-то медики в России это сделали – выделили проклятый вирус SARS COV-2!

Увы! И я дал цитату из статьи врача Новосёловой:

«Особенно актуальным становится требование выделения самого вируса при создании лабораторных тестов по совершенно новой, ранее не исследованной инфекции.

Но почему-то в «Инструкции по проведению этиологической лабораторной диагностики» в версии от 28.04.2020 Временных методических рекомендаций Минздрава по covid-19 нет ни одного слова о выделении вируса SARS CoV-2 как доказательства его существования у пациента.

Казалось бы, все лаборатории Роспотребнадзора должны были броситься искать вирус, выяснять и доказывать, что именно им вызваны все похожие пневмонии у пациентов, которым поставлен диагноз covid-19. Ведь у нас нет недостатка в заболевших – материала от больных бери-не хочу.

А на деле получилось, что отдан приказ – НЕ ИСКАТЬ.

…Логика, не поддающаяся разумному объяснению с эпидемической точки зрения».


То есть, в мире до сих пор не выделен тот вирус, из-за которого остановлена экономика и общественная жизнь, а в России его вообще запрещено выделять. (По этой теме есть много работ, в частности, цитату из такой работы я дам в постскриптуме).

Итак. Мои оппоненты, вы считаете, что всё мною написанное – это не так, ну так прокомментируйте эти факты!

Но нет, вместо комментария того, о чём я написал, не обращая ни малейшего внимания на представленные мною сведения, мне сообщают то, что по мнению этих медиков я никогда не слышал и не читал: «Опубликованы десятки электронномикроскопических снимков вируса, уже сделали мышей, которые, как и человек, болеют нашим коронавирусом и дают те же симптомы на вскрытиях; сделали вирус, который светится, и он дает такие же симптомы на тех мышах». Как видите, я о том, что факты указывают, что вирус до сих пор никто не выделил, а мне рассказывают только про кем-то демонстрированные фокусы с светящимися мышами.

Или: «SARS COV-2 давно выделен, еще в Ухани. Мало того, выделены уже десятки мутировавших штаммов этого вируса в разных странах. Созданы тесты именно на этот вирус, наконец, разработана вакцина. Как можно разработать вакцину, если не выделен вирус? И, главное, в чем трудность выделить вирус?» Всё та же очередная порция бездоказательных утверждений. Я задаю вопрос: «Как можно разработать вакцину, если не выделен вирус?», – а мне отвечают: «Как можно разработать вакцину, если не выделен вирус?» Доказательства от обратного – типа если какие-то грантоеды уже сообщили о создании вакцины, то значит и вирус есть!
Да, есть! Но какой вирус?? Против какого вируса создана вакцина? (Если, разумеется, создана).

Вот, к примеру, в бывшей «комсомолке» радостный заголовок от ученых Института имени Гамалеи «Ученый объяснил, почему в России удалось создать вакцину от коронавируса так быстро» и само объяснение: «За основу было решено взять наработки, которые велись в институте уже три года, и были связаны с вакциной против Вируса ближневосточного респираторного синдрома (MERS)».

Начнём с того, что, как видите, в этом институте три года создавали вакцину против коронавируса MERS, но так её и не создали, а то, что получилось, теперь назвали вакциной против SARS COV-2. Я этого не понимаю!

Вакцина «…обычно содержит агент, который напоминает вызывающий заболевание микроорганизм, и часто производится из ослабленных или убитых форм микроба, его токсинов или одного из его поверхностных белков». Как из ослабленных форм, токсинов или белков одного микроорганизма создать вакцину для другого микроорганизма? И зачем вам наработки, напоминающие MERS, если у вас, якобы, был выделенный SARS COV-2?

Я, повторю, этого не понимаю и объяснений не вижу, кроме рекламного шума.

Или мне опять всучивают частные случаи от «один знакомый сообщил»: «У всех – тест положительный, но самое главное – у всех на томограмме есть матовое стекло, которое характерно только для пневмонитов (уже в ходу особое название) САРС-1 и 2 и МЕРС, но не встречается при пневмониях, а легкие поражены на 25 и более %».

Но ведь это же просто откровенное распространение лжи, поскольку «Симптом «матового стекла» в легких, как отмечают специалисты, сопровождает большое количество различных легочных и внелегочных заболеваний. Это могут быть пневмонии вирусной природы, сердечная недостаточность, сопровождающаяся отеком легких, кровотечение из сосудов легких и др. болезни. Тут важно понимать, что такие заболевания развиваются быстро и требуют скорой медицинской помощи».

«Матовое стекло» в лёгких, как видите, никак не может быть доказательством наличия коронавируса.

А вот стандартная страшилка: «Что касается коронавирусной инфекции, то от ее осложнений погибло тоже уже 637 тысяч человек, хотя заболевших с подтвержденным диагнозом всего лишь меньше 16 миллионов – в планетарном масштабе не так уж и много. А смертность, такая я же, как при максимально тяжелой пандемии гриппа уже достигнута, хотя коронавирусная пандемия еще далека от окончания – за минувшие сутки заразилось еще более четверти миллиона человек». Ужас!

А вот что на эту страшилку – на то, какие должны быть показатели у настоящих пандемий – отвечает старейший вирусолог России, академик РАН Феликс Ершов:

«Известно два главных показателя – это заболеваемость и смертность. По международным правилам при пандемии зараженных должно быть не меньше 5% населения, а смертность составлять от 1%. Легко сосчитать, что в наше время при полноценной пандемии в мире должно заразиться около 400 млн человек, а умереть около 80 млн! Такими были пандемии прошлого – оспа, корь, грипп, СПИД и другие, унесшие десятки миллионов жизней. Гриппом, который был назван «испанкой», в 1920 году заразился каждый третий житель планеты. Умерло порядка 100 миллионов человек. Вот это действительно была пандемия».

Это мнение человека, который, надо думать, об эпидемиях знает больше, чем мои оппоненты. Вместе взятые.

Поскольку мои оппоненты приводят числа, то и я их приведу. На эти 637 тысяч смертей от коронавируса списывают смерть от пневмонии и других хронических болезней, но давайте остановимся на числах только пневмонии, оставив в стороне туберкулёз, сахарный диабет и прочее, прочее, прочее из того, от чего умирают «с короновирусом». В совсем недавнем 2016 году в мире зафиксировано 197 млн. случаев заболевания пневмонией, и 1,2 млн. смертей от этой болезни, а в России в том году умерло от пневмонии 31 тысяча человек.

Применяя к России то, что сообщил Ершов: чтобы у нас считалась эпидемия гриппа, в России должно заболеть 7 миллионов человек, а умереть тысяч 300.

Но на 23 июля списано на коронавирус аж 13 тысяч умерших ото всех болезней. Где эпидемия даже не собственно коронавируса, а хотя бы пневмонии??

Или вот такое доказательство ужаса этой «эпидемии»: «И второе косвенное подтверждение – это большая, в разы бОльшая, чем в других европейских странах, смертность среди врачей». Надо же! А какая??

Какая обычно была смертность среди 2130 тысяч медработников России в 2019 году, и какая сейчас?

Уже приходилось писать, что с середины апреля ковид-паникёры начали составлять «Список памяти» героических врачей заразившихся и умерших при ликвидации эпидемии https://sites.google.com/view/covid-memory/home. На 14 июня в нём было 413 имён, причём, никто не был забыт – в этом списке и «Чжан Цзюньфэн, 34 лет, массажист, Ростов-на-Дону», и дерматовенеролог 75 лет, и водитель автомашины 72 лет и рентгенолог 88 лет, и повар 70 лет, и врач-гинеколог 79 лет, и 4 стоматолога закрытых на время эпидемии стоматологических клиник. Все тут!

Из них 136 человек, старше 50 лет, 137 человек старше 60 лет, плюс 39 человек старше 70 лет, плюс 13 человек старше 80 лет, правда, жертв ковида среди работающих медиков старше 90 лет пока ещё нет.

И мне пояснили тонкость резкого возрастания этой «смертности среди врачей». Это пункт «а» части 4 указа Президента от 6 мая 2020 г. № 313:

«4. Единовременная страховая выплата производится: а) в случае смерти медицинского работника в результате инфицирования новой коронавирусной инфекцией (COVID-19) при исполнении им трудовых обязанностей – в размере 2 752 452 рублей выгодоприобретелям в равных долях».

Ну как тут не умереть в результате не старости и «долгой и продолжительной болезни», а от коронавируса?


Закончу с примерами.

Ещё раз подчеркну, что это была дискуссия (если её так можно назвать) с медиками, которых я безусловно считаю людьми умными, уважаю их и с которыми нахожусь в дружеских отношениях.

Вот и представьте, что бы «гнали» бы враждебно настроенные медики, если бы их заставили отвечать?



Путь Земмельвейса

Изображение


Эта афера коронавируса 2020 года характерна огромным числом тех работников медицины, которые выступают против этого ковид-безумия (я такого числа единомышленников не видел даже в афере «Катынского дела»). Характерно, что против аферы коронавируса выступают даже «маститые учёные», которые в страхе за свои кресла обычно трусливо молчат, как только дело касается власти. Ну или дружно подгавкивают ей.

Тем не менее, ввиду исключительной жестокости и злобности медиков, как таковых, все эти люди, сопротивляющиеся сегодня ковид-безумию, встали на дорогу Игнатия Земмельвейса, открывателя антисептики. Это мой любимый герой, поэтому я не упущу случая напомнить о нём.

В начале XIX в. во всех роддомах мира свирепствовала болезнь, называемая «родильной горячкой», которая уносила в могилу до 30% рожениц. По смертоносности родильная лихорадка превосходила оспу и холеру, вместе взятые: например, только в одной Пруссии за 60 лет от неё умерли 363 624 женщины. Эта болезнь считалась естественной и связывалась с особенностями женщин.

В 1846 г. никому не известный молодой врач венской акушерской больницы Игнатий Земмельвейс заинтересовался – почему смертность рожениц в разных больницах Вены не одинакова?

Открыватель микробов Луи Пастер еще не купил себе микроскоп, о микробах еще никто и ничего не знал, и Земмельвейс не смог подвести под свое будущее открытие действительно научную теорию. Земмельвейс, стараясь понять причины различной смертности, пытался найти связь с самыми разными факторами, например, с проходом по больнице священника с колокольчиком, оповещавшем о смерти очередной роженицы. Возможно, звон напоминающего о смерти колокольчика заставляет умирать остальных? Священник стал ходить через другие двери, перестал звонить, но роженицы продолжали умирать.

Но вот в больнице, где практиковал Земмельвейс, профессор Колечко, делая вскрытие, порезал скальпелем палец и умер. Симптомы болезни его были точно такими, как и у рожениц. Значит не в женщинах дело, значит причина в чем-то другом! – осенило Земмельвейса. Значит – решил Земмельвейс – у трупов выделяется яд, а этот яд, попадая на рану здорового организма, вызывает смерть и у здорового. И неважно, мужчина это или женщина! (Это, конечно, не яд, это микробы, но ведь тогда о них никто ничего не знал).

Задача упрощается – понял Земмельвейс – надо не допустить попадание трупных частиц на родовые пути рожениц. Трупные частицы надо смывать с рук и хирургического инструмента перед операцией и смывать тем, что может заодно и нейтрализовать трупный яд, решил Земмельвейс, и предложил хирургам мыть перед операцией руки раствором хлорной извести.

Что тут началось! Как потешались хирурги над дураком Земмельвейсом! Это же надо такое придумать! Когда делаешь операцию, то, понятно, руки в крови, грязные. Разумеется, что после операции их нужно помыть, чтобы одежду не испачкать. Но до операции зачем мыть?? Приехал из какой-то захолустной Венгрии какой-то сопляк и учит их, столичных корифеев, как операции делать?!

Но Земмельвейс подтвердил свое предложение экспериментом. Он ввел в своей клинике антисептическую обработку рук в мае 1847 г. И если в апреле смертность рожениц была 18,3%, то к концу года она снизилась до 0,19%, а в 1848 г. появились месяцы, когда смертей среди рожениц вообще не было!

Врачи, которые, казалось бы, должны были ухватиться за антисептику, поскольку она воистину спасала их пациентов, ответили глухим неприятием Земмельвейса и полным игнорированием его предложений. Оцените сами: если до открытия Земмельвейса пациенты у этих врачей просто умирали – врачи не знали, чем им помочь, – то после открытия Земмельвейса неприменение антисептики означало умышленное убийство пациентов. И медицина убивала, убивала и убивала!!

Врачи всего мира убивали пациентов, но антисептику не применяли!

Были и варианты. Так венский профессор Браун использовал в своей клинике хлорную известь, но на лекции Медицинского общества Вены сообщил, что уменьшение смертности по его клинике объясняется улучшением отопления и вентиляции. 17 лет до самой своей смерти Земмельвейс выступал, писал статьи, книги и личные письма, пытаясь внедрить свое открытие, пытаясь спасти людей. Бесполезно. Врачи его в упор не замечали. Земмельвейс писал профессору Сканцони: «Если Вы считаете мою доктрину ложной, то я должен попросить Вас, господин гофрат, доказать, что она ложна». Но в ответ глухое молчание.

Считается, что Земмельвейс сошёл с ума и умер, как считается, от плеврита через 15 дней после насильственного помещения его в психиатрическую лечебницу. Википедия сообщает, что посмертное вскрытие тела Земмельвейса показало: «Перикардит, плеврит и последовавший сепсис были вызваны побоями. Фактически, Земмельвейса до смерти забили сотрудники лечебницы».

Красивая жизнь и красивая смерть!

Через 2 года после смерти Земмельвейса дело его закончил английский хирург Листер, которому, правда, тоже пришлось вытерпеть от медицинских светил, включая штрафы за перерасход мыла по больнице. Правда, Листер уже опирался не только на результаты Земмельвейса, но и на труды Пастера. Антисептика вошла в медицинскую практику.

Вы скажете, дескать, какие тупицы и ретрограды были эти хирурги прошлого века. Ничего подобного! В Вене против антисептики выступал член Медицинской академии Парижа профессор Рудольф Вирхов, в Лондоне – выдающийся акушер, изобретатель многих хирургических инструментов, способов остановки кровотечений и наркоза сэр Джеймс Симсон. Поддержали Земмельвейса молодые, а против выступили все маститые, безусловно выдающиеся хирурги.

Хороший психолог и знаток Л.С. Салямон в книге «Научное открытие и его восприятие» о причинах в деле Земмельвейса сказал точно: «...психологическое стремление акушеров не считать себя убийцами и социологический фактор враждебных отношений – играли если не самую главную, то весьма значительную роль в судьбе открытия Земмельвейса... Мы слышим здесь голос совести молодого врача, но его коллеги слышали слова страшного обвинения». Обвинения в убийстве матерей из-за того, что они раньше не применяли антисептики.

Ну и представьте: всем этим медикам – ковид-паникёрам – необходимо будет признаться, что они без малейших оснований нанесли огромный ущерб здоровью и экономике своих народов. Они это признают?

Они в этом никогда не признаются!

И мысль о необходимости такого признания делает медиков исключительно жестокими, беспринципными и злобными. И они продолжали не применять антисептику, сколько могли!

И мы видим тысячи сегодняшних идиотов, которые требуют и требуют носить маски.


P.S. Вот по теме выдержка из книги Т. Энгельбрехта и К. Кёнлейна «Вирусомания», которая была написана в 2007 году и оперирует данными только на то время.

«И главные исследователи вирусов, и официальная медицина исключительно предполагают, что вирусы являются «инфекционными» патогенными микробами, которые активно распространяются в клетках паразитическим путем (с помощью ферментов и других клеточных компонентов), размножаются и, в конечном счёте, атакуют и иногда убивают клетки нашего организма. Или, как пишет известная немецкая ежедневная газета, в типичной сенсационной манере: «Вирусы – самые чудовищные инфекционные агенты на Земле: они нападают на животных и людей, чтобы поработить их клетки».

Никого из официальных структур и СМИ не волнует, что для подобного заявления нет ни малейших научных подтверждений. Ведь чтобы утверждать подобное, необходимо сначала доказать существование этих так называемых «вирусов-убийц». И вот тут начинается проблема. Последовательное, научно обоснованное доказательство их существования никогда не предоставлялось, хотя это должно было быть сделано так же просто, как и для других исследований – взять образец крови пациента и изолировать один из этих вирусов, в очищенной форме с его полным генетическим материалом (геномом) и вирусной оболочкой, а затем визуализировать с помощью электронного микроскопа. Но эти критические первоначальные шаги никогда не делались ни с H5N1 (птичий грипп), ни с так называемым вирусом гепатита C, ни с ВИЧ, ни с множеством других частиц, которые официально называются вирусами и изображаются как сумасшедшие звери.

На этом этапе мы поощряем наших читателей самостоятельно проверить доминирующие вирусные теории, как это делали многие люди, среди которых и лауреаты Нобелевской премии, лучшие микробиологи и исследователи из других областей, серьезные журналисты и просто умные и желающие понять люди. Мы попросили предоставить данные из таких важных учреждений, как Всемирная организация здравоохранения (ВОЗ), Американский центр борьбы с болезнями (CDC) или её немецкий аналог – Институт Роберта Коха (RKI) в Берлине. Например, летом 2005 года мы связались с RKI и запросили следующую информацию:

1. Просьба назвать исследования, которые бесспорно доказывают существование вирусов атипичной пневмонии, гепатита С, лихорадки Эбола, оспы и полиомиелита и возбудителя коровьего бешенства (полное очищение, выделение и определение биохимических свойств плюс электронные микрофотографии).

2. Назовите, пожалуйста, исследования, которые неоспоримо показывают, что вирусы вызывают вышеуказанные заболевания (а также, что другие факторы, такие как недоедание, токсины и т.д., по крайней мере, совместно определяют ход заболевания).

3. Назовите, пожалуйста, по крайней мере, два исследования, которые неоспоримо доказывают, что прививки являются эффективными и активными.

К сожалению, на сегодняшний день у нас нет (несмотря на неоднократные запросы) ответов ни на один из этих простых вопросов. Читатели могут задаться вопросом, как можно постоянно утверждать, что тот или иной вирус существует и может вызвать болезни через заражение? Важным аспектом в этом контексте является то, что некоторое время назад господствующая вирусная наука оставила путь прямого наблюдения за природой и решила вместо этого пойти так называемым косвенным «доказательством» с такими процедурами, как тесты на антитела и ПЦР. В этой книге мы часто будем отклоняться от проторенной дороги, но в этот момент мы должны уже отметить, что эти методы приводят к результатам, которые практически не имеют значения. Тесты на антитела просто подтверждают существование антител, а не самого вируса или частицы, к которым антитело испытывает реакцию. Это означает следующее: до тех пор, пока вирус или клеточная частица (антиген) не будут точно определены, никто не сможет сказать, на что конкретно реагируют эти тесты; они, таким образом, «неспецифичны» в медицинском смысле.

Это ничем не отличается от ПЦР (полимеразной цепной реакции), которая используется для отслеживания генетических последовательностей, небольших генетических фрагментов, а затем тиражирует их в миллион раз. Как и при тестировании на антитела, тест ПЦР, вероятно, имеет то или иное значение, поскольку он проявляет своего рода иммунную реакцию (как её называют в технических терминах) в организме; или, что более нейтрально, какое-то нарушение или активность на клеточном уровне. Но вирус с неопределёнными характеристиками не может быть доказан ПЦР, не более, чем его можно определить с помощью простого теста на антитела. Опять же, это связано с тем, что точное определение вируса не было выполнено.

Что касается генетики, то эти короткие фрагменты, которые найдены с использованием ПЦР, не являются полными и даже не удовлетворяют определению гена (которых, как говорят, у человека от 20.000 до 25.000). Несмотря на это, предполагается, что при «склеивании» они будут изображать весь генетический материал данного вируса. Но никто не представил документ, в котором показана электронная микрофотография этого так называемого воспроизведённого вируса».


Ю.И. МУХИН
Поделиться:

Ответить    ПОМОЩЬ по форуму!